«Для французов я был «мистер никто». Играл в «Зените», средней команде». Легендарная победа сборной России над действующими чемпионами мира

5 июня 2020, 00:10
5 июня 1999 года. Париж. Франция — Россия — 2:3. Россияне перед матчем с чемпионами мира. Фото Сергей Киврин и Андрей Голованов, -
Сегодня исполняется 21 год победе сборной России над Францией на «Стад де Франс» — 3:2.

Чемпионат Европы. Отборочный турнир. Группа 4
Франция — Россия — 2:3 (0:1)
Голы: Панов, 38 (0:1). Пети, 48 (1:1). Вильторд, 53 (2:1). Панов, 75 (2:2). Карпин, 87 (2:3).
Франция: Бартез, Десайи, Тюрам, Пети, Блан, Дешам, Кандела (Пирес, 89), Джоркаефф (Богоссян, 90), Дюгарри(Виейра, 59), Вильторд, Анелька.
Россия: Филимонов, Варламов, Смертин, Онопко, Хлестов, Семак (Бесчастных, 60), Карпин, Титов, Мостовой (Хохлов, 26), Тихонов (Цымбаларь, 72), Панов.
Предупреждения: Титов, 1. Дешам, 10. Мостовой, 15. Варламов, 47. Бартез, 50. Судья: Даркин (Англия).
5 июня 1999 года. Сен-Дени. Стадион «Стад де Франс». 78790 зрителей.

Романцев: «Боюсь, Панов может просто потеряться на поле»

Главным героем того легендарного матча, безусловно, стал 23-летний 165-сантиметровый нападающий «Зенита» Александр Панов. Принято считать, что именно встреча с «Трехцветными» открыла его для нашего футбола, но это не совсем так. Александр провел великолепную весну, принес «Зениту» победу в Кубке России, и о нем прямо говорили как о тайном оружии Романцева. Пожалуй, все вопросы отпали 26 мая, когда в кубковом финале Панов за две минуты оформил дубль в ворота московского «Динамо» (3:1).

На следующий день в «СЭ» вышла статья Игоря Рабинера с заголовком: «Панов — малыш, который может обыграть Францию».

Однако Романцев в те дни поспешил опустить Панова с небес на землю, дав весьма осторожное интервью нашему изданию накануне встречи с французами.

- Александр действительно очень хорошо отыграл в том матче. Но я намерен специально поговорить с Пановым и посоветовать ему не слишком-то переоценивать свои нынешние силы. Да, он забил два красивых гола. Но поверьте: если бы он десять раз ударил с тех же позиций, мяч вряд ли попал бы в сетку ворот! То есть в финале Кубка в его игре присутствовал элемент случайности. А вот в товарищеском матче со сборной Белоруссии Панову не хватило техники, чтобы забить два мяча в двух голевых ситуациях. Вот это уже закономерность. Есть и еще один важный момент. В «Зените» Панов звезда, на него играет вся команда. В сборной этого, вероятнее всего, не будет. В такой ситуации Панов может просто потеряться на поле. А сделать ставку на одного игрока я не могу. Ведь у нас в команде нет звезд калибра Зидана, Дешама или Десайи.

Панов: «Сразу не поверил, когда Олег Иваныч назвал состав»

Спустя многие годы Панов в разговоре скорреспондентом «СЭ» утверждал, что не рассчитывал сыграть с французами с первых минут.

— Дебютная игра за сборную с Арменией у меня явно не получилась. После первого тайма заменили. Наверное, переволновался. Дебют... Да еще и с такими звездами — Карпин, Мостовой. Да я их только по телевизору видел, прикиньте! А тут мы оказались в одном составе. Да еще и Тихонов, Титов, Ширко, Юран. Все — атакующие футболисты «Спартака», которые были наголову меня сильнее. Гораздо опытнее — уже выступали в Лиге чемпионов, зарекомендовали себя. Еще же Вова Бесчастных был — один из лучших бомбардиров в истории сборной. Понимаете, какая тогда подобралась компания?

— А Романцев взял и поставил на вас.

— Ага. А Вова остался в запасе. Юран с Ширко вообще — вне заявки, на трибуне. Чудеса какие-то... Когда Романцев назвал стартовый состав, я сразу не поверил! Еще переспросил у Чугайнова: а точно я в составе? Он кивнул. Нет, я, конечно, предполагал, что окажусь в заявке, но чтобы выйти одним нападающим, да еще и при таких конкурентах...

— Но вы же оформили дубль в финале Кубка России. Разве не аргумент?

— Ну да. Но я все равно сомневался, что попаду в стартовый состав. Думаю, Олег Иванович выбирал между мной и Бесчастных. Скорее всего, учел, что французы меня совсем не знали. По всем другим форвардам у них имелась информация. Бесчастных выступал в Испании, в «Расинге». Скауты, думаю, имели о нем представление. Юрана помнили по «Бенфике». Ширко «выстрелил» на всю Европу в матчах с «Аяксом», похоронил амстердамцев. А Панов — такой «мистер никто» для них (смеется). Ну играл в «Зените», в средней тогда команде. Наверное, они просто не успели навести справки.

А вот как сам Романцев в своей книге «Правда обо мне и «Спартаке» объяснял свой выбор состава на игру с действующими чемпионами мира: «С Пановым я угадал. Он у меня в сборной не был завсегдатаем. Но перед матчем с Францией я видел: Саша на кураже. Плюс я проанализировал футбол французов и решил: Панов именно тот, кто нам нужен. Он мог напрячь защиту соперников лучше, чем Бесчастных. И в итоге я не ошибся».

Смертин: «Почему-то забывают про сэйвы Филимонова»

Начало матча выдалось для гостей откровенно нервным. Уже на первой минуте Титов сбил вблизи нашей штрафной Анелька, схлопотав желтую карточку.

Дальше — больше. Французы создали два опасных момента и довели дело до ударов со средней дистанции. Сначала Филимонов в броске перевел мяч на угловой после выстрела Дюгарри с 17 метров в ближний угол. А затем и вовсе совершил настоящий сэйв! А точнее — два. Наш вратарь вытащил левой рукой очень непростой мяч, который послал Джоркаефф, и тут же сумел помешать Вильторду, успевшему на добивание.

- Нам повезло в нескольких эпизодах, — признал Алексей Смертин спустя годы в интервью «Матч ТВ». - Все говорят о Панове, все говорят о Цымбаларе, который дал передачу назад. Естественно, о Валере Карпине, который был героем этого цикла. Не почему-то упускают того же Хлестова, того же Филимонова. Первые минуты такой прессинг был со стороны французов, и там было несколько моментов, когда просто на ленточке Саша Филимонов отразил.

Команда Романцева впервые огрызнулась лишь на 20-й минуте. Тихонов после передачи Панова бил в ближний угол и заработал угловой. А вскоре гости остались без своего главного креативщика. В середине тайма наш тренер был вынужден заменить Мостового из-за травмы.

— В то время журналисты нас «прессовали», не давали прохода, все время спрашивая про Мостового. Почему он не играет? — рассказывает бывший врач национальной команды Юрий Васильков. — Саша был знаковой личностью. С харизмой. Однако перед матчем с французами его беспокоили паховые кольца. И вот мы посоветовались с Олегом Иванычем и решили: сделаем ему блокаду, и Саша отыграет столько, сколько сможет. Помню, я еще перед матчем походил по полю. Оно, как ни странно, оказалось вязким. Это сказалось. В итоге Мостовой уже на 24-й минуте дает мне отмашку: все, отбой... Считаю, если бы газон был бы получше, он смог бы провести весь тайм. Но вряд ли больше. Мы на это и закладывались.

Мостового заменил Хохлов. И именно Дмитрий на 38-й минуте поборолся за мяч на входе в чужую штрафную с двумя соперниками. Тот от ноги француза отлетел к Карпину, а дальше Валерий выдал шикарный проникающий пас на Титова. Последовал прострел в штрафную. Мяч задел руку Кандела и изменил направление полета. Набежавший Панов в падении успел протолкнуть мяч в ворота — 0:1!

Концовка тайма явно осталась за россиянами. Не отпусти Панов мяч далековато от себя после паса головой Семака, мог бы оформить дубль еще до перерыва. Но выход один на один с Бартезом был загублен.

Филимонов: «Совсем чуть-чуть не хватило. Мяч прошел рядышком с ногой»

Все перевернулось с ног на голову в самом начале второго тайма. 47-я минута. В 30 метрах от ворот Варламов сбил Анелька и получил предупреждение. Штрафной выполнял Пети. Мяч, срикошетив о ногу стоявшего в «стенке» крайним справа Семака, влетел в ворота — 1:1.

— Нереально было спасти? задали мы вопрос Александру Филимонову.

— Нереально, честно говоря. Единственное — если бы я мог увидеть в долю секунды, спрогнозировать, что Сергей выставит ногу, и мяч изменит направление, то, наверное, не бросился бы сразу в угол так акцентированно, так резко, а постарался бы ногу все же оставить. Насколько я помню, мне ведь совсем чуть-чуть не хватило... Мяч прошел рядышком с моей ногой. Но это уже сейчас я так рассуждаю. А в той ситуации последовал удар со штрафного — надо реагировать. А если бы Семак не выставил ногу, а я бы не прыгнул в угол — что тогда? Все бы сказали, что сыграл неудачно.

Дальше стало еще хуже. 53-я минута. Вильторд использовал позиционную ошибку Варламова, с центра поля стартовал к воротам Филимонова, на скорости обошел Онопко и нанес точный удар — 2:1.

— Тоже сложно было выручить, — констатирует Филимонов. — Да, он попал между ногами. Может быть, сказалось мастерство Вильторда — он туда и целился. А возможно, ему просто повезло. Такие эпизоды часто случались в моей карьере. Ты пытаешься перекрыть как можно больше пространства. Но французу удалось исполнить именно вот так... Причем у него была всего доля секунды, чтобы удачно пробить между ногами.

Чуть позже уже Тюрам легко оторвался от Онопко и пробил примерно с той же позиции, что и Вильторд — наш вратарь вновь выручил.

«Почему Хлестов схватился за голову? Так он же мне низом отдавал, а получился заброс»

Надо было что-то делать, спасать матч. И Романцев использовал две оставшиеся замены: Бесчастных вместо Семака (60-я минута) и Цымбаларь вместо Тихонова (72-я). Эти ходы в итоге сыграют ключевую роль.

— Вижу — Валерка Карпин наелся. Он весь матч сновал по бровке туда-сюда, поддерживал каждую атаку. А тут смотрим, уже не всегда успевает, — вспоминал Романцев в своей книге. — Помощники Гершкович и Павлов говорят мне: надо менять его на свежего Цымбаларя. Все сошлись на этом мнении. Я не знаю, что в тот момент на меня нашло, но я подошел к Цыле и сказал: «Значит так Илюш. Заменишь Андрюху Тихонова. За Вильтордом особо не бегай — Андрюха его навозил, и видно, что он устал. Главное — переиграй его в атаке».

"Что сказал Романцев, выпуская на замену? Выйди, что-нибудь придумай! — рассказывал потом Цымбаларь. - У Романцева, кстати, персональных установок практически не было, общекомандные только. Максимум, что говорил по индивидуальным действиям: «Будь поосторожнее с таким-то и таким-то».

Поворотный момент — 75-я минута. Беда для французов пришла, откуда они точно не ждали. Голевой пас на Панова выполнил... Хлестов. На повторах четко видно, как наш правый защитник хватается за голову, сделав заброс на форварда «Зенита». Дальше случился шедевр. Панов в одно касание принял мяч, а вторым зарядил в ближний угол ворот Бартеза — 2:2!

— Почему Хлестов схватился за голову? Так ведь в «Спартаке» всегда учили отдавать пасы низом, а Дима исполнил верхом. Вот, похоже, испугался, что что-то пошло не так! — смеялся потом Панов. А если бы он отдал низом, мяч просто не дошел бы до меня. На самом деле, Хлестов понял, что сейчас будет шедевр, который не мог пропустить, и схватился за голову! Шутка. По факту пас был исполнен по идеальной траектории. В момент приема я уже знал, что буду делать в следующую секунду. Это самое главное. То есть это не являлось импровизацией, чем-то спонтанным с моей стороны. Просто все просчитал, был готов к такой передаче. Знал, куда буду уходить. Видел, что Десайи находился совсем рядом. Но он приближался слева, а мне нужно было резко уйти вправо. Вот и все. Понимаете, на таком уровне тебе никто не даст долго держать мяч. Поэтому я и сделал всего два касания. Принял и пробил. Вот это было заложено у меня в мозгах в ту секунду.

Гусев: «Панову все было по фигу»

— Но как вы попали?!

— Да, попал... Конечно, удача мне в том эпизоде тоже сопутствовала. Но бил-то я зряче. Мяч от штанги залетел в ворота. Бартез реально не ожидал такого удара. Помню, как он, их тренер Лемерр, да и весь стадион на пару секунд просто замолчали. Было прикольно! На самом деле, в таких ситуациях, из таких положений немногие решаются пробить. Футболисты, как правило, уходят дальше, во фланг, стараются просто сохранить мяч. А я исполнил немного по-другому. Наверное, застал французов врасплох.

— С Пановым я познакомился в Форталезе, где наши играли с Бразилией, — рассказывал корреспонденту «СЭ» Виктор Гусев, комментировавший матч на «Стад де Франс». - Он произвел на меня впечатление такого бесшабашного, веселого человека. Потом я понял, что для победы над Францией нам нужен был как раз такой человек — которому, грубо говоря, все по фигу. Которому было все равно, что французы выиграли чемпионат мира. Он бегал такой лихой и забил два мяча. Весело, с улыбкой. Футболисты той сборной отличались от нынешних тем, что были известны в Европе. У нас тогда была сильная команда по личностям — Титов, Смертин, Карпин и другие. То есть с одной стороны у нас была бесшабашность новичка Панова, а с другой — солидный опыт других ребят. Я жил с нашей сборной в одной гостинице. И чувствовалось, что ребята знают себе цену. Матч против чемпионов мира? Ну и что? Мы тоже не лыком шиты!

Важную роль в той встрече поединке сыграл Смертин, который действовал на позиции опорника и буквально «сьел» Анелька.

— Николя был восходящей звездой, один из лучших, гибкий очень, — недавно рассказывал Смертин в разговоре с Андреем Аршавиным в программе «Открытый показ на Матч ТВ». Хорошо, кстати, что не было Зидана, который мог бы последний пас дать. Играл Дюгарри, но он другого немного формата. Считаю, я по резкости Анелька не уступал. Дистанционно там страховал Витя Онопко. Он играл последним защитником. Более того, когда длинная передача шла, особенно если выносил Бартез... Тогда Блан, по-моему, выносил даже, мы менялись местами с Онопко, я становился последним.

А что касается единоборств, я не уступал, потому что у меня был навык. Я играл на опережение. Единственная моя сильная сторона, которой я воспользовался в той встрече: просто предвосхищать решения его партнеров, которые давали мяч.

Валерий КАРПИН (справа) – автор победного гола в матче с Францией в 1999-м.

Гениальный пас Цымбаларя. Это был его предпоследний матч за сборную

После второго гола инициатива полностью перешла к России. Хохлов и Цымбаларь с отличных передач Карпина могли выводить нас вперед, но в итоге забил тот, кто отдавал. Причем голевую атаку начал Варламов. Евгений не слишком удачно обработал мяч, но все-таки выиграл борьбу у Джоркаеффа, оттолкнув того корпусом, и отдал довольно рискованную передачу Онопко. Виктор буквально на долю секунды опередил летящего на него Вильторда и выдал длинную диагональ на левый фланг. Блан имел фору в полтора метра перед Бесчастных, однако россиянин его опередил, и выложил мяч свободному Цымбаларю. Тот вошел в штрафную, оставил не у дел Десайи и Тюрама и выдал гениальный пас неприкрытому Карпину. Полузащитник «Сельты» бил уже в пустой угол — 2:3!

— Победный гол помню, как сейчас, — рассказывал Бесчастных. — Мяч полетел на левый фланг. Я зацепился за него, обогнав Блана. Ему на выручку рванул Тюрам — они вдвоем решили накрыть меня. А я увидел между ними свободного Илюху Цымбаларя и катнул ему. Он разобрался мастерски: показал всем, что отдаст пас в центр, и все защитники поверили. А Цыля прошел дальше и выкатил мяч Валере Карпину на пустые ворота. Гол получился наш, чисто спартаковский. Не какой-то дурик, а результат отличной комбинации.

- Считается, что у французов — лучшая защитная линия в мире. Но сборная России ухитрилась в двух матчах забить «Трехцветным» 5 мячей! — заметил в разговоре с Карпиным корреспондент «СЭ» после финального свистка.

— О чем это говорит? Если у них оборона — лучшая в мире, то какая тогда у нас атака?! — переспросил автор победного гола.

Камера крупным планом выхватила Романцева. Он сидел на скамейке как ни в чем не бывало, как будто ничего не произошло!

- Это один из немногих матчей в моей жизни, когда я считал не минуты, а секунды, — признался на пресс-конференции Олег Иванович. — Когда показали, что судья добавил четыре минуты, я подумал: у меня отняли еще лет пять жизни. Кстати, мне кажется, что арбитр перестарался. Во втором тайме продолжительных остановок в игре не было. Что ж, еще одна проверка.

Это был предпоследний матч Ильи Цымбаларя за сборную России. Против исландцев он выйдет на замену на 72-й минуте. При этом спартаковский полузащитник сыграет 12 июня 1999 года за сборную мира против Австралии.

- Это, конечно, приятные воспоминания, — рассказывал Илья в интервью изданию «Спорт день за днем» в 2010 году. - Меня пригласили после того, как наша национальная команда одержала знаменательную победу в Париже над французами — 3:2, а затем обыграла дома Исландию. Кстати, как оказалось, это была моя последняя игра за сборную России. А вот за сборную мира еще сыграть удалось (улыбается). Для этого пришлось лететь в Австралию — игра проходила в Сиднее и была приурочена к открытию олимпийского стадиона. Жаль, что из-за языкового барьера не смог на банкете после матча пообщаться с бразильцем Леонардо, чемпионом мира и Европы французом Бернаром Лама. Помню, мне позвонили из посольства России в Австралии, предложили помощь переводчика, но я от нее отказался.

Титов: «Страна забыла про Пушкина»

Но вернемся в Париж.

Что творилось в раздевалке после победы на «Стад де Франс»? - спросили мы год назад у Егора Титова.

— Там была установлена мини-джакузи. Мы, игроки российского чемпионата, такого раньше вообще не видели! Олег Иванович всех поздравил, после чего в это джакузи набилось полкоманды. Все туда запрыгнули. Вернее — кто успел, тот и запрыгнул. А в остальном... Сегодня модно по любому поводу делать селфи. Раньше такого не было. Все прошло довольно буднично. Похлопали друг другу, сели в самолет — и в Москву.

— Однако судя по новостным сводкам тех дней, эта победа чуть ли не затмила 200-летний юбилей Пушкина, который отмечался на следующий день — 6 июня.

— В прессе тогда творилось что-то невероятное. Страна не то что про Пушкина забыла, но и про всех легенд искусства в связи с нашей победой. На первом месте была сборная. Каждый футболист нашей команды был звездой. Он мог выйти на улицу и его бы отнесли на руках туда, куда он захочет. В магазин — значит, в магазин, к теще — значит, к теще.

«Мы повернули народ лицом к сборной!»

А «Спартак» после той игры — в духе времени — положил глаз на Панова.

— В том же 99-м оду меня приглашали в «Спартак», — рассказывал корреспонденту «СЭ» Александр. - Но к сожалению для красно-белых, я отказался.

— Почему?

— Потому что был предан «Зениту», болельщикам. Просто не мог перейти к красно-белым. На тот момент я был патриотом Питера, где меня любили и ценили. Это сейчас все поменялось. Но я не живу прошлым, не парюсь на тему того, что болею за «Спартак». Уже много раз объяснял свою позицию. Однако в 99-м меня все устраивало в «Зените», там было классно, хотел добиваться результатов именно с той командой. Правда, уже в 2000 году меня продали в «Сент-Этьенн», а затем я выступал за московские клубы — «Динамо», «Торпедо», и связь с «Зенитом» ослабла.

- Согласны, что победа на «Стад де Франс» отодвинула даже на второй план юбилей Пушкина, который отмечался на следующий день?

— Надеюсь, Александр Сергеевич нас простил (смеется). Пушкина знает весь мир. Думаю, он и поклонники его творчества не обиделись на нас и не расстроились. Нас тогда сравнивали с Кутузовым, великим полководцем, который победил французов. Круто! Но ведь мы сотворили что-то невозможное. Обыграть французов на их поле, чемпионов мира! А еще мне было приятно, что я в сборной тогда представлял «Зенит» — середняк российского чемпионата, крепкий клуб.

Да, потом не обыграли дома Украину... Но все равно, та наша команда вернула болельщикам веру в российский футбол и убедила, что можно и нужно доверять ребятам из чемпионата России. Семаку, Тихонову, Цымбаларю, Титову, Филимонову, Хлестову, Смертину, Варламову, мне. То есть в новой сборной появились новые лица. Мы ведь в какой-то степени сотворили тогда невозможное. В нас поверила страна! Вот это можно считать нашим достижением, даже несмотря на то, что не попали на чемпионат Европы. Повернули народ лицом к сборной. Важнейшая победа с этой точки зрения!

Чемпионат Европы: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
12
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир