00:10 30 ноября 2012 | Теннис

"Берси"-2002: как это было

Марат САФИН в этом финале принес победителям . Фото AFP Борис ЕЛЬЦИН и Михаил ЮЖНЫЙ. Фото AFP Евгений КАФЕЛЬНИКОВ с дочерью Олесей. Фото AFP 1 декабря 2002 года. Париж. Сборная России - обладатель Кубка Дэвиса. (Слева направо): Евгений КАФЕЛЬНИКОВ, Марат САФИН, Андрей СТОЛЯРОВ, Михаил ЮЖНЫЙ, Шамиль ТАРПИЩЕВ. Фото AFP
Марат САФИН в этом финале принес победителям . Фото AFP

Ровно 10 лет назад была одержана победа, которая навсегда вошла в историю российского спорта: в финале Кубка Дэвиса, проходившего с 29 ноября по 1 декабря 2002 года в парижском зале "Берси", сборная России со счетом 3-2 обыграла французскую команду

Большое обычно видится на расстоянии, но тот триумф предстал перед нами во всем своем бесспорном величии в первое же мгновение. Исторический масштаб этой глыбы невозможно было не заметить. Даже несмотря на то, что ни один из российских общедоступных телеканалов не вел из "Берси" прямую трансляцию.

"Иногда мне кажется, что все это произошло не со мной", - признался один из наших собеседников, вспоминая шикарный банкет в парижской мэрии, который хозяева готовили заранее в честь своей, а не чужой победы. В ту волшебную ночь будущее российского тенниса выглядело несколько иначе, чем выглядит сейчас, но в этом материале речь пойдет о другом.

Сегодня, 10 лет спустя после той великой победы, мы предлагаем вам вспомнить некоторые события серых парижских дней, завершившихся фейерверком потрясающих эмоций. Кто-то из более юных читателей, возможно, почерпнет для себя что-то новое. Ну а у тех, кто постарше, будет повод предаться победной ностальгии.

Итак, представим себе, что на дворе последняя неделя ноября 2002-го. Прохладный воскресный вечер в столице Франции. Мужская сборная России собирается в отеле Sofitel Paris Bercy...

24 ноября. ВСЕ В СБОРЕ

"В воскресенье дневным рейсом из Москвы к месту грядущих событий прибыл третий номер нашей команды Михаил Южный, его тренер Борис Собкин и несколько других членов российской делегации. Чуть позже в отеле появилась основная часть российской команды. Марат Сафин, Евгений Кафельников, Андрей Столяров, спарринг-партнеры Андрей Черкасов и Денис Голованов, тренер Сергей Леонюк, врач Сергей Ясницкий, массажист Анатолий Глебов и, естественно, капитан Шамиль Тарпищев прилетели из Монте-Карло, где на прошлой неделе проходил тренировочный сбор".

"СЭ", 26 ноября 2002 года

Шамиль ТАРПИЩЕВ, капитан сборной России:

- Нам повезло, что тот сбор вообще состоялся: через три дня после того, как мы покинули Монако, там начался сильнейший ураган. По ходу дела стало понятно, что у Кафельникова есть проблемы с коленом и венами, и что Женя не может работать при полной нагрузке. Как раз в те же дни я узнал, что французы решили заявить на одиночные матчи Поля-Анри Матье. Именно тогда у меня впервые и появилась мысль, что пятый матч может сыграть Южный, который вместе с Борисом Собкиным на сборе не присутствовал.

Борис СОБКИН, тренер Михаила Южного:

- Мы не поехали в Монте-Карло, поскольку знали, что Мише это не нужно. Занимались его спиной, с которой были проблемы, и тренировались на грунте в подмосковной Немчиновке. У нас имелась хорошо продуманная программа подготовки к матчу, хотя, разумеется, никто не мог дать гарантии, что Миша выйдет на корт, да еще к тому же в решающий момент. Для Южного это был очень тяжелый период, ведь в конце сентября скоропостижно ушел из жизни его отец Михаил Зиновьевич. Как Мише удалось пройти через испытания, выпавшие в то время на его долю? Честно говоря, для меня это до сих пор остается загадкой.

Михаил ЮЖНЫЙ, третий номер сборной России, на тот момент 32-я ракетка мира:

- Папа ушел сразу после полуфинала Кубка Дэвиса против сборной Аргентины. Мы уже решили, что поедем на финал всей семьей, а получилось иначе, и это было жутко несправедливо. Папа мечтал о том, чтобы я стал хорошим профессиональным игроком, и именно ради него я старался гнать от себя ненужные мысли. Понимал: надо работать. К тому же вокруг меня сплотилась вся моя команда - семья, Борис Львович, тренер по ОФП Олег Борисович Мосяков. Это в первую очередь и помогло мне в те дни.

24 ноября. ЧЕМОДАНЧИК ДОКТОРА ОХАПКИНА

"У врача нашей команды Валерия Охапкина, опытнейшего специалиста, работавшего в свое время с Александром Карелиным, на таможне реквизировали чемоданчик с лекарствами".

"СЭ", 26 ноября 2002 года

Тарпищев: - Охапкин тогда работал в нашей команде вместе с массажистом Анатолием Глебовым и врачом Сергеем Ясницким, которые трудятся в теннисной сборной до сих пор. Почему на контроле у него отобрали чемоданчик? Французские таможенники сказали, что ряд медикаментов - просроченные. К тому же их смущал очень большой объем лекарств, хотя ничего запрещенного там, естественно, не было. Чемоданчик отдавать не хотели, но так как в Париж собирался приехать Борис Николаевич Ельцин, мы "встали в позу". В итоге через два-три дня, не без помощи посольства, нам все вернули.

25 - 27 ноября. ПРИЯТНОЕ ОЖИДАНИЕ

"Сюрпризом для сборной России оказалось то, что в "Берси" был уложен второй тренировочный корт, о чем хозяева предварительно нас не известили. В итоге на главной площадке вчера утром с хорошим настроением работали Сафин и Кафельников, а на второй - Южный и Столяров. Также выяснилось, что Шамиль Тарпищев угадал с мячами, которые россияне использовали на тренировках в Монако".

"СЭ", 26 ноября 2002 года

Евгений КАФЕЛЬНИКОВ, второй номер сборной России, на тот момент - 27-я ракетка мира:

- Парижского финала ждала вся наша команда, причем ожидание это было приятным. Мы понимали, что шансы на победу у нас есть, и довольно неплохие. О том, какое значение придавали хозяева этому матчу говорило то, что финал Кубка Дэвиса проходил в Париже впервые с 1933 года. Французы знали, что в русской команде есть Сафин и Кафельников, матч привлечет огромное внимание и даже раскошелились на весьма недешевую аренду "Берси".

Тарпищев: - На одну из наших тренировок организаторы запустили в зал тысячи три парижских школьников. Шум стоял невыносимый, и это мешало тренировочному процессу. Мы, конечно, попросили больше подобных вещей не делать, но французы удивились этой просьбе: для них дети на тренировке - вполне привычный вариант.

Максим КОЗИН, помощник Шамиля Тарпищева:

- В те дни эмоционально все мы готовились к чему-то серьезному, но никакой особой напряженности не ощущалось. В один из дней мы даже почти всей командой сходили в кино на новый фильм о Джеймсе Бонде "Умри, но не сейчас".

Южный: - Если честно, я очень долго не верил в то, что выйду на матч, который в этом финале будет иметь принципиальное значение. Ведь класс игры Марата и Жени был выше, чем у меня. Правда, потом пошли разговоры о том, что, мол, Женя не очень здорово себя чувствует, и мне, возможно, придется играть. Однако перед матчами Кубка Дэвиса подобные слухи ходят всегда, и я им никогда особо не доверяю.

Собкин: - Сначала я был практически уверен, что Миша играть не будет. Но потом стало ясно: Женя в неважной форме. И появились варианты.

26 ноября. АНТИДОПИНГ

"Французы намеревались провести какую-то свою независимую антидопинговую экспертизу. Но Шамиль Тарпищев получил из Международной федерации тенниса бумагу. Там сказано, что на матч приедет комиссия из ITF, которая и должна заниматься забором проб".

"СЭ", 28 ноября 2002 года, из интервью Анатолия Глебова

Тарпищев: - Наши соперники хотели привлечь к финалу дополнительную независимую службу допинг-контроля. Но я знал, что во Франции уже случались подобные эксцессы: допинг-офицеры могли заявиться к спортсменам рано утром или просто мешать тренировочному процессу. Тогда я сказал французам: пока на сей счет не появятся разъяснения от Международной федерации тенниса, мы никаких дополнительных сотрудников антидопинговых служб к себе в команду не пустим. Больше вопросов не возникало.

28 ноября. МАТЬЕ НА ЖЕРЕБЬЕВКЕ

"На вчерашней жеребьевке в парижской мэрии отсутствовал Арно Клеман. Зато вместе с Себастьяном Грожаном, Фабрисом Санторо и Николя Эскюде на сцене восседал Поль-Анри Матье. И это стало определенным сюрпризом, ведь юного игрока в изначальной заявке хозяев корта не было. Но по правилам Кубка Дэвиса за час до начала жеребьевки можно было заменить двух игроков. Вот Форже и ввел в основной состав победителя последнего "Кубка Кремля".

"СЭ", 29 ноября 2002 года

Кафельников: - Для нас порядок встреч в первый день по большому счету значения не имел. Марат на тот момент в одиночке был сильнее меня, и, честно говоря, команда в первую очередь надеялась, что он обыграет Матье и Грожана. Я же рассчитывал, что смогу принести хотя бы одно очко, прежде всего - в паре. Таков был предварительный расклад.

Южный: - Помпезная жеребьевка в мэрии, безусловно, запомнилась. Был ажиотаж со стороны прессы, в зале присутствовали какие-то важные политики. В то же время из-за своего непростого внутреннего состояния я не ощущал, что происходит нечто из ряда вон выходящее. И концентрировался на других вещах.

Тарпищев: - Для меня решение Форже неожиданностью не стало. Матье в то время был на ходу и выглядел сильнее Арно Клемана. В большей степени меня интересовала другая проблема - как обеспечить местами на трибунах всех наших болельщиков. Дело в том, что в Париж приехало много российских бизнесменов и политиков. Как в итоге справились? За счет хороших связей в Международной федерации тенниса (улыбается).

Козин: - Тогда на матчи Кубка Дэвиса с нами ездило гораздо больше народа, чем сейчас, но финал в Париже явно побил все рекорды. Кому-то удалось достать специальные приглашения, кому-то билеты пришлось покупать. Во всяком случае, обиженных вроде бы не осталось.

29 ноября. "МАРАТ, ТЫ - КУТУЗОВ"

"Российские болельщики не случайно кричали вчера: "Марат, ты - Кутузов!" Сафин делом доказал, что находится в блестящей форме".

"СЭ", 30 ноября 2002 года

Марат САФИН, первая ракетка сборной России, на тот момент 3-я ракетка мира:

- 20-летний Матье тогда находился на подъеме. Соперники его боялись, а журналисты называли новой теннисной звездой. Незадолго до финала Кубка Дэвиса француз обыграл меня в Москве в полуфинале "Кубка Кремля", где в итоге стал чемпионом, а затем победил на турнире в Лионе, одолев в финале Густаво Куэртена. Поэтому наш поединок в "Берси" был принципиальным. Я понимал, что нахожусь в хорошей форме, и очень хотел взять реванш. В итоге, наверное, сказался мой опыт. Хотя матч затянулся на четыре сета, основная борьба была лишь в первой половине встречи. Дальше было уже попроще.

29 ноября. РАВНОВЕСИЕ

"Кафельников на своих последних четырех турнирах АТР выиграл всего три матча, поэтому журналисты в пресс-центре "Берси" склонялись к тому, что Грожану удастся сравнять счет. Прогнозы, к несчастью, сбылись. Кафельников сделал все, что было вчера в его силах. Но для победы над неуступчивым малышом-французом, рост которого - 175 см, этого оказалось недостаточно".

"СЭ", 30 ноября 2002 года

Кафельников: - Ожидал ли я, что после первого дня счет будет 1-1 (Смеется.) Что значит - ожидал? Естественно, мне очень хотелось выиграть, но не получилось. И потом, было бы гораздо хуже, если бы мы уступали 0-2. Но поскольку Марат выиграл первый матч, ничего страшного в моем поражении по большому счету не было.

30 ноября. ФРАНЦУЗСКАЯ СУББОТА

"Победив россиян в субботней парной встрече в пяти сетах, французы, по их словам, убили сразу двух зайцев: завоевали важное второе очко и отняли у соперников много сил".

"СЭ", 2 декабря 2002 года

Кафельников: - Думаю, что в тот день от нас с Маратом отвернулась фортуна. Мы уступили первый сет, затем два выиграли, вели в четвертом 2:0, но вы итоге отдали практически выигранный матч. Всех деталей я, разумеется, не помню, но некоторые ошеломляющие розыгрыши в памяти остались. Концовку мы, к сожалению, уступили.

Сафин: - Пару по идее проигрывать было нельзя. Хотя встречались мы все-таки не с ребятами из соседнего подъезда , а с Эскюде и Санторо, которые вместе всегда выглядели очень прилично. По ходу этого пятисетового матча мы с Женей в принципе все делали правильно. Просто матч для нас не совсем сложился. В раздевалке настроение у всех было тоскливое. Понимали без лишних слов: пришла настоящая беда, ведь даже в случае моей победы в четвертом воскресном матче, было непонятно, кому играть решающий поединок. Было ясно, что Жене придется очень сложно против молодого Матье - в том числе и потому, что в поединке против такого опытного мастера, как Кафельников, французу будет нечего терять.

Южный: - Если в пятницу я целый день поддерживал ребят около корта, то в субботу после первого сета меня отправили в раздевалку. Кто-то - уже не помню точно, кто именно, - сказал, что, мол, нечего тут тратить эмоции. В итоге пару я смотрел по телевизору. Сильным ударом поражение Марата и Жени, как мне кажется, не стало. Они едва ли могли считаться в этой встрече явными фаворитами. К тому же заранее было ясно, что судьба финала решится в третий день.

Собкин: - Лично я в нашей сборной никакой безнадеги после пары не помню. Зато именно во второй день матча мне стало ясно, что на Мише может повиснуть решающее очко.

30 ноября. ВЕЧЕРНИЙ РАЗГОВОР

Тарпищев: - Поговорить с Кафельниковым о том, чтобы выставить на пятую встречу Южного, я попросил тренера сборной и своего давнего друга Сергея Леонюка.

Кафельников: - Леонюк меня уговорил. Он сказал примерно так: на пути к этому финалу ты сделал так много, что будет неправильно, если после возможного поражения все баллоны покатятся на тебя. Я же старался оценивать ситуацию объективно и понимал, что затяжной пятисетовый матч против Матье вряд ли потяну. Поэтому мы пришли к общему решению - дать шанс Южному. И оповестили об этом Марата.

Сафин: - Уже не помню точно, был ли у меня разговор с Женей о том, играть ли ему в пятом матче. Но если и был, то я мог сказать только одно: "Решай сам". Все понимали, что Миша - хороший, но по большому счету еще "зеленый" игрок. Во всяком случае, для финала Кубка Дэвиса. Опыта у Кафельникова было гораздо больше. Однако Женя после двух дней находился не в лучшем физическом состоянии, и вариант Матье - Южный выглядел достаточно перспективно. Мы рассуждали примерно так: ребята - одногодки, а значит, встреча будет принципиальной. Кроме того, на Матье, как на игрока, зарекомендовавшего себя более ярко, ляжет дополнительная ответственность. По сути, в данном случае он обязан побеждать Мишу. В общем, шанс у Южного, безусловно, был. Хотя мне казалось, что сам он на тот момент не до конца верил, что может обыграть француза.

Южный: - В субботу вечером мне по-прежнему казалось, что при счете 2-2 будет играть Женя. Окончательно все стало ясно, лишь когда на утреннюю разминку в воскресенье он приехал без ракеток.

1 декабря. СНОВА РАВЕНСТВО

"О, это был великий тай-брейк с поистине детективным сценарием, достойным пера Жоржа Сименона! На третьем матчболе Кафельников знаком показал Марату: "Пора заканчивать!" И Сафин услышал его".

"СЭ", 2 декабря 2002 года

Сафин: - Про матч с Грожаном скажу коротко: это хороший игрок, но я просто не думал, что могу ему проиграть. На тот момент в составе французов я больше опасался Матье.

1 декабря. ШАМПАНСКОЕ ОТ "БЕРСИ"

"Эту победу я посвящаю папе".

"СЭ", 3 декабря 2002 года, из интервью Михаила Южного

Собкин: - Первые две партии игры Миши с Матье меня неприятно удивили. Я чувствовал какую-то апатию, просто не понимал, что происходит. А потом уже было другое удивление - от того, как все внезапно повернулось. Самым же волнительным моментом стал даже не третий сет, а концовка четвертого, когда Миша, уступая 2:4, догнал француза, а затем, при счете 4:5 на подаче Миши после 40:0 стало "ровно". Я вдруг понял, что если Матье возьмет еще одно очко, то следующее будет матчболом. Ну а в пятом сете стало поспокойнее. Я чувствовал, что в такой ситуации Миша уже просто не может проиграть... Как отразился этот матч на дальнейшей карьере Матье, мне сказать трудно, хотя мы с ним общаемся на протяжении многих лет. Трагедией всей жизни он стал вряд ли, но и бесследно, скорее всего, не прошел. Рубцы после таких поражений заживают не скоро.

Южный: - Матч Марата с Грожаном мы смотрели в раздевалке с моим братом Андреем и Борисом Львовичем. Самое начало поединка с Матье сложилось для меня вроде бы неплохо, зато потом, как говорится, пошло-поехало. У меня, конечно, присутствовал мандраж, который сочетался с недопониманием происходящего вокруг. Все-таки опыта участия в столь ответственных встречах мне действительно не хватало, а Матье играл в первый день и успел почувствовать атмосферу зала. В голове у меня постоянно крутились какие-то свои мысли, которые сначала мешали сконцентрироваться, а потом помогли переломить ход борьбы. Однако какую-то одну причину перелома назвать трудно, сказалась совокупность факторов. Что я почувствовал в тот момент, когда все закончилось? Радость победы и одновременно несправедливость того, что рядом нет папы. Для большинства окружающих это была настоящая радость. Ну а для меня и близких мне людей - радость со слезами на глазах.

Сафин: - Я сидел на скамейке и видел, как Миша переживает. Он очень хотел выиграть, однако опыта и понимания того, как перевернуть ход матча, ему не хватало. Вроде бы все делал правильно, но мало что получалось. И тут в какой-то момент кто-то из российских болельщиков громко крикнул что-то нецензурное. Все были в шоке, Женя даже что-то ответил. Не знаю, случайно так получилось или нет, но именно с этого момента Миша заиграл гораздо лучше.

Кафельников: - В истории с пятым матчем Южного мы вытащили счастливый лотерейный билет. Хотя по ходу его встречи с Матье некоторые болельщики вели себя неподобающим образом. Другие же разуверились в победе и поехали в аэропорт.

Тарпищев: - Когда Южный стал проигрывать Матье, трибуны начали пустеть - французы уже разливали шампанское. Но потом Миша вернулся в игру, и народ стал возвращаться. Правда, Вячеслав Фетисов в переломный момент матча оказался в баре и потом до самого последнего мяча не стал пересаживаться - чтобы не спугнуть удачу (смеется). А Борис Николаевич Ельцин позже в Санкт-Петербурге вспоминал: шампанское в Париже лилось рекой, но когда мы выиграли - оно куда-то исчезло. Знаменитый проход Бориса Николаевича с трибуны на корт, после того, как Южный взял последнее очко, я видел живьем. В тот момент неподалеку от Ельцина кто-то размахивал российским флагом, древко сломалось и нашему первому президенту едва не попало по голове.

2 декабря. ПОСЛЕ ПОБЕДЫ

"Давайте расставим все точки над i: такой победы новая Россия еще не знала. Кубок Дэвиса, завоеванный нашими теннисистами, - самый значимый успех отечественного спорта за последние 11 лет".

"СЭ", 3 декабря 2002 года

Козин: - Ночной банкет после финала проводили в мэрии Парижа. Причем французы, которые явно готовились к своей победе, отвели нашим людям довольно мало места. Но когда туда прибыли депутаты Московской и Государственной Дум, а также другие известные гости, хозяевам в экстренном порядке пришлось расставлять дополнительные столы. Как только закончилась официальная часть, все подряд начали фотографироваться около Кубка Дэвиса. А мой шеф прямо в спортивном костюме улетел в Москву на самолете с Борисом Николаевичем, о чем я узнал в три часа утра. Билет на дневной рейс "Аэрофлота", разумеется, было не жалко. Вот только вещей пришлось много собирать (смеется).

Кафельников: - Та победа позволила мне добиться практически всего, чего я мечтал достичь в спортивной карьере. Эйфория же в те дни была сумасшедшая. В ту ночь я толком не поспал, поскольку на следующий же день в Швейцарии мне делали плановую операцию на ноге. Но она прошла очень легко, и вскоре я уже оказался в Москве.

Южный: - Встреча в Шереметьеве со множеством телекамер и простых болельщиков останется в памяти навсегда. Вот только оценить, как матч с Матье повлиял на мою дальнейшую карьеру, мне очень трудно. Отыграв на эмоциях начало 2003 года, я почувствовал себя полностью опустошенным и вышел из этого состояния только в конце 2004-го. Хотя с тем, что та победа подарила мне довольно широкую известность, спорить не стану.

Сафин: - Задевает ли меня то, что я взял в том финале два очка, а запомнился он в большей степени победой Южного? Нисколько! Ведь тот турнир выиграла вся команда. Миша, Женя, Андрей Столяров и я на протяжении всего сезона были вместе. Не скрою, порой кто-то на кого-то обижался, кто-то с кем-то выяснял отношения. Но по большому счету все это мелочи, эмоции, без которых в жизни не бывает. Важнее то, что мы подарили столько радостных эмоций друг другу и стране. Именно это - самое главное.

Евгений ФЕДЯКОВ, Владас ЛАСИЦКАС

КУБОК ДЭВИСА-2002. Финал.

ФРАНЦИЯ - РОССИЯ - 2-3

Париж. Зал "Берси". Грунт.

29 ноября. Поль-Анри Матье - Марат Сафин - 4:6, 6:3, 1:6, 4:6 (3 часа 8 минут). Себастьян Грожан - Евгений Кафельников - 7:6 (7:3), 6:3, 6:0 (2 часа 7 минут).

30 ноября. Николя Эскюде/Фабрис Санторо - Кафельников/Сафин - 6:3, 3:6, 5:7, 6:3, 6:4 (3 часа 44 минуты).

1 декабря. Грожан - Сафин - 3:6, 2:6, 6:7 (11:13) (3 часа 7 минут). Матье - Михаил Южный - 6:3, 6:2, 3:6, 5:7, 4:6 (4 часа 26 минут).

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...