Газета
19 марта 1998

19 марта 1998 | Футбол

ФУТБОЛ от "СЭ"

№76. Март'98

ГИБЕЛЬ МАГИЧЕСКОГО ТРЕУГОЛЬНИКА

Красимир Балаков: родился 29 марта 1966 года в Тырново (Болгария). Играл за местный клуб "Этар", за португальский "Спортинг", с 1995 года в "Штутгарте". Вместе с болгарской сборной занял четвертое место на чемпионате мира 1994 года. Жена Татьяна, имеет двух детей. Когда существовал еще магический треугольник "Балаков - Элбер - Бобич", Гюнтер Нетцер о болгарине выразился так: "Это лучший игрок бундеслиги. Он не "однодневка", а приносит стабильные результаты. Счастье, что Балаков нашел себе таких партнеров, ведь этот волк велик только в стае. Я сравниваю этот ансамбль с нашим менхенгладбахским трио 70-х годов: Рупп, Хайнкес и Нетцер. Его комбинационная игра просто гениальна. Одинаково силен как в подготовке гола, так и в завершении атаки. Слабых сторон не обнаружил".

Джоване Элбер: родился 23 июля 1972 года в Лондрине (Бразилия). Играл за местный клуб второй лиги, "Милан" и цюрихский "Грассхоппер", где стал лучшим бомбардиром швейцарской лиги, с 1994 года - в "Штутгарте", с прошлого сезона - в "Баварии". Женат на Синтии. Вот что говорил Герд Мюллер в годы, когда Элбер выступал за "Штутгарт": "Это, конечно, неординарный человек, опережающий немецких форвардов своей техничностью. Мне было абсолютно все равно, как я забивал голы, главное, чтобы они были в сетке. Элбер же создает произведения искусства. Он бьет одинаково хорошо и слева, и справа, а также силен в ударах головой. Когда бразилец находит свою игру, то остановить его невозможно. Слабых сторон не нахожу"

Фреди Бобич: родился 30 октября 1971 года в Мариборе (Словения). Принял немецкое гражданство в 1991-м. Играл за молодежный "Штутгарт", "Штутгартер Киккерс", с 1994-го в "Штутгарте". Чемпион Европы 1996 года. В этом же году стал лучшим бомбардиром бундеслиги. Холост. Уве Зеелер считает Бобича универсальным нападающим: "Не часто они могут не только забивать, но и помогать своим партнерам".

26 мая 1984 года ему было 12 лет, когда "Штутгарт" добился своего третьего успеха в чемпионате Германии. "Это была моя любимая команда, и я отпраздновал эту победу в кругу своих друзей, также принадлежавших к числу фанатов "Штутгарта", - вспоминает Фреди Бобич. 16 мая 1992 года ему было уже 20 лет. И его кумиры в четвертый раз стали чемпионами страны. Но молодой человек тогда еще не успел влиться в ряды штутгартцев. Теперь, когда он стал одним из них, горит желанием принести своей команде пятый титул, грозится не оставлять ее до тех пор, пока не добьется желанной цели. Стремясь к этому, эмоциональный футболист порой переходит границы дозволенного. На поле Бобич набрасывается на судей, которые, как ему кажется, подсуживают соперникам. Представляю, как тяжело теперь он переживает, видя, что созданный во многом его стараниями магический треугольник разваливается на глазах.

БАЛАКОВ НЕРВНИЧАЕТ И ГОТОВИТСЯ К БЕГСТВУ

Красимир Балаков, или просто Бала, как называют болгарина в Германии, обосновался в "Штутгарте" в 1995-м. И, что бывает редко, без раскачки оказался в числе лучших игроков бундеслиги. Статистические материалы первого его сезона говорят: принял участие во всех матчах чемпионата, забил 7 голов и сделал 14 результативных пасов. С приходом нового легионера в "Штутгарт" был создан первый на германской земле магический футбольный треугольник.

Мюллер и Беккенбауэр, Фишер и Абрамчик, Кальтц и Хрубеш, Брайтнер и Румменигге. Эти пары раньше прекрасно понимали друг друга. Но чтобы сразу трое мыслили одинаково! Такого в истории немецкого футбола, хотя Понтер Нетцер уверяет в обратном, не было. Почти все голы, забитые "Штутгартом", записывались на их счета. В теплую компанию вошли бразилец Элбер, болгарин Балаков и немец с хорватскими корнями Бобич. Что бы они ни делали, им удавалось все.

Дружную троицу германские газеты тех лет величают чародеями. Сам Франц Беккенбауэр, известный своей критичностью в оценках тех или иных игроков, стоя аплодировал дебютанту, потрясшему его своим тонким чутьем. Балакова пресса называла счастливым приобретением для бундеслиги, без которого Элбер и Бобич не смогли бы блеснуть своей результативностью. Был ли у вновь прибывшего специальный рецепт? Из цитат Бобича: "Бала - удивительный диспетчер. Мяч словно приклеивается к его ногам, а в случае же потери наш партнер возвращает его себе, чего бы это ни стоило". Балаков, в те годы еще не освоивший немецкий, разговаривал с Элбером на португальском, Бобич, знающий югославский, понимал болгарский. "Но на поле мы не общались ни на каких языках, - вспоминает Балаков, - мы чувствовали друг друга, словно были близнецами".

"Однажды, - вспоминает Элбер, - я, увидев, что в обороне противника образовалась дыра, рванулся туда, опережая защитников. При этом даже не посмотрел в сторону Балакова, владевшего мячом. Однако знал, что этот парень увидел мой рывок. И через мгновение я ощутил на своей ноге мяч. Как было не воспользоваться таким подарком". Любопытно и другое: Бобич с Элбером вместе жили в одной комнате во время сборов, поэтому прекрасно понимали друг друга. Балакову же не понадобилось долго привыкать к коллегам.

В сезоне-1996/97 из-за травмы болгарин помогал товарищам всего в 31 матче, но показал удивительный для полузащитника результат: 13 голов и 11 передач.

В нынешнем сезоне Балаков пошел дальше: чемпионат еще не завершился, а на его счету уже 10 голов, и 12 раз он помог отличиться коллегам.

Также необычно выглядят другие его показатели. Например, в 1995/96 бил штрафные 28 раз, но лишь один раз попал в цель. В 1996/97 - пять попаданий из 22. Поэтому неудивительно, что Акпобори раньше времени победно вскинул руки, когда в матче с "Арминией" судья назначил штрафной. И Балаков оправдал доверие товарища, не сомневавшегося в его снайперских способностях.

Он любит их, он ищет их, они ему необходимы - моменты, решающие исход матча. Как, например, в декабре, когда "Штутгарт" играл против "Арминии". На 81-й минуте счет был 0:0. И вот назначен штрафной в 20 метрах чуть правее билефельдских ворот. Это как раз один из тех моментов, которые обожает 31-летний Балаков, когда, как говорит он, и начинается настоящая жизнь. "Если мы ведем со счетом 2:0 и я получаю право на штрафной, это, конечно, приятно, но все же приносит мало пользы и мне, и команде". А вот ситуация, подобная той, которая произошла в матче с "Арминией", или в Бремене, когда за минуту до окончания встречи ему удалось сравнять счет ударом со стандартного положения - то, что нужно Балакову. "Это для меня - моменты истины", - говорит он. В результате - пять штрафных и десять голов. Почему бундеслига так бессильна перед этим виртуозом?

Его секрет заключается в особом ударе. Болгарин не только сильно подрезает мяч, но и бьет по нему очень хлестко. В связи с этим мяч выделывает немыслимую траекторию: взмывает над "стенкой" и, резко снижаясь, летит в ворота. Знатоки утверждают, что балаковская техника исполнения штрафных похожа на topspin в теннисе. Никто в бундеслиге не способен выделывать подобное так высококачественно. Курьез заключается в том, что Балаков ленится совершенствовать свои удары. "Конечно, - говорит он, - раз в неделю я репетирую, чтобы освежить в памяти свои движения, но и только. В целом же тренироваться считаю излишним, так как уверен, что подобной техники нельзя добиться упорным трудом, с нею надо родиться". Интересно и другое: Балаков обнаружил у себя эти способности только в 24 года, когда перебрался в лиссабонский "Спортинг". "Я верю, что наши физические возможности безграничны, - философствует он, - все дело в человеке, если он способен выдать на-гора все 100 процентов своих возможностей, тогда можно добиться всего, чего пожелаешь".

В декабре Балаков поразил бундеслигу тем, что за восемь дней принял участие в четырех матчах и добился отличных результатов. В субботу играл против "Карлсруэ", во вторник сражался в Кубке страны, в четверг принял участие в матче сборной Европы против сборной мира, а в конце недели вновь попал на чемпионат Германии, где выступил против "Мюнхена 1860". Тренер "Штутгарта" Йоахим Лев, зная о неутомимости легионера, тем не менее был поражен, когда увидел, что Балаков не ушел отдыхать после первого тайма, как было договорено, а продолжил борьбу, пытаясь спасти от проигрыша сборную Европы.

К восторгам со стороны окружающих Балаков привык, но все же ему было приятно, когда после матча с "Ганзой" (2:1), где болгарин забил решающий гол, ему позвонил Паулу Соуза. Он знаком с португальцем еще с того времени, когда оба выступали в Лиссабоне. "Другие игроки с годами ухудшают свои результаты, - сделал комплимент португалец, - а ты становишься все лучше и лучше". Балаков не стал скромничать: "Ты прав, я думаю, что если буду здоров, то этот сезон станет моим лучшим".

Тогда в декабре Балаков был большим оптимистом, он также говорил, что попал в клуб, откуда не хочет уходить и откуда его все равно никто не отпустит, так как Лев сказал: "И 20 миллионов марок за выкуп такого чуда меня не соблазнят". Говорят, что в контракте, который был недавно продлен до 2002 года, оговорено, что за "вольную" нужно будет заплатить 70 миллионов. Вот другие выдержки из интервью Балакова: "Я должен быть сумасшедшим, чтобы оставить "Штутгарт". Элбер ушел, так как для него были важны деньги. Для меня же они ничего не значат, я могу спокойно обходиться без них. В 16 у меня не было ни гроша, да и за шесть последующих лет профессиональной карьеры я заработал весьма скромную сумму. Мне понадобилось восемь лет, чтобы купить себе дом в Болгарии, да и стоит он недорого. Могу жить и с деньгами, и без них. С долларами, правда, лучше, но из-за них я никогда не стану менять клуб".

Но, может быть, он все же согласился бы на трансфер ради лучших спортивных перспектив? На что футболист отвечает: "В "Баварии", конечно, есть традиции, но и "Штутгарт" в настоящий момент находится на подъеме, мы на пути к большим свершениям, поэтому нет смысла становиться беглецом. Мюнхенцы оперируют длинными пасами. Это не мой стиль. Да, я остаюсь верен своему контракту".

Это, как утверждал в декабре Балаков, его последнее слово - он будет играть за "Штутгарт" столько, сколько длится его контракт.

Однако сейчас его мысли не имеют ничего общего с прежними. После проигрыша в Кубке Германии "Баварии" Балаков впервые разочаровался в "Штутгарте". Затем последовал ряд новых неудач, которые и надоумили одного из самых полезных игроков бундеслиги заняться подготовкой к бегству. После проигрыша дортмундской "Боруссии" со счетом 1:3 разочарованный болгарин заявил: "Я уже три года в "Штутгарте" и регулярно сталкиваюсь с одним и тем же: мы играем хорошо, но когда-нибудь в течение сезона у команды обязательно происходит надлом. Это нельзя назвать уже случайностью, это уже стало закономерностью. Если подобное будет продолжаться и дальше, то у меня не останется иного выхода, кроме как проститься. Я должен буду еще переговорить со своими советниками, но знаю, что на 80 процентов, если ситуация не изменится, поступлю, как решил".

В "Штутгарте" болгарин больше не видит для себя хорошей перспективы: "Стоит выступить с предложением, как меня неправильно понимают. В этом клубе всегда чего-то не хватает. Я спрашиваю своих друзей: может, я слишком много требую От жизни, может, слишком нетерпелив? Однако, если не будет реакции на мою критику, я сам должен буду показать, что умею достойно выходить из положения". В беседах с президентом "Штутгарта" Герхардом Майером-Форфельдером Балаков не раз поднимал вопрос, что необходимо подкрепление, а также требовал более профессионального подхода к нуждам футболистов. Безуспешно.

Проблема в том, что президент и не в состоянии выполнить его требования. Казна находится в плачевном состоянии. Если в 1994 году на покупку игроков было затрачено 26,1 миллиона марок, в 1995-м - 37,6, в 1996-м - 38,9, то сегодня обладатели Кубка Германии смогли инвестировать на укрепление своих рядов смешные 3,5 миллиона. Финансовые проблемы Балакова не интересуют: "Если клуб не способен усиливать свои ряды, то как же я могу работать в таких условиях". Его контракт действует до 30.06.2002 года, однако болгарин рассчитывает, что после французского ЧМ-98 найдется клуб, который выложит за него необходимую сумму чтобы, он получил вольную. "Я готов бороться, - говорит он, - но если я замечу, что мои товарищи делают это спустя рукава, то без сожаления скажу им: "Прощайте".

-Тренер сборной Германии Берти Фогтс, выиграв чемпионат Европы-96, сказал: "Звезда - это команда". Можно ли подобное сказать о "Штутгарте"?

- Нельзя проводить подобные сравнения. В сборной собраны лучшие силы одной страны, в клубе - шести стран.

-Не превратится ли без Балакова "Штутгарт" в середняка?

- Конечно, со мной ему лучше, но это не значит, что "Штутгарт" без меня пропадет.

-Вы ощущаете себя звездой?

- Я не люблю этого слова. Предпочитаю говорить, что я один из одиннадцати.

-Президент вашего клуба Герхард Майер-Форфельдер утверждает, что у "Штутгарта" не было лучше игрока, чем Балаков.

- Я же не сверхчеловек. На поле на всегда одиннадцать, в полузащите - четверо или порой пятеро. Я же могу только тогда показать свое искусство, когда все они отлично взаимодействуют друг с другом. Иначе ничего не выходит.

Нервы у Балакова на пределе. Недавно, когда "Штутгарт" проиграл в Мюнхене матч за Кубок страны, он поскандалил с Томасом Бертольдом, бросившим в его сторону: "Некоторые много говорят, хотя не приносят пользы команде". Сначала они выясняли отношения в раздевалке, затем, когда вмешалось начальство, перешли в другое помещение, где чуть было дело не дошло до драки.

ЭЛБЕР БОЯЛСЯ "БАВАРИИ", НО ТЕПЕРЬ ПРИВЫК

В "Штутгарте" его снабжал гениальными пасами Балаков, в "Баварии" такого человека пока не нашлось. "Тренер, - возмущался Элбер, когда только перешел в мюнхенский клуб, - мы слишком часто используем длинные пасы. Это не мой стиль". Но дискуссия на эту тему была быстро прервана. Все осталось по-прежнему. Во время атак "Баварии" бразилец оказался в изоляции. Не мог он больше делать свои хитроумные финты, которыми так славился в "Штутгарте". Когда же в Вольфсбурге ему все же удалось забить свой первый гол, радости не ощутил. Франц Беккенбауэр как-то даже обидел его, назвав деревянной ногой. Постепенно Элбер все же приспособился к команде, которой, как он признается, опасался. "Штутгарт" и "Бавария" - абсолютно разные, - говорит он, - но мне удалось справиться с трудностями. Преодолел их только тогда, когда выкинул из головы счастливые дни, проведенные в "Штутгарте". Там Балаков и Бобич нянчились со мной, в Мюнхене же приходится добиваться результата собственными силами. Я понял, что не "Бавария" должна подстраиваться под меня, а я под нее. Приняв такое решение, стало легче дышать. Теперь я нахожу обстановку очень даже милой, ее даже можно сравнить с той, которая была у меня в "Штутгарте". Если бы еще заполучить в партнеры Балакова - а нам такой классный диспетчер просто необходим, - тогда вообще будет все отлично. Конечно, с Риццителли, который стал моим партнером в атаке, я еще не так близок, как с Бобичем, но дайте время - и здесь ситуация наладится. Меня часто спрашивают: мол, неужели у тебя нет трудностей? На это у меня есть ответ: пока не освоился только на улицах Мюнхена".

Какое различие между стилями его прежней команды и нынешней? Элбер считает, что "Бавария" играет более осторожно, выжидающе: "В "Штутгарте" мы всегда стремились забить гол как можно быстрее. Баварцы же, рассчитывая на свою силу, пытаются решить исход матча в течение 90 минут".

В чем разница между бывшим и нынешним тренерами? "В опыте, - отвечает бразилец. - Лев неплохой специалист, но, конечно, с Трапаттони ему не сравниться. В Италии он воспитал многих звезд, завоевал огромное число титулов. Особенно я стал уважать маэстро, когда узнал, что итальянец однажды играл против самого Пеле".

Борис ТОСУНЯН

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...