Газета
13 января 2001

13 января 2001 | Остальные

ФЕХТОВАНИЕ

Александр МОЖАЕВ

ЗАСЛУЖЕННЫЙ ПОЛКОВНИК ШПАГИ

Из десятка тысяч уколов два в его жизни стоят особняком. Тот, который он не сумел нанести венгру Секеле, и который его воспитанник Александр Бекетов в олимпийской Атланте нанес кубинцу Тревехо.

ДОСЬЕ"СЭ"

Александр МОЖАЕВ

Родился 5 августа 1958 года.

Чемпион мира-79, 81 в команде, обладатель Кубка Европы-84, 85. Бронзовый призер Олимпийских игр в Москве (команда). Серебряный призер ЧМ-81 и бронзовый призер ЧМ-85 в личном первенстве. Неоднократный чемпион СССР.

С 1991 года главный тренер сборной Вооруженных Сил по фехтованию. С 1992 года - старший тренер сборной России по шпаге, вице-президент Федерации фехтования страны.

Мастер спорта международного класса. Заслуженный тренер России.

Полковник российской армии.

Любуясь неторопливым танцем фехтовальщиков на дорожке, завершающимся стремительным выпадом и уколом, мы подчас восхищаемся: сколько грациозности и даже изящества в их завораживающих движениях, и какая экспрессия в финальном па!

Это - взгляд со стороны. Взгляд дилетантско-романтический. Потому как на дорожке размышлениям о красоте движений или об изяществе укола места нет. Лет пять назад, когда мы летели в Рим на первые Всемирные военные игры, Александр Можаев рассказывал мне, что во время боя о какой-то там эстетике фехтовальщик не просто не думает - об этом вообще думать вредно. Все мысли только о сопернике. Даже не мысли - собравший их воедино взгляд. Сосредоточенный и настороженный, выхватывающий из всего зала лишь того, кто желает заколоть тебя не меньше, чем ты его. Когда двое стоят друг против друга, обнажив шпаги, - не до красивостей.

ВЕСЬ МИР НАРАСПАШКУ

Северная Осетия давно и прочно ассоциируется у нас с борцами. Но есть в республике и довольно славная фехтовальная школа. Альберт Григорян, ставший впоследствии заслуженным тренером СССР, вскоре после войны организовал в Дзауджикау (или в Орджоникидзе, а еще проще - во Владикавказе) секцию, набрал группу ребят и начал обучать их мушкетерскому искусству. Воспитанник школы Владимир Годжиев на чемпионате мира-66 даже призером стал. Но об этом Александр Можаев в неполные 15 лет слышал лишь краем уха. А о том, что в фехтовании существуют шпага, сабля и рапира - вообще понятия не имел. До 22 февраля 1973 года.

- Каким ветром меня туда занесло? - переспрашивает Можаев. Морозным. Мой одноклассник Сашка Амбалов, который, кстати, к тому моменту был уже призером первенств России и Союза среди юниоров, травмировал ногу, а ему срочно надо было в зал попасть. На дворе зима, скользко, ну он и попросил проводить его. И вот когда я Сашку в зал доставил, то сразу поймал на себе взгляд тренеров. Я ведь к пятнадцати годам уже за метр восемьдесят вымахал. Вот Владимир Аракелов на меня и "наехал".

- Не поверю, что такая фактура до того момента не была востребована никем другим.

- Была. Я и футболом в группе подготовки "Спартака" занимался, и баскетболом в "Локомотиве". Причем довольно серьезно, даже надежды подавал.

- Чем же это вас так захватило фехтование, что вы смогли забросить и футбол, и баскетбол? Да и не поздновато ли было менять привязанности - ведь в 15 лет многие ваши сверстники уже в призерах Союза ходили?

- Жизнь показала, что начинать никогда не поздно. А мне действительно понравилось то, что я увидел в зале. Однако еще больше, если честно, прельстили перспективы, которые нарисовал Аракелов. Я ведь до того времени за пределы республики еще не выезжал, а Владимир Владимирович передо мной сразу все двери нараспашку раскрыл: "Через три месяца, - говорит, в Москве чемпионат России среди юниоров, а у меня в команде вакансия. И это, мол, только начало. Так что, давай - приходи".

В общем, на следующий день я снова появился в зале. Мне дали шпагу, поставили в стойку, и началась работа. А через три месяца я действительно выступал в Москве и дошел до четвертьфинала. Учитывая срок подготовки - это был грандиозный успех. И радовавшийся тренер никак не мог понять, что же меня так огорчило? А я имел наглость расстроиться от того, что не попал в финал.

Понятное дело, такого парня терять не хотели. Особенно в баскетболе. Домой к Можаевым даже тренеры из тбилисского "Динамо" наведывались. Но все их посулы ни к чему не привели. Новая привязанность Александра оказалась на удивление крепкой.

К семнадцати годам он стал победителем первенства ЦС "Труд", кандидатом в мастера спорта и, впервые попав в состав сборной Российской Федерации, отправился на чемпионат СССР среди юниоров. Но, как и в свое время в Москве, вновь оступился в четвертьфинале. Комплекс 1/4 так здорово подействовал на Александра, что в сердцах он решил забросить шпагу куда подальше. Три месяца не появлялся в зале. И тогда Аракелов, поняв, что гора действительно не собирается идти к Магомету, сам заявился к Можаевым.

Видно, Владимир Владимирович и впрямь обладал редким даром убеждения (по крайней мере гораздо более сильным, чем его баскетбольные коллеги), раз на следующий день Можаев вновь вернулся в зал, из которого не выходит и по сей день.

ЦЕНА ОБОЮДНОГО УКОЛА

В 77-м почти двухметровый гигант (рост Можаева - 198 см), ставший бронзовым призером чемпионата мира среди юниоров, оказался в ЦСКА. В нашей самой прославленной школе, где фехтованию обучали поистине великие мастера Виталий Аркадьев, Лев Кузнецов, Марк Мидлер, Марк Ракита... Личным тренером Можаева по-прежнему оставался Аракелов, но в сборной Вооруженных Сил он оказывался под присмотром Олега Пузанова, а в национальной команде Льва Сайчука.

Переход из юниоров во взрослую компанию прошел у Можаева, как он сам говорит, очень мягко. Опять же - благодаря Аракелову. Тренер всегда старался как можно чаще привлекать его ко взрослым турнирам. Можно сказать, Александр шел практически по двум календарям. И в 77-м он уже был не только членом юниорской сборной страны, но и кандидатом в главную национальную команду. И хотя пробиться в сборную, где фехтовали Борис Лукомский, Александр Абушахметов, Леонид Дунаев, Ашот Карагян, было отнюдь непросто, все в том же 77-м Лев Сайчук впервые взял молодых Можаева и Валерия Хондого на один из этапов Кубка мира в Италию.

- Там я впервые, что называется, живьем увидел олимпийского чемпиона Мюнхена венгра Феньвеши, победителя Игр в Монреале немца Пуша. Да вообще много кого увидел. Шпага в Европе очень популярной была, наши турниры до трехсот человек порой собирали.

- Не страшно было выходить против этих монстров шпаги?

- Так ведь за маской лица не видно - страшный он или не очень? А вот их работа на дорожке, да и не только их, действительно поразила. Наша школа была ближе к французской: классическая стойка, классическая манера ведения боя. А там я увидел столько разных и своеобразных бойцов, настолько далеких от классического стиля... Оружие опущено, рука где-то около колена болтается. Для меня это явилось большой неожиданностью. Но именно тогда я понял: надо искать свои приемы, какие-то новые ходы, чтобы противостоять таким вот "уличным" бойцам.

Итальянский опыт, несомненно, пошел Можаеву на пользу. Через год Александр был уже в сборной в числе запасных, а в 79-м окончательно укрепился в ее составе. И стал одним из творцов уникального достижения советских фехтовальщиков на чемпионатах мира. Завоевав 6 золотых медалей из 8 разыгрываемых и победив во всех четырех командных турнирах, сборная СССР поголовно оказалась золотой. Домой возвращалось сразу 20 (!) чемпионов мира. И в одном ряду с такими асами клинка, как Кровопусков, Романьков, Назлымов, Бурцев, Рузиев, Белова, Сидорова, стоял и молодой Можаев. Стоял заслуженно и справедливо, ибо именно он внес перелом в ход труднейшего полуфинального поединка со швейцарцами, когда наша сборная уступала по боям - 2:5, и открыл ей путь в финал.

Следующий год был олимпийским. И многие рассчитывали, что в Москве, наконец, прервется 16-летняя "золотая засуха" в советской шпаге, наступившая после токийской победы Григория Крисса в далеком 64-м. Но...

- Даже не знаю, что тогда с нами произошло. - Можаев совершенно искренне недоумевает и сегодня. Мы обыгрывали французов на протяжении двух-трех лет на всех турнирах. А в Москве проиграли им в полуфинале...

Спустя год, на первенстве мира во Франции, наши шпажисты поквитались не только с хозяевами, но и со всеми остальными, вернув себе звание лучшей команды планеты. А Можаев тогда вообще чуть было не стал абсолютным королем шпаги.

- Я очень ровно прошел весь личный турнир, да и на финал хорошо настроился. Однако венгр Золтан Секеле тоже в порядке был. Весь бой мы шли укол в укол. При счете 8:8 он вырвался вперед. А потом произошел обоюдный. Вот так. О дин укол. Один!

ИКОРНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ

В 87-м он мог стать трехкратным чемпионом мира. Но его даже не оказалось в составе сборной. Самое трудное было - объяснить любопытствующим соперникам причину его отсутствия.

На один из турниров Можаев прихватил несколько баночек икры. Но бдительная шереметьевская таможня не дремала. "Преступника", естественно, за пределы любимой родины не выпустили, а дело передали в Спорткомитет. Ну а там тогда не церемонились: исключение из сборной, полугодовая дисквалификация, и - прощай очередное золото.

Икра, похоже, аукнулась Можаеву и год спустя, когда его не взяли в Сеул, лишив второй, после Лос-Анджелеса, Олимпиады подряд. Сказали: мол, староват уже. Это в 30-то лет староват?! Неоднократный чемпион мира швед Эдлинг на московскую Олимпиаду в 35 приехал и в финальный турнир пробился. Да что там Эдлинг! Павел Колобков в нынешнем сентябре в Сиднее всей планете показал, как фехтуют в 30 лет.

Конечно, Можаев тогда расстроился. А может, и обиделся (хотя утверждает, что зла ни на кого не держал). Потому в начале 89-го, уже приняв предложение ЦСКА перейти на тренерскую работу, он отправился на свой любимый турнир "Таллинский меч", чтобы доказать, как еще остра его шпага. Готов был здорово. Да и дорожка там счастливая была. Однажды он просто уникальный результат на ней показал: в финальном турнире в трех боях пропустил всего 4 укола (в то время фехтовали до десяти уколов), одолев в решающем поединке члена сборной СССР, участника Олимпийских игр в Монреале Александра Быкова со счетом 10:0! Но на этот раз фарт изменил ему - уже в Эстонии Можаева свалила сильная простуда, и шпагу, все еще острую, пришлось зачехлить. Навсегда.

ЗА УЧИТЕЛЯ!

Заслуженного мастера спорта Можаеву почему-то не дали. Зато Александр Валентинович стал заслуженным тренером России. В 1996 году они вместе с Александром Бекетовым вернули нашей стране олимпийское золото в шпаге. Сделали то, чего больше тридцати лет после Григория Крисса не могли добиться несколько поколений советских и российских шпажистов, включая и самого Можаева.

Да и к успеху армейца Павла Колобкова, вознесшегося на олимпийский трон в Сиднее, полковник Можаев тоже приложил свою руку. У Павла есть личный тренер, более причастный к его победе, но, думаю, вряд ли кто станет отрицать, что десять лет, проведенных в сборной Вооруженных Сил под началом Александра Можаева, не прошли для Колобкова бесследно.

- Жаль только, что в команде хват ослабили, - говорит старший тренер сборной России по шпаге. В Атланте мы вторыми были, а вот в Сидней отобраться не смогли.

Впрочем, два подряд олимпийских золота в личном первенстве и так дают ясный и убедительный ответ на вопрос, чья шпага сегодня всех острей.

Сергей АКСЕНОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...