От Мартиники до Чеджу.
География соперников сборной России

Слева направо: кореец КИ СОН ЕН, бельгиец Аксель ВИТСЕЛЬ и алжирец Софьян ФЕГУЛИ. Фото AFP
Слева направо: кореец КИ СОН ЕН, бельгиец Аксель ВИТСЕЛЬ и алжирец Софьян ФЕГУЛИ. Фото AFP
1

ЧМ-2014. До старта – 8 дней

В преддверии чемпионата мира "СЭ" рассматривает происхождение футболистов соперников сборной России по группе H.

ГДЕ РОДИЛИСЬ, ТАМ И ПРИГОДИЛИСЬ

В сборной Кореи играют футболисты, родившиеся в Корее. Ну и? – процитировав одного известного российского тренера, спросите вы. Как показывает география происхождения наших соперников, теперь это большая редкость. Впрочем, представители этой восточноазиатской страны в этом вопросе как раз консервативны и к миграции не склонны совсем. По данным СIES (Международного центра изучения спорта), в среднем каждый год в другие страны уезжает играть в среднем семь южнокорейских футболистов. Это ничтожно мало. Для сравнения – в Бразилии этот показатель равняется 130, в Дании – 25 и даже в Австралии – 11. И тем не менее это в разы больше, чем 10 - 12 лет назад, когда эта цифра не превышала 1 - 2 человек. О причинах роста, надо полагать, догадываются все. После домашнего чемпионата мира 2002 года эта страна стала одной из самых футбольных в регионе. Результаты подопечных Гуса Хиддинка (южнокорейцы, напомним, дошли до полуфинала, где уступили немцам (0:1) не только увеличили количество новорожденных малышей-тезок голландского специалиста, но и устроили футбольный бум. Ан Чжун Хваном или Пак Чжи Суном мечтал стать чуть ли не каждый ребенок, тащивший маму или папу записать его в футбольную школу. Количество частично переросло в качество – нынешним корейцам рады в Германии, Великобритании, Китае и Японии. Вот и клубная география нынешней сборной широка – 15 клубов и 6 стран мира. Однако на закате карьеры все игроки возвращаются на родину.

– Я даже никогда не задумывался над тем, чтобы остаться жить в Англии, хотя мог себе это позволить финансово, – прокомментировал некоторое время назад ситуацию Пак Чжи Сун. – У нас другой менталитет, другая культура, все другое. Да и зачем? Я прекрасно себя чувствую дома. У моих детей есть европейское гражданство и, возможно, образование они будут получать там, но жить мы предполагаем дома.

ВТОРОЕ ПОКОЛЕНИЕ

У команды Бельгии история другая: ее футболисты, пусть и родились почти все на территории страны, за которую выступают, являются выходцами с самых разных концов света. Из 23 игроков, включенных Марком Вильмотсом в окончательную заявку, иностранные корни имеют 11 человек. Любопытно, что это как правило так называемое второе поколение мигрантов, то есть в Бельгию в свое время переехали один или оба родителя.

Например, у полузащитника "Зенита" Акселя Витселя, как известно, мать – бельгийка, а отец – выходец с карибской Мартиники, та же история у его партнера по сборной Муссы Дембеле, только его папа – малиец. А вот родители Аднана Янузая переехали из Косово вместе за три года до рождения сына. Так же с женами переезжали Абдельлатиф Феллаини и Роже Лукаку, во Франции они искали футбольного счастья и продолжения карьеры. Уже позже у них родились сыновья Маруан и Ромелу соответственно. Отец полузащитника "МЮ" ради того, чтобы остаться в Европе, пошел по окончании игровой карьеры водить обычный городской автобус. Лукаку-старший, в свою очередь, был, может, и не против возвращения в Конго, где ему, говорят, предлагали тренерскую работу. Вот только оба его сынишки решили пойти по стопам папы, а учиться самой популярной в мире игре все же куда перспективнее в Старом Свете. Есть, правда, и свои исключения: так, защитник Энтони Ванден Борре родился в Конго и переехал в Европу в возрасте 3 лет, а у Кевина Миральяса история происхождения и вовсе романтическая. В Бельгию уехала его бабушка – дочь богатого испанского винодела, бежала она от вполне благополучной жизни за любимым, дедушкой будущего футболиста и бродячим музыкантом.

ДЕРЖАТЬСЯ КОРНЕЙ

У третьего соперника россиян, сборной Алжира, все с точностью до наоборот – из 23 футболистов, заявленных на ЧМ-2014, 15 (!) родились во Франции. История почти у всех одинаковая, как под копирку: начинали с французской молодежки, а впоследствии решили защищать цвета исторической родины. На первый взгляд, ничего удивительного – конкуренция за попадание в национальную команду там ниже, а значит, шансы съездить на чемпионат мира куда выше, чем сначала пробиваясь в сборную Франции, а потом пытаясь пробиться через жесточайший европейский отбор. К тому же, по слухам, часто на такой "репатриации" можно неплохо заработать. Что движет игроками на самом деле – известно только им. Вот, скажем, полузащитника Бенталеба хотели заиграть не только за "трехцветных", но и за Англию, чтобы освободить в "Тоттенхэме" одно легионерское место, да УЕФА не разрешил. Мехди Ласен тоже мог выбирать между тремя командами – Алжиром, Францией и Италией, откуда родом его мать, но остановился на африканской сборной. Софьяна Фегули на товарищеские матчи в главную команду Франции вызывал Раймон Доменек, но хавбек "Валенсии" предпочел родину предков. Хассан Йебда и вовсе выиграл чемпионат мира U-17 с французами, но в итоге в 2009-м году воспользовался приглашением Рабаха Саадана и отправился в ЮАР с "Лисами пустыни".

1
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

_father_

вау! я могу писать комменты!

16:30 5 июня 2014