Газета
9 февраля 1997

9 февраля 1997 | Футбол

ФУТБОЛ

Игорь ШАЛИМОВ

ВЫХОЖУ НА ПОЛЕ В КРИТИЧЕСКИЕ МИНУТЫ

До конца миланского матча "Интера" с "Болоньей" оставались считанные минуты, когда игрок гостей под номером 25 подхватил мяч у левой бровки, пробросил его между двумя соперниками и нанес неотразимый удар в дальний угол. На табло зажглись цифры - 0:2, а бородатый человек сорвался со скамейки "Болоньи" и бросился к кромке поля обнимать автора гола. Бородатым человеком был тренер гостей Ренцо Уливьери, а игроком, попавшим в его объятия, - 26-летний Игорь Шалимов. Таким вот жестоким образом напомнил о себе своему бывшему клубу российский полузащитник, сменивший за последние пять лет шесть команд.

Казалось, за четыре года скитаний по заштатным "Дуйсбургам", "Лугано" и "Удинезе" Шалимов утратил былую славу, да и в его способность вернуться на прежний уровень верили не многие. Но вот вопреки ожиданиям болельщики "Болоньи", да что там - все итальянские тифози, становятся свидетелями чудесного превращения Шалимова в былого мастера. "Болонья" одерживает победу за победой, в турнирной таблице идет третьей, а Шалимов в последнем туре вновь забил, на этот раз "Вероне".

-Судя по всему, дела ваши складываются неплохо?

- Да, надо признать, что на этот раз я не ошибся, сделав выбор в пользу "Болоньи".

-В прежние времена, выходит, допускали промашки?

- По молодости чего не случалось. После того как я подписал с "Интером" 4-летний контракт, в моей жизни было слишком много событий, и найти в каждой ситуации единственно правильное решение оказывалось иной раз не так просто.

-Несмотря на то, что место, куда "Интер" отдавал вас в аренду, зависело в основном от вашего желания?

- Конечно же, я был вправе выбирать для себя место работы, мог вовсе отказаться уходить из "Интера", но не всегда принимаемые мной решения оказывались верными. Спустя какое-то время я начинал понимать, что лучше было бы поступить иначе.

-Надо думать, что к ошибкам молодости вы относите свой отказ перейти в "Удинезе" в 1993 году?

- В общем-то да. Тогда я не совсем правильно оценил сложившуюся в клубе обстановку. Повторись эта ситуация сегодня, ушел бы не задумываясь. А тогда...

-Тогда вы, видимо, посчитали себя обиженным: как это, мол, вам, забившему за два предыдущих чемпионата 18 мячей, предлагают сменить "Интер" на "Удинезе"?

- Примерно так оно и выглядело. Я сам вверг себя в сложнейшую ситуацию. От тогдашнего тренера Баньоли мало что зависело, все больше решал президент "Интера" Пеллегрини. Но тот не дал мне совета, в котором я очень нуждался. Я так и не понял тогда, хотел ли Пеллегрини видеть меня в "Интере" или нет.

-Зато Бергкампу с Йонком он доверял безгранично.

- Двух голландцев тогда только пригласили - на них, как выяснилось, клуб делал основную ставку. Но я перед сезоном еще не представлял, насколько неразрывна эта связка: Йонк - Бергкамп. Оказалось же, что разбивать голландскую пару не собирались ни при каких обстоятельствах.

-А обстоятельства, надо понимать, того требовали?

- "Интер" неважно выступал в том сезоне. Мы, правда, выиграли Кубок УЕФА, но надо знать настроения тифози, чтобы понимать: для любого итальянского клуба чемпионат превыше всего. А в национальном первенстве "Интер" играл очень плохо.

-Вы играли в том сезоне не так много?

- Играл я все же больше, чем сидел на скамейке, но это было уже не то, что прежде. Когда в основной состав попадаешь лишь время от времени, становишься нервозным. Недоверие руководства накладывает, конечно же, отпечаток на твою игру. Я очень ранимо воспринимал ту ситуацию, поскольку никогда прежде не оказывался в роли запасного. Здесь же нас, иностранцев, было пятеро, а значит, двое каждый раз отправлялись на трибуну.

-Вы очень переживали?

- Поначалу думал, что вот-вот наберу оптимальную форму и застолблю за собой место в составе. Но на деле все оказалось сложнее, поскольку так же, как и я, думали и остальные четверо. И с каждым новым проведенным на трибуне матчем психологическая уверенность таяла. Молод еще был, горяч, эмоции, увы, в то время брали верх над разумом.

-Сегодня тот Шалимов вам, наверное, удивителен?

- Сейчас на все эти проблемы я смотрю уже глазами опытного человека. Вывод, пришедший с годами, прост: воспринимай происходящее спокойно, не мучай себя лишними упреками, жди. Не зря ведь говорят: "Время - лучший лекарь". Впоследствии я стал извлекать уроки из собственных ошибок, и когда возникала критическая ситуация, не делал из нее проблемы. Тренировался, а выходя на поле, даже если это случалось редко, не лез из кожи вон, чтобы кому-то понравиться. Теперь всегда играю в свою игру.

-"Интер", наверное, вспоминается часто?

- "Интер", конечно большой клуб, перед ним всегда стоит задача-максимум. Играть в этой команде было и приятно, и ответственно, и сложно. Когда отсидишь пару недель без практики, попробуй-ка впишись в игру. Задача не из простых.

-И не выдержав таких коллизий, вы спустя год решились все же расстаться с "Интером"?

- Увы, и тогда я плохо подумал. Раз уж остался там в 93-м, не стоило уходить и спустя год. Начал гнуть свою линию - гни ее до конца. Но желание играть постоянно заставило меня сорваться в Германию, в "Дуйсбург", чего, конечно, делать не стоило. Тогда в общем-то и началось мое падение - я попал в глубокий кризис.

-"Дуйсбурге оказался для вас совсем чужим?

- Команда плелась в самом конце таблицы, да еще возник и известный круг проблем: новая страна, новый язык, новые люди. Да и вообще, честно говоря, Германия мне не нравилась никогда. Все здесь было не мое. Вдобавок ко всему сам "Дуйсбург" оказался отвратительно организованным клубом. Мне, новому игроку, не уделили там даже мало-мальского внимания, обещанный переводчик, например, так и не появился. Получилось, что до конца своего пребывания в "Дуйсбурге" я так и не понял, чего же, собственно, от меня хотят. И командная игра, и моя собственная являли собой сплошной экспромт. Логичной развязкой этой ситуации стал вылет клуба во второй дивизион.

-"Лугано", следующий ваш клуб, был продолжением той цепочки. Швейцария ведь - совсем не та страна, где положено играть футболисту приличного уровня.

- Нет, здесь уже речь идет о совсем другой истории. Прежде всего в тот момент мне надо было успокоиться, набрать форму, имея постоянную игровую практику. Я мог, конечно, вернуться в "Интер", но не знал, что ждет меня с приходом нового президента Моратти. Потому и сделал выбор в пользу более спокойной Швейцарии. "Интер" переживал тогда бурные миграционные процессы, из футболистов, игравших вместе со мной, остались только трое, целиком поменялся иностранный легион. Окунаться в такую смутную обстановку мне абсолютно не было смысла.

-"Лугано" в тот момент был единственным вариантом вашего трудоустройства?

- Нет, но Швейцария привлекала меня, во-первых, теми причинами, о которых я уже рассказал, а во-вторых близостью к Италии. Здесь я чувствовал себя куда лучше, нежели в Дуйсбурге. Там команда, бывало, не тренировалась вовсе, приходилось даже бегать самому по себе, здесь же процесс подготовки команды был поставлен на высшем уровне. В "Лугано" работал даже весьма квалифицированный специалист по физической подготовке, нынче работающий уже в "Парме". Да и в целом организован клуб был значительно лучше.

-Но играть в Швейцарии, согласитесь, проще, чем в Германии и тем более Италии?

- На одной ноге там тоже не сыграешь. По крайней мере, если хочешь быть на виду, забивать мячи, форма твоя должна быть образцово-показательной. В футбол сейчас везде играют прилично, даже в тех странах, которые к футбольным никогда не относились. А Швейцария сегодня и вовсе выходит в Европе на ведущие роли. Выступления сборной и "Грассхоппера" не оставляют в этом сомнений.

-Значит, своим пребыванием в этой альпийской стране вы остались довольны?

- Самое главное, что играл я там постоянно. Можно сказать, был одним из лидеров команды, забил четыре мяча.

-Но в национальном чемпионате "Лугано" выступил тем не менее неважно?

- Верно. Однако в Кубке УЕФА мы смогли одолеть "Интер", что стало для клуба крупнейшим достижением в его истории.

-А для вас, надо понимать, та победа была как бальзам на раны?

- Я никогда не жил духом мщения или иными подобными чувствами. Но что скрывать, приятно было пройти такую команду.

-Если все для вас складывалось так неплохо, почему же вы решили по ходу сезона оставить Швейцарию?

- Я не собирался играть в Швейцарии вечно. Отправляясь в "Лугано", я воспринимал этот клуб как транзитный пункт на пути в Италию. Агенты работали над возможностью моего возвращения на Апеннины, и в конце концов возник вариант с "Удинезе". Думаю, не последнюю роль сыграл матч против "Интера", который, естественно, видела вся Италия.

-Вы, наверное, представляете, как воспринимались со стороны ваши скитания по Европе?

- Все, естественно, говорили о падении Шалимова. Это действительно было падение, но хотелось бы избежать огульных обвинений. Стоило все-таки прежде разобраться в его причинах.

-Попросту говоря, вы стали хуже играть в футбол?

- Чтобы играть в футбол хорошо, необходимо совпадение целого ряда обстоятельств. Во-первых, ты сам должен вписаться в команду, во-вторых, команда должна представлять собой боевую силу и так далее. Тренировался я всегда с максимальной отдачей, но одного старания порой достаточно не было. Однако у меня и в мыслях не было плюнуть на все и поехать на заработки в какую-нибудь Турцию. В свои силы я, несмотря ни на что. продолжал верить. Хотя было отчего потерять веру. Сначала блестящий сезон в "Фодже", тут же, на второй год, фантастический контракт с "Интером", дальше - еще один чемпионат со знаком "плюс". А потом - пошло-поехало...

-Наверное, именно те два года были пиком вашей карьеры?

- Думаю, что да. Тем обиднее было вскоре оказаться отшельником. Никак не мог понять, почему я должен идти на трибуну, когда моя команда выходит на поле.

-Вы могли быть разочарованы чем угодно, но только не своим финансовым положением. Четырехлетний контракт с "Интером", надо понимать, обеспечил вас надолго?

- Это совсем другая сторона. Когда играешь в футбол, о деньгах не думаешь. Самолюбие в конце концов есть у каждого игрока, у каждого профессионала, и я его тоже не лишен.

-И определяют стремление играть отнюдь не премиальные за победы, тем более что на Западе они несопоставимы с контрактными суммами.

- Безусловно. В Германии и Швейцарии мы вовсе играли без премиальных. У итальянцев кое-какие премии существуют, но все больше - за конечный результат. В "Удинезе" или "Болонье", к примеру, платят за то, что команда осталась в серии А.

-Получается, в западноевропейских клубах футболистам прививают совсем иную, нежели у нас, психологию. В России не выигрываешь - сидишь на мели, здесь же, выходит, больше полагаются на совесть игроков.

- Не стал бы проводить такую параллель. Премиальные, и очень даже неплохие, ты можешь получить в конце сезона за выполнение поставленной задачи. Для кого-то они, быть может, и не столь существенны, но есть игроки, чьи контракты невелики. Для них премия - серьезное подспорье. Да и любому приятно, думаю, получить деньги за хорошую работу.

-"Болонья", надо думать, свои премиальные заработает в этом сезоне по праву. Счастливы, что оказались здесь?

- Конечно же. А мог ведь стать игроком "Лацио". С Земаном разговаривал еще до окончания прошлого сезона, и он дал мне обещание взять в команду. Но как часто бывает в больших клубах, Земан в "Лацио" решал далеко не все. Клубные руководители думали в то время о других приобретениях. Первым делом "Лацио" купил южноафриканца Фиша и лучшего бомбардира серии А Протти. Но эти приобретения не компенсировали потерь Бокшича, Винтера и Ди Маттео. Команде требовался кто-то еще. Здесь на первом плане оказались даже не интересы клуба, а желание болельщиков. Нужен был какой то "убойный" контракт, чтобы их успокоить. И тогда выбор пал на чеха Недведа, чья сборная стала второй в европейском первенстве. Я же, ждавший развязки этой истории и отказывавшийся от всех других предложений, оказался не у дел.

-Кто же, кроме "Лацио", проявлял к вам интерес?

- Руководители "Удинезе" думали оставить меня в команде, приглашали два испанских клуба.

-"Удинезе" рассчитывал на вас, хотя играли вы за него не так стабильно?

- Тренер понимал, что проблема заключалась в том, что я пропустил "предеезонку". А по ходу чемпионата се ничем не компенсировать. С функциональными же отклонениями в первом дивизионе Италии делать нечего. После моего отказа руководство "Удинезе" не теряло времени даром и заполнило последнюю вакансию. В серии А, напомню, за клуб нельзя заявлять больше трех игроков из стран, не входящих в европейское сообщество.

-И вскоре вас можно было увидеть в Москве.

- Я приехал сюда и ждал, чем завершится работа моих агентов. Даром времени не терял: вместе с Юраном и Кульковым тренировался в составе "Динамо".

-Был и такой вариант на ближайшее будущее?

- Нет, такого варианта не было. Просто мне предоставили возможность поддержать форму, за которую я руководителям московского клуба искренне признателен.

-"Болонья", если не ошибаюсь, возникла в самый последний момент?

- Некоторое время до старта первенства еще оставалось. Я приехал туда, потренировался две недели и уже после этого заключил контракт по системе "год плюс два".

-Колыванов, видимо, сыграл в вашем появлении здесь не последнюю роль?

- Наверняка и он меня порекомендовал, и Фонтолан, мой бывший партнер по "Интеру".

-Но в полном объеме предсезонную подготовку вы не провели и на этот раз?

- Я неплохо поработал, имел приличную нагрузку и сумел наверстать упущенное . Тренировался без выходных.

-Заявили вас все-таки не сразу?

- Спустя три тура после начала чемпионата, В тот момент я отлично себя чувствовал, потом из-за обилия нагрузок наступил небольшой спад, сейчас снова нахожусь в прекрасной форме.

-Уливьери, судя по всему, делает на функциональную готовность основную ставку?

- Да, даже во время сезона он практически не сбрасывает нагрузок. Три дня - вторник, среду и четверг - работаем очень интенсивно. И только уже в пятницу и субботу объемы уменьшаются, больше занимаемся тактическими упражнениями, отрабатываем розыгрыш стандартных положении.

-Почему же все-таки вам никак не удается пробиться в стартовый состав?

- Когда я приехал, костяк команды уже был сформирован. И с самого начала заиграла она так, что менять кого-либо просто не имело смысла. "Болонья" использует трех полузащитников, а претендентов на эти места семь. Чаще других на поле выходят Марокки, Скаполо и Магони. Еще есть Сено, Бергамо, теперь вот купили Брамбиллу из "Пармы".

-Вы миритесь с ролью выходящего на замены?

- Ситуацию воспринимаю абсолютно спокойно. Три года назад все было бы иначе: дергался бы, переживал.

-Но игроком стартового состава вы себя по-прежнему мыслите?

- Постоянно думаю об этом. Пока же выхожу на поле в критические минуты, когда от меня требуются какие-то рассудительные действия.

-Во всех матчах участвовали?

- Не вышел лишь однажды - против "Ювентуса".

-Самой яркой вашей игрой был поединок на "Сан-Сиро", когда "Болонья" победила "Интер", а вы забили гол на последней минуте?

- Не надо думать, что эмоции били у меня в тот момент через край, потому что я "отомстил" "Интеру". Нет, через голову не прыгал и жестов их скамейке не показывал.

-Обыграли вы, кстати, по ходу того эпизода своего большого друга Николу Берти.

- И не только его - еще и Паганина. Но потом при встрече мы этот момент вспоминать не стали.

-"Болонья", собиравшаяся бороться за выживание, теперь может настроиться на выход в Кубок УЕФА. Не так ли?

- Для начала следует гарантировать себе место в серии А. А потом уже можно будет замахнуться на большее.

Михаил ПУКШАНСКИЙ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...