8 октября 2010, 01:00

"Катюша", Абрамович и сливовица

Читать «СЭ» в

ЧЕМПИОНАТ ЕВРОПЫ
ПО ДЗЮДО
СРЕДИ ВЕТЕРАНОВ.
ХОРВАТИЯ

Юрий ГОЛЫШАК
из Пореча

Рейс на Загреб SU 165, полный борцов, для меня – школа жизни. Два с половиной часа полета ловлю ухом обрывки разговоров – "суставы не восстанавливаются, я менял"… "я пять килограмм гоняю, туда-сюда. До 75-ти доходит"…

- Ты как гоняешь? – обратился ко мне кто-то. Принявший за борца – хоть, видит Бог, на борца я похож довольно условно. Разве что на скверно сохранившегося ветерана дзюдо – впрочем, в этом самолете именно ветераны и собрались. Всякий выигрывал в сравнении со мной.

Что-то перехватило горло – я с идиотской улыбкой закивал. Успев втянуть живот. Гоняю-гоняю. Борец, пожав крутыми плечами, отошел. Не хочешь говорить – не надо.

Все бы хорошо, да только достались мне в соседи два крепыша. От такого соседства руки не приподнять. И это еще не самая могучая категория – впереди сидел человек-гора, самый колоритный спортсмен грядущего чемпионата Европы – Борис Беридзе. Чемпион по обаянию, не только по дзюдо. Лицо, комплекция – таким я представлял Сергея Довлатова. Предположил в Беридзе 150 килограмм – оказалось, 147. Завтрак казался сиротским – и Борису сжалившаяся стюардесса принесла еще одну порцию. Возвращайтесь с победой.

***

Я с тоской глазел по сторонам – отчего же, отчего не достались мне в соседи "мухачи"? Уж не знаю, в ходу ли у дзюдоистов боксерские словечки. "Мухачи" сидели неподалеку – почти все приближались к категории старейшин. От М7 до М10. М10, если кто не знает, от 75 лет и старше…

За внешней хрупкостью не угадаешь стальную начинку: улыбчивый Леонид Костин – чемпион мира нынешнего года. С таким шутки плохи – только скажи  слово поперек. Добирался до Хорватии из Кировской области.

А вот любимец сборной России – старейший участник Магомедшапи Алиев, приехал из Дагестана. Всякий обнимает старину Шапи как родного.

Кто-то выигрывая чемпионат Европы среди полицейских, кто-то на медаль не согласен – только на орден. Потому что помнит Олимпиады.

***

Я ходил по солнечному черепичному городку Поречу, слушал волну – и думал: Бог с ними, с результатами. Буду смотреть на другое – на этом чемпионате полным-полно колоритных персонажей. Вот с ними и буду знакомиться. И знакомить вас. На месяц хватит - не то что на три дня чемпионата. А борьба будет для нас с вами чудесным фоном.

Борцовский зал старается схорониться среди сосен на горке – но выхваченный солнечным лучом сдается. Такому не спрятаться. Тем более, если рядом домики скромные. Вроде вот этого – который оказывается домом престарелых.

Хорватские престарелые довольно улыбчивы. С радостью ходят через дорогу, на чемпионат Европы – смотрят во все диоптрии, как бросают друг друга через бедро их ровесники. Категория М10 интересует их особенно – как и нас, репортеров. Падких на зрелище.

Категория М10 поскрипывает заслуженными суставами, сверкает золочеными зубами. Но бьется насмерть. Будь моя воля – дал бы золотую медаль каждому, дожившему до таких лет. И не ушедшего с татами.

Скооперировавшись с коллегами-телевизионщиками, брожу по городу. Веселое на каждом шагу. На выходе из зала встречаем деда в куртке с надписью – "Australia". Какими судьбами? Быть может, чемпионат Европы – открытый? И как надо любить дзюдо, чтоб лететь через всю планету в кроху Пореч?

***

Пытаемся запихать камеру в такси – краснолицый хорват высовывается из-за руля. Внезапно хмурится: "Это что, "Катюша"?"

Русские люди, находившись по солнцепеку, согласны на все Пусть будет "Катюша".

Скучающие мертвым сезоном продавцы разве что за рукав тебя не затаскивают в свои лавки.

- Русский? Я люблю русский. Ты Абрамович?

Согласившись на "Катюшу", теперь соглашаюсь и на Абрамовича.

Тем более, за всякую покупку тебя благодарят стопкой сливовицы. Попробуй, откажи – обидятся. Мы и не отказываемся. После пятой становится хорошо. Присаживаюсь на кафе на набережной – и той же секундой оказываюсь в окружении животных всех мастей. Коты как-то ладят с лохматыми спаниелями в ожидании куска. Кто ждать не будет, так это избалованные чайки – выхватывают еду прямо с вилки. Только поднеси. Смотрят хищно – в другое время я бы оробел. Но три дня в обществе дзюдоистов сделали меня стойким. Не таким впечатлительным, как прежде.

Достаю фотоаппарат, щелкаю – и мне кажется, что чайка морщится. А быть может, то играет во мне сливовица.

***

Возвращаюсь в зал, - а там интереснее, чем прежде. Один судья похож на Фантомаса – только в золоченых очках. Улыбка – точь-в-точь Билл Клинтон. Другой – словно профессор биофизики: сутулый, понурый, изможденный. Весь лацкан в каких-то значках. Не знаю, верно ли воображение рисует мне профессоров биофизики – но уж как рисует, так и рисует.

Барышня, отвечающая за прессу и досуг судей, не знает слова wi-fi. Пугается, заметив репортеров. Стоит повысить голос, начинает заметно дрожать. Переходит на хорватскую вязь. Подытоживая:

- Добре?

Добре, добре.

- Можно сесть за столик к судьям? – перешел в лобовую атаку я. Дама едва не лишилась рассудка:

- Нет! Нет!

Я все-таки сел. Никто и не думал меня прогонять. А судьи чуть в сторонке жили своей жизнь – кто-то позевывал, кто-то баловался SMS-ками.

…Моя идея гонять вес по примеру ветеранов борьбы рухнула на яблочном пироге. Нет, дзюдо – не моя стихия.

Зато как здесь кричат трибуны! Дрожь пробирает! Я оглядываюсь по сторонам – и замечаю: спонсоры у всего этого действа отличные. Преобладают автоконцерны - вроде Alfa-Romeo. Очень достойно. Для десятитысячного городка – событие организовано хоть куда.

***

С утра я подходил к Борису Беридзе за интервью – тот посмотрел на меня устало: "Вот с тобой поговорю, а мне вечером бороться. Энергию отдам – откуда ей вечером взяться?"

Правильно сделал – сэкономленной энергии хватило, чтоб соперник отлетал от Беридзе, как от скалы. Чистая победа была зафиксирована секунд через двадцать. Беридзе выглядел могучим дубом. Соперник со смешной фамилией Вензель сам казался смешным – на фоне такого Геракла. Интервью тем же вечером Борис давал мне с удовольствием – а прочитать его вы сможете завтра. Одно появление Беридзе из-под трибун вызвало больше эмоций в зале, чем иная схватка с красивым броском.

Приятно, когда побеждают такие колоритные люди – почти семидесятилетний Шапи Алиев тоже получил "золото". А его соседи по пьедесталу выглядели куда моложе.

***

Не такие уж они и старцы, эти борцы. Бьются словно молодые – пусть и поправляют седую прядь, как один итальянец. Тот после всякого падения первыми делом приглаживал вихры. Кого только не увидишь на пьедестале – здесь вам профессорские бородки, едва ли не пенсне. На татами ветераны под нажимом багровеют. Не готовому к таким картинам корреспонденту становится на по себе. И секунду спустя француз сломал француза. Пострадавший голосил неожиданным фальцетом, схватившись за колено. Заплакал от боли и досады. Смотрелось это трагично, - я даже фотографировал нехотя.

Кто-то пускал слезу, принимая медаль. Вот внукам игрушка. У итальянца очки покрылись испариной от возбуждения – во время гимна. Гимн в самом деле заводной, не отнимешь.

***

Русские клали на лопатки всех – казалось, даже если выйду я, буду приговорен к победе – выражаясь языком Валерия Газзаева. Не выдержал российского напора и представитель Германии с фамилией Семененко. Белой акации цветы эмиграции. А среди судей я разглядел тем временем даму средних лет с сережкой в носу. Накануне купались мы, русские люди, в вечернем море голышом – она не смутилась. Подошла прикурить. Мы-то думали, француженка – оказалось, итальянка. Судила на татами строго. Не была столь же снисходительна, как накануне.

Время от времени прорывался на пьедестал кто-то не наш. Например, француз – и стоило отзвучать гимну, фотографы словно по команде начинали насвистывать "Марсельезу". Где-то в сторонке мужественный Шапи интересовался у телевизионщиков, как увидеть собственное интервью в Махачкале. Каким боком повернуть антенну. Очень обрадовался, узнав, что все покажут без экспериментов с приборами…

Так я открыл для себя дзюдо.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты
Новости