Газета
31 июля 2000

31 июля 2000 | Шахматы

ШАХМАТЫ

Павел ТРЕГУБОВ

БЕСХОЗНЫЙ ГРОССМЕЙСТЕР

28-летнего краснодарского гроссмейстера Павла Трегубова, недавно победившего в первом чемпионате Европы по шахматам, не отнесешь к "элитным" игрокам, его рейтинг по нынешним меркам весьма скромен - 2620. Лет десять тому назад Трегубов таким рейтингом гордился бы и был бы в первых рядах списка сильнейших. Нынче же этот показатель дает ему место только в 7-м десятке.

Но не следует фетишизировать мертвые цифры! Да, Трегубов в новейшем списке ФИДЕ - 62-й. А на 63-м месте - Виктор Корчной, один из самых ярких шахматистов современности, вице-чемпион мира 70-х. Нет, не следует преклоняться перед цифрами. Павел Трегубов, хотя и 62-й в рейтинг-листе, стал ведь по итогам 1-го чемпионата Европы - первым! И, кстати, обошел шахматистов, забравшихся гораздо выше него в рейтинговом списке, - например, игрока из первой десятки Михаила Красенкова (2702J и многих других "списочных" фаворитов - Илью Смирина, Зураба Азмайпарашвили, Кирила Георгиева, Яна Тиммана, Александра Белявского, Сергея Тивякова, Вадима Милова и ...еще свыше 100 человек обошел Трегубов, потому что участвовало в чемпионате 120 игроков, из которых около 50 - гроссмейстеры.

- Павел, как проходила борьба в первом чемпионате Европы в Сент-Винсенте?

- У меня это был второй подряд турнир, а перед этим я неудачно сыграл в чемпионате России, где набрал "плюс один", что успехом никак не назовешь, скорее провалом. А по своему опыту я уже знаю, что два подряд неудачных выступления - это уже чревато. Появляется неуверенность в свои силах, боишься сделать ход, попадаешь в постоянный цейтнот, и преодолеть последствия такого кризиса будет тяжело. Так что лучше в него не попадать. Поэтому я играл в Сент-Винсенте очень отмобилизованно. Начиная со второго тура и до последнего, 11-го, среди моих соперников были только гроссмейстеры. Я набрал 8 очков из 11.

- С кем была сыграна ваша лучшая партия?

- В пятом туре с гроссмейстером Лаличем. В ней я применил интересную новинку в дебюте, пожертвовал ферзя и красиво выиграл. Хотя для моего стиля несвойственны всяческие матовые атаки с жертвами, здесь все было гармонично и оправдано.

Партия вышла и цельной, и зрелищной.

- Вы в шахматах цените больше всего гармонию и логику?

- Есть ценители, которые любят забросить в борьбу кучу фигур - дескать, потом разберемся. Они любят головоломные осложнения, в которых все висит... Это очень увлекательно, не спорю. Но мне больше удовольствия доставляет борьба, в которой я допустил минимум ошибок и партия получается цельной.

- Кто из шахматных классиков оказал на ваш стиль наибольшее влияние?

- Поначалу, пока какие-то тонкости борьбы на доске были мне недоступны, наибольшее впечатление производил Нимцович, затем - Капабланка. Не то чтобы я, скажем, меньше восхищался партиями Алехина - просто стиль Капабланки оказался мне по духу ближе.

- Вы, Павел, являетесь большим специалистом по швейцарской системе, не так ли?

- Девяносто процентов всех турниров, в которых мне приходится играть, - "швейцарки".

- Поделитесь, пожалуйста, особенностями игры в "швейцарках". Как надо в них играть, чтобы побеждать?

- Подготовка к турниру по швейцарской системе коренным образом отличается от подготовки к круговому турниру. Играя в "швейцарке", совсем не обязательно докапываться до истины в дебюте, не надо искать какое-то усиление в актуальных схемах. Главное - застать соперника врасплох, чтобы ему позиция была незнакома, а ты ее знал бы. Не важно, есть ли в ней перевес, если ты играешь белыми, не столь важно, уравниваешь ли ты, если у тебя черные, главное - фактор неожиданности. Поэтому в "швейцарках" часто применяются неактуальные разветвления. Вообще по большому счету дебют здесь вообще не имеет никакого значения, так как 80 процентов поединков проводишь с людьми, значительно уступающими в классе... Те, кто привык играть в "швейцарках", с трудом переключается на игру в круговых турнирах, и наоборот. Мне довелось поработать с известным французским гроссмейстером Жоэлем Лотье, у него творческий, классический подход к шахматам, свойственный элитным шахматистам, и я вижу, как он страдает, играя в "швейцарках"...

- Каким образом пересеклись ваши с Лотье профессиональные пути?

- "Шерше ля фам", как говорят французы. Я был знаком с будущей женой Жоэля, Алмирой Скрипченко, моя подруга - тоже. Они нас пригласили свидетелями на свою свадьбу, потом Жоэль позвал меня быть секундантом на чемпионате мира ФИДЕ в Гронингене, в той же роли я выступал и на зональном турнире в Андорре... Иногда просто вместе работали. Могу сказать, что работа с Лотье дала мне очень много. В сущности, она открыла совсем иной подход, где поиск истины играет ту роль, которую и должен играть в настоящих, творческих шахматах.

- Не так давно, весной, вы выиграли в Краснодаре сильный круговой турнир 16-й категории. Вам как постоянному обитателю "швейцарок" тяжело было переключиться на классическую игру?

- Мне такой переход всегда дается крайне тяжело. Потому что во время турнира начинаю очень много работать, и нагрузка возрастает колоссально. При этом необходимо сохранять голову свежей, чтобы бороться с полным напряжением в каждом туре.

- Тяжела ли жизнь шахматного "профи" с рейтингом 2620?

- Я по натуре оптимист, причем большой. Постоянно слышу вокруг себя "стоны", но сам не жалуюсь. Никто ведь не заставлял меня выбирать эту профессию. Конечно, хотелось бы иметь другую ситуацию в шахматах: конечно, никто не доволен тем, что мы сегодня имеем. Но надо бороться в тех условиях, которые есть. По крайней мере я люблю играть в турнирах, люблю работать над шахматами, люблю, как мы говорим между собой, "шахматные тусовки". Мне нравится моя жизнь!

- А что вы хотели бы изменить в шахматах?

- Ну тут необъятное поле деятельности! Для начала надо изменить систему жеребьевки в "швейцарках"... Сейчас совершенно не важно, как ты играешь, - все решит жребий в последнем туре. Всем давно известно, что один участник "швейцарки" благодаря удачному жребию играет в исключительно сильном турнире, а другой - в турнире на две категории ниже. Примеров могу привести множество. Это необходимо менять. Надо менять и систему зональных турниров. Они совершенно разнородные по составу. Смешно ведь сравнивать по силе зональный турнир в России с зональными турнирами в Прибалтике, и вообще в Европе. Почему же не собрать все зональные турниры вместе и не дать тому же чемпионату Европы, скажем, двадцать пять "выходящих" мест? Чтобы все отбирались, как бы из одного котла. Это будет честнее и спортивнее.

Давно уже всех не устраивает рейтинговая система. Необходима система бонусов, как в теннисе. Человек, который выиграл турнир, должен получать какие-то премиальные очки - 10, 20, 30... И терять эти очки, если он долго не играет в турнирах. Совершенно не нормально, что элита играет в одних турнирах, а все остальные - в других... Короче говоря, в современных шахматах есть, что менять.

- По результатам чемпионата Европы сколько человек попадает на чемпионат ФИДЕ?

- Двое.

- Что думаете о системе с выбыванием, или, как ее называют шахматисты, "нокаут-системе"?

- Есть в ней и свои плюсы, и свои минусы. Если рассматривать шахматы как спорт, то эта система себя оправдывает. Если заботиться только о творческой стороне, то матчи, разумеется, лучше. Но коль скоро на шахматы дают деньги, как на спорт, то, видимо, шахматистам надо принимать систему, на которую дают деньги.

- Но, как мы знаем, деньги дают не только на "нокаут". Как относитесь к матчу Каспаров - Крамник?

- Очень странный матч...

- А что в нем "странного"? Будут играть 1-й и 2-й номера классификации.

- Да, они - сильнейшие. С этим никто не спорит. Но спортивного отбора-то не было. А он обязательно нужен.

- Со следующего цикла, как говорил Каспаров, будет уже нормальный отбор.

- Я слышал, что в отборе будут 24 человека. Мне кажется, это не достаточно. Много хороших шахматистов останутся за бортом. Отбирать только по рейтингу - не правильно.

- Вы отобрались на чемпионат ФИДЕ. Будете к нему готовиться специально?

- Обязательно. Прежде всего буду работать над расширением дебютного репертуара. Это моя проблема с детских лет. Дело в том, что у меня никогда не было тренера, и я в отличие от подавляющего большинства современных гроссмейстеров никогда не занимался ни в какой школе. Я был всегда бесхозным...

- То есть гроссмейстер - самоучка?

- Нельзя сказать, что я вообще никогда ни с кем не занимался. На уровне кандидата в мастера мне что-то показывали в краснодарской шахматной школе, но это было тогда, когда у меня даже рейтинга еще не было. Потом я общался с какими-то гроссмейстерами, но это было все настолько несерьезно... Главное, я не осознавал, как это пагубно для профессиональной карьеры. И только после того, как позанимался с Лотье, увидел, какой может и какой должна быть настоящая подготовка. Мне стало по-настоящему завидно. Сейчас очень много работаю, чтобы наверстать упущенное, но провалы в школе ликвидировать непросто.

- Не вдохновляет пример Сергея Тивякова, бывшего краснодарского гроссмейстера, который переселился в Голландию и уже играет за эту страну?

- Не вдохновляет. Корни обрубать не хочется. Но, учитывая тяжелую нашу действительность, я не прочь, конечно, найти какой-нибудь клуб, скажем, в бундеслиге, за который охотно играл бы. А вот насовсем уезжать не хочу.

- Какие цели ставите перед собой в шахматах?

- Никаких целей не ставлю. Просто хочется играть как можно лучше.

- Жизненные цели?

- Мне нравится моя жизнь, и я считаю себя счастливым человеком. Если и говорить о какой-то цели, то хотелось бы, чтобы ничего не менялось к худшему.

Юрий ВАСИЛЬЕВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...