13:15 3 февраля | Хоккей — КХЛ
Газета № 7843, 04.02.2019
Статья опубликована в газете под заголовком: «Артем Лукоянов: "Глушаков – красавчик! За что его гнать из "Спартака"?"»

"Глушаков – красавчик! За что его гнать из "Спартака"?"

Денис Глушаков. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Денис Глушаков. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Интервью форварда "Ак Барса" Артема Лукоянова – о дерби Казани и Уфы, сборной России, инциденте в клубе в Альметьевске и футбольном "Спартаке"

Артем Лукоянов
Родился 31 января 1989 года в Альметьевске.
Нападающий, воспитанник альметьевского "Нефтяника".
С 2011 года выступает в КХЛ за "Ак Барс".
Обладатель Кубка Гагарина (2018).

День рождения, контракт

– Как отметили свое тридцатилетие? Чувствуете себя старше морально?

– Уже второй день рождения отмечаю в день матча. Первый раз три года назад играли с "Магниткой" дома, уступили 0:1. В этот раз не смогли победить ЦСКА – 4:5. Немного грустно отмечать день рождения на работе. Жена с дочкой поздравили по телефону – и я лег спать, отдыхать.

– А тренер? Команда?

– Конечно, поздравили после игры в раздевалке. Но победить в качестве подарка нам не удалось. У нас, кстати, часто так бывает: если в команде именинник – проигрываем. Не знаю, почему так получается.

– Даже кружку пива в ресторане не выпили?

– Нет, уже было поздно кого-то куда-либо звать. Отложим до паузы. После игры в Нижнем Новгороде будет перерыв восемь дней. Как раз и посидим.

– Будете напиваться?

– Разве на тридцатилетие напиваются? Обычно это делают с горя. Вообще это все цифры. В душе мне как было 25-26 лет, так и осталось. Разницы особенно не чувствую. И уже не напиваюсь. К тридцати пьют не пиво, а вино.

– Не нужно себя доводить в таком возрасте. Здоровье, все дела.

– Да! Это всем давно известно. В моем возрасте не пьют, а просто ужинают.

– Не удивляет, что вас не рассматривают как игрока сборной даже на Евротур?

– Есть кому играть. Я не на этом уровне.

– Смотрите на условных конкурентов – Андронова, Телегина и думаете: "Вот это звезды, а я…"

– Я играю в Казани…

– Проблема только в этом?

– Они хорошо играют, хорошо выполняют свою работу в сборной, поэтому зачем брать кого-то другого, если они со всем справляются.

– Не обидно?

– А что обидного? Это спорт. Если бы в свое время меня позвали в сборную, я делал бы свою работу так, как в "Ак Барсе" – хорошо. Думаю, сейчас тоже бы там играл.

– Так вся проблема в том, что вы из "Ак Барса"?

– Да нет, опять же повторюсь. Руководство сборной знает, что им нужно, они видят всех игроков.

– Но у вас лучший сезон в карьере по статистике. Как смогли прибавить?

– Не знаю, почему так. Кто-то думает – потому что контракт заканчивается. Когда услышал эту версию, удивился. Разве такое возможно? Получается, когда контракт подписывают – результативность становится меньше. Но это не так. Обратил внимание на то, что сейчас выполняю ту же работу, как и всегда, но больше забиваю, пасы отдаю – результативность повышается. Это все суммируется: работа, отдача и результативность.

У нас есть некоторые люди, которые, напротив, в том сезоне играли хорошо, а в этом себя найти не могут. Это нормальное явление. Я не думаю о том, когда контракт заканчивается. Это обман: подписываешь его, а потом просто катаешься на льду. Я о себе другого мнения.

"Салават", болельщики, Америка

– После сезона вы сможете выбрать любой клуб – не только "Ак Барс".

– Есть пару предложений, в которых я заинтересован. "Салават", например.

– "Салават"?

– Да шучу я! Их болельщики меня сразу убьют.

– Что вы такого сказали, чтобы вас убили в Уфе?

– Сам не знаю, почему так их раздражаю.

– Вы единственный в команде, кто сохраняет градус битвы во время "зеленых дерби". Остальным вообще все равно.

– Я и болельщики. Ну еще те, кто раньше играл, и тренеры. Для них это тоже принципиально.

– Так вы все же представляет себя в Уфе?

– Когда Александр Бурмистров перешел в "Салават", я сидел и рассуждал: его жизнь так повернулась, что пришлось туда перейти. Он сам не выбирал: Уфа или Питер. Сказали "Салават" – значит, поехал в "Салават" . Это жизнь. У него не было выбора.

– У него не было, а у вас сейчас появится.

– Если жизнь заставит, пойду!

– То есть эту идею не отвергаете? Например, вы спартаковец – в ЦСКА пошли бы?

– В ЦСКА – нет. Но я чуть-чуть про другое. У меня семья – нужно ее кормить, зарабатывать. Так что, если жизнь заставит туда пойти – что делать?

– Думаю, после этого интервью предложение точно появится.

– (Смеется)

– А как быть с болельщиками? Вас ведь действительно могут чем-нибудь закидать.

– Хоккейные болельщики – не футбольные. К примеру, адекватные фанаты поддержали Бурмистрова.

– Хоть раз сталкивались с негативом со стороны фанатов напрямую? К Степану Захарчуку вот никто не подходит, хотя его все ненавидят.

– Я называю таких людей "диванные эксперты". Обделенные вниманием личности, сидящие дома за компьютером. Увидят какой-нибудь матч и начинают написывать: "вот этот плохой, тот плохой, состав нужно менять и прочее". Наверное, они получают удовольствие от подобного.

– То есть не сталкивались с тем, чтоб кто-то подходил и предъявлял в глаза?

– Нет. Но есть такие болельщики, которые даже свою команду обсирают, что только не говорят. Если бы ко мне кто-то подошел и спросил: "ты что там, вообще не играешь?!" Я просто дал бы ему коньки с клюшкой, загнал бы его в угол.

– А поспорить с ним могли бы? Он говорит: "Ты вчера плохо играл", а вы ему: "Нет, вот здесь сыграл нормально". Стали бы вообще обсуждать эту тему?

– Конкретно с первым встречным – нет. Почему я должен ему что-то доказывать? Не нравится, как играю? Не смотри!

– И все-таки: могли бы переехать в какой-то клуб из Москвы?

– Мне не очень нравится этот город. Добираться долго. Живу в Казани восьмой год и все там знаю. Уже привык. Не хочется что-то менять.

– А в Америку?

– Даже не думал об этом.

– Ни разу за все время не было предложений?

– Как-то разговаривали с Данисом Зариповым на эту тему. Говорит, попробовал бы съездить на моем месте. По его мнению, моя игра как раз для НХЛ. Но было бы мне 25-26 – поехал бы, а так.. Ну, может быть, подкину идею своему агенту.

– Повышение контракта будете просить? Большое?

– Ну мне же тридцать.

– Предпоследний контракт в карьере, скорее всего.

– Может быть. Но я не занимаюсь этими делами. Пока идут разговоры только о сроке. Остальное – обсудим ближе к делу. Хочется достойного моей работы контракта. Ведь я не хуже других. Примерно знаю, кто и сколько зарабатывает. Думаю, могу столько же получать.

"Драка", шансон, Билялетдинов

– Расскажите про историю в Альметьевске, когда вы избили полицейского.

– Никто там никого не избивал.

– Что же там произошло?

– Честно, и сам уже не помню. Много времени прошло. Завязалась потасовка. Охранники, которые меня знали, были в отпуске. Приехал наряд, все подумали, что я главный зачинщик драки. Ко мне подошел мальчик килограмм 40, в милиции работает. Начал надевать на меня наручники. У него не получалось, но и я не сопротивлялся. Потом там кто-то побежал, что-то такое, не помню уже… Но один из милиционеров выстрелил в потолок. Потом выяснилось, что я "отнимал" у него пистолет или что-то вроде того. Но закончилось все нормально.

– Вас отмазывали или все разрешилось в рамках правовых законов?

– Никто не отмазывал. Все – по закону. Просто выяснили, что ничего такого не произошло и разошлись.

– После этого не ходите в клубы?

– Мне не нравятся клубы, если честно. Они уже вышли из моды.

– Да и вам уже тридцать.

– В последнее время, на часах одиннадцать – идти уже никуда неохота. Иногда могу сходить в караоке. Намного веселее.

– Что поете?

– Я слушаю. Только если во мне просыпается певец – пою шансон.

– Слышал о вас разговоры: два года назад вы резко повзрослели и изменили отношение к жизни и хоккею.

– В один момент мне это все надоело. Да и здоровье уже нужно беречь. У меня такая игра, где нужно много сил. И я решил остановиться. Плюс у нас с женой появился ребенок, это тоже многое меняет.

– По старым временам не скучаете?

– Все мы люди. Хочется иногда. Друзья перед игрой звонят, зовут. Думаешь: "вот, я сейчас тоже сходил бы …". Но понимаешь, что это нереально. Остается только ждать выходных.

– Зинэтула Билялетдинов нюхает игроков?

– Не нюхает, но сразу видит по человеку, в каком он состоянии.

– Давление проверяет? Вес смотрит?

– Нет. Последний раз взвешивали, когда главным тренером был Валерий Белов.

 

Савин, Захарчук, Глушаков

– Вы как-то сказали, что хотели бы провести пять минут в профессиональном футболе. В "Ак Барсе" недавно потренировался футболист.

– Жека Савин, да. Он, кстати, был на нашей игре с ЦСКА. Подарил мне после майку "Спартака" с номером и с надписью "Лука". Так зовут меня в команде. Женя обещал поговорить насчет того, чтобы я смог поиграть за "Спартак" пять-десять минут в каком-нибудь товарищеском матче. Почему бы и нет?

Кстати, когда я рассказал о том, что хочу сыграть в футбол, в команду пришло письмо из ФК "Челны". Они готовы меня попробовать – возможно, соглашусь. Ответ нужно дать до 23 февраля.

– Поедете во вторую лигу?

– Нужно с чего-то начинать. Я и в хоккее раньше в "Вышке" играл.

– Не ваш уровень.

– Эти же слова вчера сказал Женя Савин: "Какая вторая лига?! Не твой уровень".

– На какой позиции будете пробоваться?

– Пока не знаю. Именно поэтому и хочу принять участие в матче, чтобы понять, как это все устроено: как они там передвигаются. Когда смотришь по телевизору, думаешь: "Блин! Возьми мяч и беги!". На деле все не так просто. Возможно, я хотел бы на фланге сыграть.

– Там носиться нужно много. И нельзя хитовать, как в хоккее.

– Говорят: когда выйдешь на замену – сразу же падай: "Аааа, нога! Меняйте меня скорее".

– Когда вам было физически больно в последний раз?

– В домашней игре с "Трактором". Стоял на пяточке, а мне по почкам нормально пробили клюшкой – по всему телу дрожь пошла. Но это хоккей. Вспомнил еще момент: два года назад в плей-офф Мозякин щелкнул и сломал мне руку. Перчатка метров на 15 подлетела.

– Захарчук говорит, что он никогда в жизни не хотел никому причинить боль на льду, но так получается. А у вас никогда не возникало желания кого-нибудь прибить, если он вам, допустим, нахамит?

– Бывает злость, но опять же это эмоции во время игры. Если кто-то меня ударит, – ударю еще жестче. Но чтобы специально – нет. Человек едет, а я думаю, как оторвать ему ногу – такого не было. Нужно держать себя в руках. Что касается Степы – он просто жестко играет. Не виноват же парень, что он такой большой. Летит со скоростью, а соперник разворачивается спиной.

– Тоже считаете, что Артем Пеньковский сыграл неправильно тогда, когда получил травму после хита Захарчука?

– В хоккее много таких моментов, когда виноват не тот, кто бьет, а тот, кто разворачивается. Если так получается, лучше принять удар на себя.

– Как болельщик "Спартака" скажите – что делать с Глушаковым? Вы же не из тех, кто скандирует "гнать его"?

– Он красавчик. Забивает опять голы. Самое главное – гнать его за что? Он же свою работу делает.

Карреру сплавил.

– Не сидел там с ними, не могу знать – сплавил или нет. Судя по новостям, он приложил к этому руку. Но я не могу обсуждать человека, ничего не зная точно. Он – капитан "Спартака", приводил команду к чемпионству. Не ушел же человек в ЦСКА или в "Зенит". Ушел бы – другое дело. Сейчас он нормально делает свою работу: играет, забивает.

– Смотрели видео из бани Дениса? Следили за громким разводом?

– Это его личное дело. Дарья вышла на публику. Я слышал скандальный телефонный разговор. Что в итоге-то? Они развелись или нет? У них вроде двое детей.

– Бракоразводный процесс идет. Наполовину завершен.

– Они хотят пол-"Спартака"? (смеется)

– То есть вам все равно?

– Это их дела – пусть сами решают, раз довели до того, что приходится разводиться. Хотя, когда услышал новость о разводе – был в шоке. Считал Дарью с Денисом красивой парой.

Газета № 7843, 04.02.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ