Газета
19 марта 1998

19 марта 1998 | Футбол

ФУТБОЛ от "СЭ"

№76. Март'98

Игорь ШКВЫРИН

ВСЕ НАЧАЛОСЬ С КОМАНДЫ, В КОТОРОЙ ИГРАЛ БЛОХИН

35-летний Игорь Шквырин уже пять лет играет в Израиле, в последнее время - за команду "Маккаби" из Яффы. Трибуны по-прежнему скандируют его имя, а после матча ему бывает непросто прорвать "блокаду" любителей автографов.

В ИЗРАИЛЬ - ЧЕРЕЗ АВСТРИЮ И БЕЛЬГИЮ

-Игорь, в 1992 году ташкентская тройка Шквырин - Денисов - Касымов играла ведущую роль во владикавказском "Спартаке", однако неожиданно в середине первого круга вы уехали в Израиль.

- На самом деле мой шаг был закономерным, хотя я и читал после своего отъезда в российских газетах заявления Александра Новикова, что он, дескать, не знал, куда пропал Шквырин. В "Спартаке" все прекрасно о моем отъезде знали, но я принадлежал "Пахтакору", и владикавказцы за меня ничего не получили. Возможно, именно поэтому и последовали такие заявления, но это уже не мои проблемы. Я ни на кого обиды не держу.

-Однако и здесь, в Израиле, вы оказались не сразу?

- Действительно. Первоначально я поехал в Австрию, в "Форвертс", за который ранее выступал Олег Блохин. Я полностью устраивал команду, однако меня не устроили предложенные условия. И вместо того, чтобы ехать на сбор в Швейцарию, отправился в аэропорт. Занимавшийся моими делами и провожавший меня Евгений Милевский был очень удивлен этим отъездом, ибо знал, что мною довольны. Но играть за гроши я не хотел. Поехал на просмотр в Бельгию, в "Локерен". Но уже через неделю стало ясно, что там меня брать не хотят. А в эти же дни в Голландии находился тель-авивский "Маккаби". Поскольку виза в Голландию была не нужна, мой агент предложил мне туда подъехать. Я сыграл за "Маккаби" контрольную встречу, и тренер Авраам Грант хотел меня оставлять, я его полностью устраивал. Но как раз в те дни решался вопрос о том, скольким легионерам разрешить играть за клубы в чемпионате Израиля: двум или трем. Решили, что двум. Основными игроками "Маккаби" в то время были Александр Уваров и Александр Полукаров, так что места в составе мне не находилось, и Грант сам порекомендовал меня в другой тель-авивский клуб. Так я оказался в "Хапоэле".

-В те годы из России уезжали многие, уезжали за деньгами. Вы тоже упомянули, что не остались в Австрии из-за денег. Этот фактор был решающим?

- В России в те годы не платили столько, сколько платят сейчас. Конечно, всех денег не заработаешь, но футбольная судьба непредсказуема. Сегодня ты играешь, завтра - нет. Яркий пример - Андрей Пятницкий. Как великолепно он играл, что творил на поле! Затем ему надо было выбирать: ехать на Запад или остаться в "Спартаке" и сыграть в Лиге чемпионов. Он не угадал. И два года уже его травмы мучают. Или такой пример. На днях мы играли матч чемпионата Израиля. Я покатился за мячом, соперник - тоже. В итоге у него перелом ноги. А могло быть наоборот. Вот все говорят, что чемпионат мира-98 должен стать чемпионатом Роналдо. А за два месяца еще может произойти всякое, ведь против него играют очень жестко и грубо.

-С финансами в Израиле все в порядке?

- Какие-то мелкие заморочки и внутренние неурядицы возникают довольно часто, но в целом контракты достойные. Насколько знаю, всем русским легионерам клубы снимают квартиры, предоставляют машины, оплачивают коммунальные услуги.

ЛУЧШИЙ СЕЗОН БЫЛ В НЕТАНИИ

-Что представляет собой израильский футбол, вы знали?

- Откуда? Уваров с Полукаровым на пальцах кое-что объяснили - и начал играть.

-И неплохо начали, раз за первый же сезон в "Хапоэле" забили 15 мячей.

- Начал я действительно неплохо. Но у меня на протяжении всей карьеры возникают трудности, препятствия, которые, конечно, решаются, но не сразу. Мы с "Хапоэлем" поехали на сбор в Германию, я там много забивал - благо играли с любительскими клубами. Все шло хорошо. Но за неделю до чемпионата тренер поругался с президентом и ушел. Но со мной заключили контракт. А вот с новым главным у нас возникли проблемы после первой же игры. Он от меня требовал совершенно не того, чему меня учили в Союзе, совершенно не учитывал мои сильные и слабые стороны. Мог, например, дать установку: беги в район углового флажка, там борись и делай навес. Пару раз с ним поспорил, высказал свою точку зрения. Можно сказать, что я после этого 4 месяца не улыбался. Он меня просто загонял. Регулярно на мое место привозили футболистов, в частности, приезжал Алексей Середа. А я сцепил зубы и бегал. Мне говорили: беги туда - и я молча бежал, делай то - и я делал. Потому что хотел остаться в команде. Все из-за тех же денег. За первый круг забил всего два гола. В перерыве чемпионата тренера убрали, на его место поставили Моше Сина, с которым мы вместе играли. В первый же день он меня вызвал и сказал: "Игорь, играй в тот футбол, в который ты привык играть. Не надо никуда нестись, действуй в штрафной соперника". И у меня сразу пошла игра, я стал забивать. 13 мячей за второй круг сделали мне имя.

-Но новый сезон вы провели уже в Нетании.

- В "Хапоэле" возникли проблемы финансового плана. Мне недоплатили за два месяца, и я ушел в команду из Герцлии. Ездил с ними на сборы, готовился к сезону, но за неделю до начала чемпионата "Хапоэль" выплатил долги и вернул меня. Однако после первых туров президент честно признался, что не может платить таких денег, так как команда не претендует на высокие места. Мы по-хорошему поговорили и расстались, а я принял приглашение "Маккаби" из Нетании. Тот сезон оказался самым удачным для меня. Не было никаких проблем. Тренировал нас Шмуль Перельман, душа-человек. Такой сезон, как 1993/94, выпадает раз за карьеру: играл в свое удовольствие, забивал и ни о чем не думал.

В МАЛАЙЗИИ ВЗЯТКАМИ НЕ ИСКУШАЛИ

-К 15 голам за "Хапоэль" добавились еще 14 за "Маккаби" из Нетании, однако 1995 год вы провели в экзотической стране - Малайзии.

- Со сборной Узбекистана мы очень удачно выступили на Универсиаде в Японии, стали лучшей командой Азии. И меня пригласили в Малайзию. С "Маккаби" продолжал действовать контракт, но отпустили без проблем.

-В Малайзии уже играл Азамат Абдураимов?

- Меня как раз взяли вместо него в "Поханг", а Абдураимов уехал в Саудовскую Аравию. Со мной же в Малайзию приехал Рустам Абдуллаев, но он попал в другую команду. В "Поханге" сезон получился удачный. Я снова забивал, мы стали чемпионами страны, играли в финале Кубка.

-О футболе в странах Юго-Восточной Азии в России представление очень приблизительное.

- Футбол как таковой там слабый, но интерес к нему просто сумасшедший. Точнее сказать - своеобразный. На международный матч, скажем, Кубка азиатских чемпионов, может никто не прийти, а на тренировку - собраться несколько тысяч. Свой внутренний футбол они боготворят, особенно Кубок страны. Для них не так важно чемпионское звание, как выигрыш Кубка. В Малайзии 13 штатов, и в каждом из них есть своя команда. Играют в лиге одни и те же, никто не вылетает и никто не входит. Стадионы всегда заполняются до отказа.

-Примерно в те же сроки, когда вы играли в "Поханге", в Малайзии разгорелся грандиозный скандал, связанный с коррупцией в футболе.

- Я как раз приехал в тот период, когда шли судебные процессы. Под следствием оказались около 150 футболистов, тренеров, менеджеров, и более восьмидесяти из них в итоге получили от одного до четырех лет тюрьмы. Чаще всех в делах фигурировала команда из Сингапура, попал в сферу следствия и кубковый матч "Сингапура" с "Похангом". Но сам я с закулисными предложениями не сталкивался, хотя знаю, что австралийцам, игравшим в нашей команде, звонили и предлагали деньги.

БЕГИ ТУДА, НЕ ЗНАЮ КУДА...

-Отыграв год в Малайзии, вы вернулись в Израиль, где за три сезона сменили четыре команды.

- Вернулся я не в Нетанию, а в столичную "Бней-Йегуду", которая имела после первого круга 8 очков и, что называется, стояла на вылет. Помог команде остаться в высшей лиге и на следующий год перебрался в Петах-Тикву. Но там после первой же игры тренер объявил, что матч проиграли из-за меня. Я ему что-то ответил, мы поспорили. Естественно, перестал попадать в состав, а чуть позже покинул команду. Кстати, через неделю после моего ухода сняли и того тренера. Я перешел в "Маккаби" из Герцлии, за которую играли Василий Иванов, Олег Надуда, Роман Пилипчук. Команда имела после семи игр всего одно очко. Доиграл сезон, прописку в высшей лиге мы сохранили. И с этого года я играю за команду Яффы, которая два года назад вылетела из элиты.

-Переход в низший класс не ударил по самолюбию?

- Меня очень многие спрашивают, почему я ушел в первую лигу, хотя остаться в высшей не было никаких проблем. А мне, честно говоря, надоело все время бороться за выживание, надоело играть не в свой футбол, играть чуть ли не в защите. Такой режим - удержаться, остаться, зацепиться - очень тяжело переносить психологически. Он разрушает футболиста. Здесь вообще очень специфичный футбол. Я смотрел на игроков, тренеров и удивлялся. До начала сезона они ставят задачу удержаться в высшей лиге, и больше ничего их не интересует. В Союзе как было? Заняли 13-е место, цель на следующий год - 10-е, затем - 6-е... Здесь этого нет и в помине, не ставят таких задач. Мне все это надоело, и я решил играть пусть в первой лиге, но бороться за первое место. Перед командой стоит конкретная цель - выйти в высшую лигу, и мы боремся за ее.

-И довольно успешно.

- В высшую лигу выходят две команды, но у нас стоит задача занять первое место, и это не может не радовать. Именно решение максимальных задач прельстило меня, когда я принимал решение о переходе в Яффу. А кроме того, тренирует команду Эли Коэн, с которым мы в 1992 году успели вместе поиграть. Его приглашение сыграло немаловажную роль.

-Знаю, что забиваете вы сейчас не часто.

- Поначалу складывалось все очень здорово. На сборах забивал много. А потом я на два месяца уехал в сборную Узбекистана, и во мне что-то сломалось, никак не могу обрести уверенность. Может быть, это происходит из-за того, что футбол здесь другой. В сборной есть Касымов, есть Абдураимов, которые могут выдать пас, есть игроки, которые способны открыться. Здесь этого нет. Единственный израильский футболист, которого я признаю, - это Беркович из "Вест Хэма". Это футболист высокого класса, а остальные думают очень медленно. Когда в 90-м году мы с "Пахтакором" решали задачу выхода в высшую лигу СССР, я в 37 играх забил 37 мячей. Но первая союзная лига была посильнее, чем израильская высшая. А забивал я потому, что рядом были такие игроки, как Пятницкий, Оганесян, Касымов. Только побежишь, они тебе тут же выкладывали мяч, как на блюдечке. Здесь же много беготни и мало мысли, игру почти никто не понимает. И тренеры все свое: "Беги, беги!". Главное - темп, остальное никого не волнует. Скажем, главный показатель, по которому определяется эффективность тренировки, сколько ты двигался.

-Как вы думаете, отчего это идет?

- Причины две - уровень подготовки и южный менталитет. Я ради интереса хожу смотреть игры юношеской лиги. Там все то же самое. Ребят не учат играть в футбол, не дают элементарных знаний, потому что у самих тренеров нет нужного уровня подготовки. Игроки просто носятся 90 минут туда-сюда, а в 17 лет приходят в команду и считают, что они уже все знают, им ничего не надо. В наше время как было? На старшего футболиста в команде рта открыть не могли. Он - звезда, а ты - пацан, вот приходи и учись. А здесь учиться никто не хочет. Лишь единицы. Молодой какой-нибудь на 20 минут выйдет, в штангу мячом попадет, и все, - жизнь удалась. До конца сезона почивает на лаврах. И газеты всему этому потворствуют. Забьешь гол - оценка не ниже семи баллов тебе обеспечена, а если сделал две голевые передачи и вообще провел матч на высоком уровне, но не забил, - выше 6,5 и не жди.

КОГДА-НИБУДЬ ВЕРНУСЬ

-Насколько я понимаю, никаких проблем в общении вы не испытываете?

- Когда я приехал, то немного разговаривал на английском, поэтому иврит мне в голову просто не шел. А когда перед вторым сезоном поехали на сборы, тренер сказал: "Никакого английского, только - иврит". И меня словно прорвало: очень быстро выучил язык и сейчас владею им почти в совершенстве.

-Александр Уваров жаловался, что его старшей дочери, которой 14 лет, разговаривать на иврите уже легче, чем по-русски. У ваших детей такая же ситуация?

- Моему старшему сыну в июне исполнится семь лет, он здесь вырос. Второй мальчик родился 8 месяцев назад. Языковой проблемы пока нет, но ощущаться она уже начинает. Старший посещал детский садик, сейчас ходит в первый класс обычной школы. И когда он играет с маленьким, то автоматически переходит на иврит. Если на будущий год я останусь в Израиле, то обязательно переведу его в русскую школу. Ведь когда-то надо будет возвращаться.

-Варианты остаться в Израиле и поработать тренером есть?

- Мне в апреле будет уже 35. Может быть, еще поиграю, но только в том случае, если получу приглашение от не очень амбициозного клуба. О будущем пока не задумываюсь. Здесь есть тренерские курсы, после которых выдают лицензию, но загадывать не хочу.

-С кем из русской футбольной диаспоры вы общаетесь?

- Понемногу со всеми, кто здесь играет. Хотя сейчас уже появилось много футболистов, которых просто не знаю. Когда я попал в свою первую команду - "Янгиер", то очень удивлялся, как это рядом играют футболисты на 16 лет меня старше. Теперь картина та же, только наоборот. Близкие отношения у нас с семьей Пилипчуков. У меня только-только родился второй ребенок, а я был вынужден уехать на два месяца в сборную, и Пилипчуки постоянно приезжали, помогали моей жене. Стараюсь встречаться с командами, которые приезжают в Израиль на сборы. Но там тоже большинство игроков мне уже незнакомо. В "Локомотиве", например, общался с Биджиевым и Давлетовым.

Эдуард НИСЕНБОЙМ

Тель-Авив - Москва

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...