Газета
16 октября 1997

16 октября 1997 | Футбол - Кубок УЕФА

ФУТБОЛ

КУБОК УЕФА. 1/32 финала. Ответный матч. Переигровка

ЧТО И ТРЕБОВАЛОСЬ ДОКАЗАТЬ!

СПАРТАК - СЬОН - 5:1 (3:0)

Голы: Бузникин, 6 (1:0). Титов, 34 (2:0). Кечинов, 41 (3:0). Тихонов, 59 (4:0). Камадини, 66 (4:1). Ромащенко, 83 (5:1).

"Спартак" (Москва): Филимонов, Горлукович, Ананко (Головской, 84), Аленичев, Титов, Кечинов, Тихонов, Бузникин (Мелешин, 65), Ромащенко, Евсеев, Ширко (Цымбаларь, 46).

"Сьон" (Сьон): Борер, Кентен, Бьяджи, Эйдели (Соан, 78), Вольф, Камадини, Лота (Уаттара, 50), Лонфат, Замба, Милтон (Мюррей, 65), Толо.

Наказания: Бьяджи, 14. Эйдели, 25. Кентен, 36. Камадини, 57. Ананко, 65. Вольф, 82 (предупреждения).

Судьи: Темминк. Фюрман, Пол (все - Голландия).

15 октября. Москва. Стадион "Локомотив". 31 000 зрителей (вмещает 30 000). 7 градусов.

ДО ИГРЫ

ЕЩЕ ОДИН ФАКС В УЕФА!

Алексей МАТВЕЕВ

из Черкизова

"Билеты на футбол нужны?" - с такими словами обратился к корреспонденту "СЭ" предприимчивый молодой человек аж на станции метро "Проспект Мира". "Сколько?" - переспросили. "Сто тысяч. Берите, на "Локомотиве" вы их все равно не купите".

В правоте его слов мне пришлось убедиться довольно скоро, когда за час до начала матча я приехал в Черкизово. У касс стадиона творилось что-то невообразимое. Признаться, такой очереди за билетами (их официальная цена колебалась от 30 до 50 тысяч рублей) я на "Локомотиве" еще не видел! Очередь змеей огибала срочно закрытый на ремонт рынок и доходила чуть ли не до самой станции метро. Тысячи людей стремились во что бы то ни стало попасть на игру, которая за прошедшие две недели взбудоражила всю Москву. Да что там Москву - всю Россию!

Утром состоялось традиционное совещание с участием представителей команд, судей и делегатов УЕФА. Президент "Сьона" Кристиан Константен на нем не присутствовал. Совещание прошло без эксцессов. Ворота? Естественно, их проверяли. Только на этот раз не рулеткой, а специальной палкой, замеренной заранее. Этой процедурой руководил бельгийский делегат УЕФА Карел Фертонген, который ничего крамольного не обнаружил. Швейцарцы наблюдали за замерами с расстояния в несколько метров и претензий по поводу ворот не высказали. Впрочем, так было и в прошлый раз.

Памятуя о том, что случилось две недели назад, от швейцарцев ждали любой пакости. И дождались. Трюк с воротами был заменен на трюк с гостиницей. В 16.00 "Сьон" отправил официальный факс в УЕФА, протестуя против выселения из отеля "Рэдиссон-Славянская" людей из их делегации.

Как уже сообщал "СЭ", прибывшая в Москву делегация "Сьона" насчитывала свыше 50 человек. По регламенту гостиничные расходы "Спартак" должен оплатить только руководству, игрокам и техническому персоналу. Максимальная квота - 40 человек. Швейцарцы же превысили квоту, привезя с собой около десятка журналистов, счета которых "Спартак" оплачивать не обязан. И когда в отеле нескольким журналистам предложили либо заплатить за номера, либо освободить их, Константен и К° состряпали новую бумагу. Право, подобные вещи уже вызывают чувство неловкости за известный европейский клуб...

Автобус с игроками "Сьона" прибыл на стадион за два часа до начала матча. Первым из него вышел президент Константен. Под яростный свист спартаковской публики швейцарцы проследовали в подтрибунные помещения. Кстати, для охраны делегации "Сьона" был выделен автобус с омоновцами, который сопровождал ее по Москве. Через полчаса приехали и спартаковцы. Их встретили овацией и восторженными возгласами. Уже в этот момент стало ясно, что своими, мягко говоря, неуклюжими действиями руководство "Сьона" сильно подняло планку авторитета "Спартака".

Спартаковцы, вышедшие на разминку первыми, то и дело подходили к перекладине ворот, измеряя ее вытянутой рукой. Затем на поле вновь появились делегат УЕФА и судьи, чтобы визуально осмотреть ворота. Ну а уж потом вышел "Сьон". Как его встретили трибуны, описать не берусь.

ИГРА

КОНСТАНТЕН ОТПРАВИЛ СВОИХ ИГРОКОВ НА ЭШАФОТ

Леонид ТРАХТЕНБЕРГ

из Черкизова

Конечно же, в такой обстановке, когда тридцать тысяч болельщиков на переполненных трибунах и миллионы у телевизоров страстно верили, что справедливость восторжествует, когда азарт достиг апогея, спартаковцев, среди которых немало молодых игроков, могли захлестнуть эмоции. К счастью, этого не произошло. "Спартак" с первых же минут матча, который войдет в историю европейского футбола, предстал во всем блеске. И хотя в сравнении с предыдущей встречей со швейцарцами в Москве в его рядах произошли минимальные изменения (вместо Головского играл Евсеев), команда преобразилась настолько, что даже не верилось, что подобное может произойти за ничтожно короткий срок.

Впрочем, "Спартак" есть "Спартак". И если бы президент "Сьона" Константен чуть лучше знал историю нашего клуба, возможности его нынешнего поколения игроков, если бы он мог предвидеть, что соперник, когда он в ударе, может играть в такой футбол, швейцарец ни за что бы на свете не заварил эту кашу, по существу, отправив своих игроков на эшафот.

"Да здравствует атака!" - таков был девиз "Спартака", подкрепленный тем, что на поле в красных футболках вышли четыре форварда - Ширко, Бузникин, Тихонов и Кечинов. И хотя двое последних выполняли обязанности крайних полузащитников, они, конечно же, не растеряли навыки игры на передней линии. И когда на 6-й минуте Титов с центра доставил мяч на правый фланг Кечинову, тот мгновенно сориентировался, ворвался в штрафную и, увидев Бузникина, сделал ему точную передачу. Удар самого удачливого спартаковца сезона-97 был удивительно расчетлив - мяч, посланный низом по скользкой траве, угодил в дальний угол.

Швейцарцы отомстили обидчику по-своему: Бьяджи двумя ногами прыгнул в центральном круге в ноги Бузникина и, может быть, отвел душу, но получил при этом желтую карточку. Через десять минут "горчичник" был показан Эйдели, который рискнул в ближнем бою грубо атаковать Горлуковича, что, кстати, не позволяли себе игроки ни бундеслиги, ни российского чемпионата. Вскоре нервы сдали и у Кентена, капитана "Сьона", который в очередной раз обратился за сочувствием к арбитру, а тот отреагировал, руководствуясь судейским кодексом: поднял вверх желтую карточку. Вот, пожалуй, и все достижения "Сьона" в первом тайме. И если бы не предупреждения, то, пожалуй, о швейцарцах нечего было бы и сказать. Создавалось такое впечатление, что их на поле попросту не было.

Спартаковцы беспрерывно атаковали, и на 27-й минуте Титов мог забить второй гол. Он ложным движением уложил вратаря на траву, чуть сместился влево, приготовился пробить, но в последнее мгновение набегавший Аленичев по инерции коснулся мяча, и тот пролетел рядом со штангой. Ну а спустя семь минут у Титова, который сам же начал комбинацию, уже никто - ни свои, ни чужие - не смог отобрать мяч. Полузащитник совершил маневр и переправил мяч мимо окаменевшего от неожиданности Борера в ближний угол. И, наконец, за четыре минуты до перерыва с сольным номером выступил Кечинов. В истинно бразильском стиле он на паузе, как сказали бы сами футболисты, "отправил в буфет" двух защитников, а вслед за ними (по русской традиции - третьим) и вратаря. Потрясающий по красоте гол, украсивший и без того яркие минуты первого тайма.

Когда болельщики и футболисты как бы сливаются в одно целое, такую команду уже не остановить! Спартаковцы выходили на поле после короткого отдыха, и красно-белая волна, как девятый вал, прокатилась по трибунам. Игроки расценили это как призыв не останавливаться на достигнутом и словно в знак благодарности за удивительную поддержку своих поклонников, оскорбленных швейцарцами две недели назад, через четверть часа подарили им четвертый гол. Неугомонный и изобретательный Титов прострелил вдоль ворот, голкипер "Сьона" с трудом дотянулся до мяча, и тот от его ладоней отскочил в гущу игроков. Самым проворным оказался Тихонов - он с 12 метров пробил по воротам, вложив в удар, по-моему, всю злость, которая накопилась у него за время "швейцарской истории". Уже при счете 4:0 у Константена появился новый повод опротестовать матч: "белый" Камадини с лета с угла штрафной подсластил пилюлю, отправив мяч в сетку спартаковских ворот, а на табло появилась фамилия "черного" Уаттара.

Это произошло на 66-й минуте, а на 67-й Толо угодил в перекладину. Будто чувствуя, что форварды и хавбеки исчерпали лимит забитых голов, вперед ринулись спартаковские защитники. И это стало последним кошмарным сном швейцарцев в этот вечер. По крайней мере когда Ромащенко на 83-й минуте двинулся с мячом в штрафную, они испуганно расступились и позволили защитнику нанести меткий удар. 5:1!

Говорят, в историю можно войти, а можно влипнуть. Вчера, 15 октября 1997 года, первое произошло со "Спартаком", а второе - со "Сьоном".

ПОСЛЕ ИГРЫ

РОМАНЦЕВ ОТКАЗАЛСЯ СИДЕТЬ РЯДОМ С РИШАРОМ

Станислав ПАХОМОВ

из Черкизова

Первым на послематчевой пресс-конференции появился главный тренер "Сьона" Жан-Клод РИШАР.

- Признаюсь, мы не смогли войти в этот дьявольский ритм, который предложил нам московский клуб, - сказал он. - Мы мало в чем уступали сопернику в технике, но не смогли выдержать темпа матча.

-Когда вы поняли, что дела "Сьона" плохи?

- Когда "Спартак" забил первый мяч. В эту секунду я подумал: в этом матче нам не будет везти так, как раньше.

-Кого бы выделили в составе "Спартака"?

- Лестные слова можно сказать о каждом, но ярче всех блистал Аленичев. Это превосходный игрок. Его-то нам и не хватало.

-Какие уроки вы извлекли из этого матча?

- Мы потерпели тяжелое поражение, но сейчас не время для слез. Надо продолжать работать, потому что продолжается чемпионат Швейцарии. А "Спартаком" я восхищен!

Появление ОлегаРОМАНЦЕВА журналисты встретили аплодисментами. Свою пресс-конференцию главный тренер "Спартака" начал такими словами: "После того что вытворяли швейцарцы в последние две недели, я не считаю их порядочными людьми. Я задержался, потому что не хотел сидеть рядом с тренером этой команды. И на вопросы швейцарских журналистов отвечать не буду".

Затем Романцев сказал:

- Игра отобрала много сил и поставила перед нами серьезные проблемы в чемпионате России и Кубке УЕФА. Только люди со вторым сердцем могут выдержать такие нагрузки. Я сказал ребятам, что сегодняшняя игра имеет не только спортивный, но и в каком-то смысле политический интерес. В этом матче мы бились не только за честь "Спартака", но и за честь российского футбола. По сути, была борьба между футбольными и околофутбольными силами. И я рад, что мы вышли в ней победителями.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...