Константин Сарсания: "В 2002-м Венгер хотел купить Измайлова"

30 сентября 2003 года. Москва.  "Локомотив" - "Арсенал" - 0:0. Полузащитник "канониров" Робер ПИРЕС в жестком подкате против хава "Локо" Марата ИЗМАЙЛОВА. Фото Александр ФЕДОРОВ , "СЭ" 10 июля 2010 года. Москва. Черкизово. "Локомотив" - "Анжи" - 2:1. Советник президента РФС по спортивным  вопросам Константин САРСАНИЯ,   главный тренер сборной России Дик АДВОКАТ   и старший тренер Александр БОРОДЮК (слева направо). Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ" Константин Сарсания: "В 2002-м Венгер хотел купить Измайлова" Фото "СЭ"
30 сентября 2003 года. Москва. "Локомотив" - "Арсенал" - 0:0. Полузащитник "канониров" Робер ПИРЕС в жестком подкате против хава "Локо" Марата ИЗМАЙЛОВА. Фото Александр ФЕДОРОВ , "СЭ"

Новым героем авторской программы Александра ЛЬВОВА "Начистоту" стал известный в прошлом агент, спортивный директор "Зенита" и "Динамо", а ныне главный тренер литовского "Атлантаса"

В американском блокбастере "Переговорщик" герой Кевина Спейси обладает редким даром убеждения, с помощью которого вынуждает сдаться преступников, захвативших заложников. Работа футбольного агента не имеет ничего общего с тем, чем занимался чикагский полицейский. Но умение заставить делового партнера поверить в то, что предложенный вариант сделки наиболее выгоден и перспективен, поверьте, дорогого стоит. А тот, кто умеет это, считается профессионалом с большой буквы.

Сарсания из таких. Он свободно владеет английским и французским. Ему доверяют такие тренеры-мудрецы, как Липпи, Венгер, Адвокат, Геретс. При нем "Зенит" выиграл чемпионат России, Кубок УЕФА и Суперкубок УЕФА, а в составе символической сборной его клиентов сплошь и рядом звездные имена.

Сейчас Сарсания – тренер. Работает в уютной Клайпеде с "Атлантасом", который из турнирного болота вытащил в Лигу Европы, ищет среди местных ребят будущих Иванаускасов и Янкаускасов.

Почему он вдруг решился на такой крутой поворот в жизни? Каков на самом деле суровый футбольный рынок? Откуда берутся цены на игроков? Как находить компромисс с трудными клиентами и их капризными женами? За ответом на эти, а также многие другие вопросы я и отправился в тихую Литву.

Константин САРСАНИЯ. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ПОЧЕМУ МОУРИНЬЮ СТАЛ КЛИЕНТОМ МЕНДЕША

Мы сидим с Сарсанией за столиком ресторанчика небольшого отеля, где нынче обитает главный тренер "Атлантаса". Мимо по улице, утопающей в зелени, неспешно бредут отдыхающие, чуть охая, поскрипывают вековые сосны. И если закрыть глаза, то мгновенно охватывает ощущения чего-то неземного. Рай!

– Каким же ветром вас занесло в эти божественные края? Уж не с целью ли обеспечить себе безбедную старость вы подались в Клайпеду?

– То, что я сюда не за деньгами приехал, так это точно, – возвращает меня в реальность Сарсания. – Для этого есть другие места. Просто три года назад меня неожиданно пригласили поработать в здешнем клубе. Приехал, посмотрел – все понравилось.

– И поставили цель стать с "Атлантасом" первым в Литве и выиграть Лигу чемпионов?

– Шутку принимаю. А если всерьез, то с "Жальгирисом", у которого здесь лучшие условия, побороться можно. Кстати, его мы уже обыгрывали. А вот что касается Лиги чемпионов, то не только "Атлантасу", но и российским клубам в ближайшее время в ней вряд ли что светит. А пока, за два с половиной года, поднявшись с самых низов, мы добыли серебро и бронзу, в финале Кубка сыграли, в Лигу Европы вышли. Так что на месте не стоим, да и ребята растут. К примеру, сейчас наш вратарь Гертмонас Эдвинас подписал контракт с французским "Ренном", а 18-летний полузащитник Дейвидас Виршас – с "Сент-Этьеном".

– А каким же образом после таких скромных команд, как "Красная Пресня" и воронежский "Факел" вы оказались во Франции в начале 90-х?

– До1988 года я играл за дубль "Динамо", на базе которого была создана сборная лучших молодых футболистов союзных республик. На турнире во Франции, где я был ее капитаном, меня признали лучшим защитником. Потом позвонил представитель общества Франция – СССР и сообщил, что мной интересуется несколько местных клубов. Так я оказался на просмотре в "Лансе", где провел неплохой сезон. Потом полтора года отыграл в "Дюнкерке". А завершал французскую эпопею в "Армантьере".

– Уж не во Франции ли зародилась идея стать футбольным агентом?

– Так оно и было. Я ведь сначала без агента там играл, а потому постоянно сталкивался с разными проблемами. Когда он появился, то стало намного легче. Агента звали Луи Деврис. Он, по сути, стал моим крестным отцом в будущей профессии. Уже когда моя французская карьера подходила к концу, он сказал: "Костя, в бывшем Союзе полно способных ребят. Ты хорошо знаешь их. Давай поработаем вместе". Мне это было интересно.

– И стали первым поднимать российскую футбольную целину.

– Был еще Игорь Завгородний. Но в ту пору института агентов как такового у нас еще не существовало.

Жорже МЕНДЕШ. Фото - AFP

– Какими, на ваш взгляд, качествами должны обладать люди этой профессии?

– Есть агенты, которые ничего не понимают в футболе, но умеют грамотно пользоваться услугами консультантов. Такой гигант, как Жорже Мендеш, в клиентах у которого Моуринью с Криштиану Роналду, начинал с нуля. Но ему подсказали квалифицированные помощники. Со временем португалец набрался опыта. Для агента очень важно научиться правильно вести экономику, грамотно все просчитывать, обрасти нужными связями и контактами. Кроме того, необходимо быть коммуникабельным, уметь держать слово, не подводить партнеров и клиентов.

– Мне доводилось слышать от бывшего главного тренера сборной Бразилии Луиса Фелипе Сколари, что на сегодня Мендеш – наиболее авторитетная и влиятельная фигура в мире агентов.

– Пожалуй. Я давно знаком с Жорже. Именно он познакомил меня со Сколари, когда мы с Курбаном Бердыевым летали в Португалию просматривать игроков, среди которых был и Данни. Безусловно, Мендеш – профессионал высочайшего класса, во всех тонкостях знающий рынок, обладающий огромным количеством необходимых для ведения дел контактов.

– Как Мендешу удалось заполучить в клиенты Моуринью?

– С первого дня Жорже следовал одному железному правилу – сначала ты работаешь на имя, потом имя работает на тебя. И никогда никого не подводил. Для Моуринью это стало лучшей рекомендацией. Как и для президентов с тренерами, которые знают: если Мендеш предлагает игрока, то это не кот в мешке. И он не только отработает свой контракт, но еще и поможет клубу заработать.

Жозе МОУРИНЬЮ. Фото - AFP

С БЕРДЫЕВЫМ НИКОГДА НЕ ССОРИЛИСЬ

– У вас с португальцем были какие-то профессиональные контакты?

– Был вариант с покупкой Данни. Дело в том, что "Динамо", несмотря на отступные в 30 миллионов евро, не хотело отпускать португальца. Но "Зенит" не без помощи Мендеша проявил настойчивость. Уже через два дня после подписания контракта Данни вышел на поле в матче за Суперкубок УЕФА с "Манчестер Юнайтед", забил гол и был признан лучшим игроком встречи.

– В ту пору вы были спортивным директором "Зенита". Насколько сложными оказались переговоры о переходе португальца?

– Они получились проще, чем ожидалось. И решающую роль в них сыграли наши личные, доверительные отношения с Мендешем. Именно он сумел убедить Данни, что этот переход станет для него шагом вперед в карьере.

– В таких ситуациях все решает сумма с большим количеством нулей?

– Она решает многое, но не всегда. Для футболиста очень важно еще и мнение агента. В данном случае оно и стало главным.

– В "Зените" Данни предложили большую зарплату, чем в "Динамо"?

– Естественно. При переходе в другой клуб так оно и должно быть.

ДАННИ (слева) против Андрея АРШАВИНА. Фото - Александр ВИЛЬФ

– У врачей есть заповедь – не навреди! Какова она у агентов – не укради? Вот Николай Толстых утверждал, что люди этой профессии – величайшее зло российского футбола, поскольку они не чисты на руку.

– Наверное, Николай Александрович считал, что агенты бывают разными. Потому здесь подойдет иная заповедь – живи интересами футболиста, а не своими собственными. Знаю, что в свое время мой товарищ Алексей Сафонов помог своему подопечному Алексею Медведеву перейти из "Сибири" в "Рубин". Сибиряки требовали за его трансфер миллион долларов, а казанцы соглашались отдать только семьсот пятьдесят тысяч. Зная, как нападающий хотел сыграть в Лиге чемпионов, Сафонов заплатил разницу. Так сбылась заветная мечта футболиста.

– Первого своего клиента помните?

– А как же! Это Игорь Козлов – он был в дубле "Спартака", потом немного поиграл в ЦСКА у Садырина, был чемпионом Европы среди юношей – в 94-м я договорился о его переходе в "Беверен". Потом помог уехать из ЦСКА в "Аякс" Андрею Демченко, а Денису Клюеву – из "Динамо" в "Фейеноорд". Стал потихоньку присматриваться, как выстраивается работа в зарубежных клубах. Начал общаться с известными тренерами – Марчелло Липпи, работавшим тогда в "Ювентусе", Ари Ханом из "Фейеноорда", Диком Адвокатом из ПСВ, Эриком Геретсом. Уже потом в молодежных командах "Ювентуса" оказались Сергей Коваленко, Виктор Будянский и Ильяс Зейтулаев, а Сергей Темрюков – в ПСВ.

– Предлагая футболиста, с кем вы обычно начинали разговаривать – с президентом или с тренером?

– С тренером. Мне было проще объяснить ему, чем может помочь команде тот или иной игрок.

– Не смущало, что вы, еще молодой человек, предлагаете, например, Роберто Манчини неизвестного игрока?

– Нисколько. Обычно кто-то из близких представлял меня заранее и это упрощало ситуацию. А с Манчини, мы, кстати, позднее познакомились и замечательно общались. Интереснейшая личность, доложу я вам.

– С кем из тренеров было непросто находить общий язык?

– Пожалуй, на первых порах в "Рубине" с Бердыевым. Он очень осторожный, а потому привык все перепроверять лично. Как-то я предложил ему полететь в Прагу посмотреть хавбека Чижека и центрального защитника Иржи Новотны. Побывали на игре, прикинули их возможности. У Курбана Бекиевича никакой реакции. И только на обратном пути услышал: "Этих футболистов стоит купить". А потом добавил: "Вот теперь я убедился, что тебе можно доверять". После этого мы уже понимали друг друга с полуслова.

– А как же разговоры про то, что Бердыев и Сарсания в пух и прах разругались?

– Чистой воды слухи. Просто когда я пришел в "Зенит", каждый из нас стал отстаивать интересы своего клуба. А дружеские отношения между нами никуда не делись.

Курбан БЕРДЫЕВ. Фото - Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

ДЕНИСОВ – ОЧЕНЬ ПОРЯДОЧНЫЙ И ЧЕСТНЫЙ ПАРЕНЬ

– Валерий Карпин рассказывал мне, что в европейских клубах все решают президенты.

– Если они не делегированные, а платят свои деньги, то в большинстве случаев так оно и есть.

– Кого из президентов вы можете назвать яркой личностью?

– Из тех, с кем довелось тесно общаться, это Сергей Александрович Фурсенко и Александр Валерьевич Дюков, работать с которым в "Зените" было и приятно, и интересно. В больших клубах, где собраны дорогие футболисты, всегда возникает масса самых неожиданных проблем, решать которые ох как непросто. Нам удавалось.

– А как к женщинам-президентам относитесь?

– Нормально. И не считаю их таким уж большим злом. Хотя это явление нечастое.

– Что скажете о президенте "Локомотива"?

– С Ольгой Юрьевной Смородской мы знакомы. Но до профессионального общения дело не доходило. Тем не менее случись такое, язык найти удалось бы, поскольку в целом клуб ведет достаточно внятную политику.

– В "Зените" последнее слово всегда за Миллером?

– Так и должно быть. Для Алексея Борисовича "Зенит" больше чем родной клуб. Понятно, что по самым важным вопросам решения принимает Дюков. Но затем он обязательно ставит об этом в известность главу "Газпрома" и согласовывает с ним все детали.

Андре ВИЛЛАШ-БОАШ (слева) расстался с Андреем АРШАВИНЫМ (в центре) и Александром КЕРЖАКОВЫМ. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

– Сейчас много обсуждают взаимоотношения Андре Виллаш-Боаша с Аршавиным и Кержаковым. Окажись в роли спортивного директора, стали бы вмешиваться в эту ситуацию или бы предпочли наблюдать за ходом событий со стороны?

– Скорее всего, попытался бы обсудить ее с тренером. Понятно, что Андрею с Александром не по 25 лет, и тренер кого-то видит в составе, а кого-то – нет. Но с игроками хотя бы надо поговорить. Это неправильно, когда Кержаков возвращается из отпуска и только тогда узнает, что не едет на сбор. Такого быть не должно. Если тренер сам не хочет беседовать с игроком, то это обязан сделать спортивный директор. И не в последний момент, а заранее. Что исключит ненужные пикировки в прессе, а клуб обойдут стороной разного рода слухи. Наверное, лучший бомбардир "Зенита" и российского футбола заслужил другого отношения.

– Быть может, Виллаш-Боашу проще работать с легионерами?

– Мне трудно судить. Вот недавно позвонил один питерский журналист и, повздыхав, напомнил, что, когда в Кубке УЕФА "Зенит" обыграл на выезде "Байер", в его составе было восемь россиян и три легионера. А сейчас, когда ему же уступили в Лиге чемпионов, на поле были уже восемь иностранцев. Знаю, что питерским болельщикам это не нравится. Они хотят видеть в любимой команде больше своих футболистов.

– А в бытность работы спортивным директором вы старались на кого делать ставку?

– Дик Адвокат, возглавлявший в ту пору "Зенит", – тренер жесткий, прямой и требовательный. Но говоря, что ему нужен какой-то игрок, обязательно считался с моим мнением. Кроме того, Фурсенко с Дюковым объясняли ему, что при комплектовании клуб обязан придерживаться определенной политики, от которой не следует отступать – не поймут болельщики.

– Идея пригласить Тимощука вам принадлежит?

– Пожалуй, да. У нас не было баланса между обороной и атакой. Тогда на сборах я сказал Адвокату, чтобы в контрольном матче с "Шахтером" он внимательно последил за Анатолием. И сразу же после игры Дик дал отмашку: "Это то, что надо. Начинай переговоры". Шли они непросто – клуб запросил за Тимощука слишком большие деньги. Но в итоге компромисс был найден, и Толя свой контракт отработал от и до. А когда соотношение цены и качества выглядит идеальным, понимаешь – попадание было стопроцентным.

– Известно, что в "Зените" время от времени возникали разного рода конфликты. Вам доводилось каким-то образом помогать их разрешать?

– Чаще всего нервозность и напряжение порождала конкуренция за место в составе. Россияне хотели, чтобы играли одни, иностранцы предпочитали других. Адвокат – тренер опытный, понимал, что в подобной обстановке результат не сделаешь. Как-то раз, когда стало особенно жарко, Дик попросил меня поговорить на эту тему с Радимовым, который пользовался огромным авторитетом. Побеседовав, мы пришли к выводу, что все происходящее на пользу команде не пойдет. И тогда Влад заверил: "Сергеич, не беспокойтесь, я помогу". Не знаю, как уж это ему удалось, но страсти улеглись, и в том году "Зенит" стал чемпионом.

– Игорь Денисов действительно один из тех, на кого невозможно найти управу?

– Нет, нет и еще раз нет! Гарик – очень порядочный, открытый, честный парень. За все время, что мы работали, ничего плохого сказать о нем не могу. Быть может, ему не следует иногда открыто говорить то, что он думает. Но по мне, с такими людьми проще, чем с теми, кто шепчется за спиной.

Игорь ДЕНИСОВ. Фото - Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

– А что же он вместе с Аршавиным и Анюковым тогда натворил, что заставил Адвоката отправить всех троих в дубль?

– Перед матчем со "Спартаком" они опоздали к отбою.

– Не слишком ли жесткое решение?

– Не мне судить. Но потом ребята обратились к Дику с просьбой амнистировать провинившихся. А те, в свою очередь, извинились перед голландцем. Инцидент был исчерпан. Как ни странно, но та встряска пошла команде на пользу, объединив ее, сделав крепче.

– Не секрет, что подписанию контракта предшествуют переговоры, которые не всегда идут гладко. Приобретение какого футболиста доставило больше всего сложностей?

– Скорее всего, Домингеса, которого покупал "Рубин". Я тогда был еще агентом. А интересы аргентинца представлял бывший агент Марадоны Чистер Пилар. Поначалу казалось, что сделка не займет много времени, и билеты домой были уже в кармане. Но все затянулось на несколько дней.

– Не могли сойтись в цене?

– И это тоже. Но кроме цены существует масса нюансов, которые могут тормозить процесс: как платится зарплата, куда перечисляются деньги, каков будет вид из окна квартиры… Вот это часами и обсуждалось в мельчайших подробностях.

– Стоило так потеть?

– Оказалось, что да. Потом "Рубин" с Домингесом стал чемпионом, а аргентинец стал главной звездой команды. Да и позднее в "Зените" он был в полном порядке. Честно говоря, приятно вспомнить.

– А вот историю с Максимом Левицким во Франции вы вряд ли вспоминаете с таким удовольствием…

– Это точно. Головной боли тогда хватило. Чтобы не попадать под лимит на легионеров, кто-то посоветовал Максиму сделать греческий паспорт, так как эта страна входит в Евросоюз. Клуб без проблем заверил документ в полиции. И только потом выяснилось, что бланки оказались крадеными. Парня на сутки задержали для выяснения обстоятельств. Пришлось подключиться, приехать в Сент-Этьен. Слава богу, все обошлось. Но в итоге он вернулся в Россию и оказался в "Спартаке".

Максим ЛЕВИЦКИЙ. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ГОРЖУСЬ СДЕЛКОЙ С КУРАНЬИ

– Вы упомянули о разных нюансах, возникающих в ходе переговоров. А что или кто еще может повлиять их ход?

– Жены футболистов. Как правило, эти дамы имеют большое влияние на своих супругов. В этом я убедился, когда "Зенит" пытался купить у "Баварии" Зе Роберту. Вопрос был практически решен, но в последний момент вмешалась супруга, которая лично захотела приехать в Питер и на месте посмотреть, что ждет их семью. Не знаю всех тонкостей, но что-то этой капризной девушке не понравилось. И уже практически готовый к подписанию контракт сорвался. После этого в клубе был создан специальный отдел, который занимался семьями футболистами, устройством их детей в школы, ясли, детские сады, решал все текущие проблемы.

– У вас как у агента были случаи, когда вы чего-то не досмотрели, дав повод клиенту поставить под сомнение прописанные в контракте обязательства?

– Лишь один, да и то в самом начале. Как говорится, первый блин. Я уже рассказывал про Игоря Козлова. Договорился о его переходе в бельгийский "Беверен", где он должен был получать порядка 5000 долларов в месяц. Но я не знал, что согласно здешним законам футболисты обязаны с каждой получки отчислять процент в накопительную пенсию. А при отъезде из страны эти деньги полностью возвращаются. Естественно, что, получив первую зарплату, Игорь обратился с вопросом, почему в контракте указана одна сумма, а он получил другую. Прямо скажем, момент неприятный. Выручил компаньон Луи Деврис, который все популярно объяснил, и парень успокоился. Но тот случай научил – в агентском деле мелочей не бывает, и ты все должен знать и просчитывать заранее.

– Есть сделка, которую вы заключили исключительно за счет опыта?

– К таким я бы отнес историю с переходом в "Динамо" Кураньи. Он тогда играл в "Шальке" и вместе с Кисслингом из "Байера" лидировал в гонке бомбардиров чемпионата Германии. На тот момент на Кевина уже претендовало несколько итальянских и английских клубов, среди которых были "Ювентус" и "Вест Хэм". Агента его я не знал и познакомился с Кураньи через друзей. Когда мы встретились, он сразу признался, что сейчас его клуб борется за чемпионство и дать ответ сможет только в мае. А в России до закрытия трансферного окна уже оставалось пять дней. Но, видно, разговор у нас получился, и парень поверил, что этот шаг не станет для него ошибкой. "Не подведешь?" – спросил я его на прощание. И мы пожали друг другу руки. Дома рассказал обо всем Андрею Кобелеву, который тогда тренировал "Динамо". "Что ж, рискнем, – согласился он. – Давай подождем немца. Он того стоит. А пока я буду ставить Кокорина". Кураньи не подвел. Так "Динамо" получило классного форварда и прекрасного человека на правах свободного агента, который верой и правдой прослужил клубу целых пять сезонов.

Александр КОКОРИН (слева) и Кевин КУРАНЬИ. Фото - Татьяна ДОРОГУТИНА

– Кстати, о "Динамо". Кто, по-вашему, виноват в том, что, нарушив правила финансового fair play, клуб лишился возможности выступить в еврокубках?

– Прежде всего за это должны отвечать финансовые институты клуба. И не стоит все валить на спортивного директора, которому лишь выделяют какое-то количество денег для усиления состава.

– Да, но, скажем, спортивный директор должен быть в курсе, что у Кураньи заканчивается срок контракта и надо не упустить момент для его продления.

– А вы допускаете существование внутри клуба ситуации, при которой спортивный директор не знает, что он может предложить футболисту? Кураньи мог это чувствовать, а потому и решил уйти свободным агентом.

Кевин КУРАНЬИ попрощался с "Динамо" после пяти сезонов со слезами на глазах. Фото - Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

ИЗМАЙЛОВ МОГ ОКАЗАТЬСЯ В "АРСЕНАЛЕ"

– Не кажется странным, что, теряя Кураньи, "Динамо" не сумело сохранить Смолова…

– …А "Спартак" не смог удержать Дзюбу. Каждый подобный случай имеет свои нюансы. Становясь свободным, футболист, естественно, требует улучшения условий. Кто-то на это идет, кто-то – нет. Возможно, в "Динамо" отток футболистов был связан с финансовым fair play. А "Зенит", "Краснодар" и "Спартак" нашли ресурсы, чтобы выполнить их условия и оказались в плюсе.

– Бывали моменты, когда, продавая футболиста, клуб не угадывал с ценой и сделка срывалась?

– Случались. И мне доводилось быть невольным свидетелем такой ситуации. Перед чемпионатом мира 2002 года мне позвонил Арсен Венгер и сказал, что ему интересен Марат Измайлов. Я сообщил об этом тогдашнему президенту "Локомотива" Валерию Филатову, с которым мы тут же вылетели в Лондон. И в аэропорту Хитроу неожиданно встречаем Юрия Семина с агентом Паулу Барбозой. Оказалось, что они прибыли в Англию по тому же вопросу. На встрече с нашей делегацией Венгер назвал цену, которую "Арсенал" готов был заплатить за Измайлова. Причем вполне достойную. Но, решив задрать ее, Барбоза вдруг заявил, что миланский "Интер" может дать за Марата больше. "Что ж, я собираюсь на чемпионат мира в качестве комментатора, где еще раз посмотрю вашего парня. А потом скажу, будем ли мы готовы столько заплатить, сколько за него готовы выложить итальянцы", – ответил Венгер. После возвращения из Японии разговор с Арсеном был коротким: "Извини, Костя, но эта тема закрыта". Так был упущен момент, который, возможно, мог бы повернуть карьеру Измайлова по-другому.

– Как с профессиональной точки зрения оцените контракт Фабио Капелло?

– Можно предположить, что на момент подписания, как посчитал Виталий Леонтьевич Мутко, Капелло был нужен РФС позарез. Потому и контракт составлялся исключительно в интересах тренера.

– Но затем его еще и продлили…

– Наверное, находились в эйфории по случаю выхода в финальный турнир чемпионата мира.

– Теперь остается только домысливать, кому это, кроме итальянца, было нужно.

– А больше ничего и не остается.

Фабио КАПЕЛЛО. Фото - Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

– Судя по гибели Юрия Тишкова, профессия агента далеко не самая безопасная?

– Мне, как и остальным, ничего не известно о мотивах убийства Юры. И трудно сказать, связано ли оно с его агентской деятельностью. Тишков тогда ведь только начинал. В этой профессии надо уметь искать компромиссы, а Юра шел напролом. Может, и это сыграло свою роль… Был еще один агент, с которым случилась беда, по фамилии Сайдалинов. Сначала на него было покушение, а потом его убили. Темная история… Помнится, в начале 90-х ко мне приходили молодые, крепкие ребята и довольно жестко предлагали совместный бизнес. Пришлось обращаться за помощью к друзьям. Потом все затихло. Вообще-то любая профессия может оказаться небезопасной – жизнь непредсказуема.

– Не составите символическую сборную из футболистов, которых вы в разное время опекали?

– Что ж, давайте попробуем. В воротах Слава Малафеев или Макс Левицкий. Справа в обороне Арсений Логашов, который, уверен, будет играть в сборной. В центре Мартин Шкртел, которого я привозил в "Зенит" за 800 тысяч долларов, а продали его в "Ливерпуль" уже за 10 миллионов. Его напарником поставил бы Николаса Ломбертса, по которому "Зенит" в прошлом году имел предложение от "Ювентуса". Слева – Томаш Губочан. Его в Питере покупали за небольшие деньги, и он очень помог "Зениту". В полузащите начну с Толи Тимощука – классного игрока и замечательного человека. Слева от него – Ким Дон Джин, которого я увидел в Корее, где в свое время работал и Дик Адвокат. Ребята в "Зените" его очень любили. С Сашей Павленко и Ильей Максимовым работал с самого их юного возраста. Ну а впереди, на лихом коне, два питерских Сашки – Кержаков и Панов. Далеко не последние форварды российского футбола. Думаю, те, кому я помогал и кого не назвал, на меня не обидятся.

– Что ж, достойная компания! А что посоветуете тем, кто хочет стать футбольным агентом?

– Прежде всего раз и на всегда запомнить – это нелегкий хлеб. И не забывать, что от их работы зависит жизнь других людей.

– Чему в последний раз в футбольной жизни порадовались?

– Возвращению в "Динамо" моего большого друга Андрея Кобелева.

– А сами не подумываете о том, чтобы вернуться в тот бурлящий мир?

– Знаете, никогда не говори никогда.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...