02:40 10 августа 2011 | Футбол

Франц Беккенбауэр: "Россия с самого начала
имела наилучшие шансы получить ЧМ-2018"

8 июля 1990 года. Чемпионат мира. Финал. Рим. ФРГ - Аргентина - 1:0. Сборная Франца БЕККЕНБАУЭРА - чемпион мира! Фото Александра ФЕДОРОВА, "СЭ" Фото "СЭ"
8 июля 1990 года. Чемпионат мира. Финал. Рим. ФРГ - Аргентина - 1:0. Сборная Франца БЕККЕНБАУЭРА - чемпион мира! Фото Александра ФЕДОРОВА, "СЭ" Фото "СЭ"
11

Почетный президент "Баварии", бывший член исполкома ФИФА, - единственный человек на планете, кто выигрывал чемпионаты мира в роли как капитана своей сборной (1974), так и ее главного тренера (1990)

С одной из главных легенд в истории мирового футбола мы беседовали в недрах "Алльянц Арены". В "Баварии", благодаря которой это интервью и состоялось, меня заранее предупредили, что стереотип о педантичности немцев Кайзер Франц воплощает в себе на все сто. Мол, если уж дал обещание на часовое интервью, то планов ни в коем случае не пересмотрит и при этом уделит ровно 60 минут - не больше и не меньше. Так и оказалось.

АНГЛИЮ СГУБИЛА ЕЕ ПРЕССА

- Какой день в вашей карьере стал самым счастливым - когда вы выиграли чемпионат мира как игрок или как главный тренер? Или какой-то третий?

- Третий. Своим самым большим успехом и достижением в жизни считаю то, что удалось добиться права провести чемпионат мира 2006 года в Германии (Беккенбауэр сначала возглавлял Заявочный комитет, а затем и Оргкомитет турнира. - Прим. И.Р.). Как игрок, ты имеешь шанс выиграть мировое первенство каждые четыре года. А домашний чемпионат - такое бывает раз в жизни.

- В таком случае вы хорошо понимаете наши нынешние чувства. Стали ли для вас сюрпризом победы России и Катара в борьбе за ЧМ-2018 и ЧМ-2022?

- Успех России меня абсолютно не удивил. Убежден, что вы будете идеальными хозяевами мирового первенства. При этом все европейские кандидаты были сильны - но, к примеру, Англия проиграла из-за своей прессы. Британские репортеры то и дело бросали обвинения в адрес членов исполкома ФИФА, жаловались на оппонентов и т.д.

В конце концов члены исполкома, которые принимали решение (среди них был и сам Беккенбауэр. - Прим. И.Р.), - живые люди. И я вполне понимаю, почему они решили не голосовать за Англию после того, как их обвинили в коррупции. Что же касается Испании/Португалии и Бельгии/Голландии, то совместные заявки, вполне вероятно, не были очень уж популярны среди голосовавших. Поэтому Россия имела наилучшие шансы с самого начала. На мой взгляд, она будет замечательной страной - организатором чемпионата.

Кроме всего прочего, у России в принципе была очень сильная заявка. Презентация ее также оказалась совершенной. Россия - страна будущего, и отдать ей чемпионат мира - это возможность по-настоящему открыть для футбола рынок Восточной Европы. Это большой шанс для футбола!

С Катаром ситуация несколько иная. Во-первых, чемпионат мира поручено проводить маленькой и, будем откровенны, нефутбольной стране. К тому же летом там очень жарко - от 40 до 50 градусов. Как с этим справиться? Знаю, что они пообещали приложить максимальные усилия, чтобы охладить температуру на поле и трибунах. У них есть деньги и технологии для того, чтобы все это осуществить. Они способны сделать все. Ко всему прочему, у них в запасе 11 лет. За это время многое может быть усовершенствовано, и Катар развеет те опасения, которые кое-кто сейчас по его поводу испытывает. Вполне возможно, что и к нему как к хозяину чемпионата мира в итоге ни у кого не возникнет никаких вопросов.

- Вы уверены, что Россия будет хорошим организатором чемпионата мира. А слышали ли о наших проблемах с расизмом на стадионах - в частности, о недавнем броске бананом в Роберто Карлоса?

- Честно говоря, впервые слышу об этом. Такого быть не должно, вы обязаны самым жестким образом подобные проявления пресечь. Если дать таким людям волю, все будет кончено. Футболисты, выходя на поле, действуют по правилам - и болельщики тоже должны соблюдать определенные правила. В футболе не место расизму, и вы должны найти пути, чтобы победить его.

- Как бывшая суперзвезда, вы не были уязвлены тем, что в Цюрихе в презентации испанцев и португальцев не принял участия ни один знаменитый футболист из этих стран? То, что говорили одни чиновники, не ударило по их заявке?

- Нет-нет. Голландцы с бельгийцами, например, на презентации дали возможность выступить целой группе своих очень известных тренеров и бывших игроков. У англичан был Дэвид Бекхэм. И что? Все презентации были прекрасными. Но они ничего не решали, члены исполкома ФИФА все для себя решили заранее.

- Бывший вице-президент и член исполкома ФИФА Вячеслав Колосков в интервью нашей газете высказал полную убежденность в том, что вы голосовали за Россию. Можете подтвердить это или опровергнуть?

- Голосование было тайным (улыбается).

- По-вашему, это был правильный путь избрания стран - хозяек чемпионатов мира?

- Такова была существовавшая система. Теперь ФИФА ее изменила. Хозяев ЧМ-2026 определит конгресс ФИФА, голосовать будут все страны, входящие в международную федерацию.

- В мае вы покинули исполком ФИФА - при том что еще несколько лет назад многие считали вас главным претендентом на роль наследника Зеппа Блаттера. Ваш уход не связан с результатами голосования 2 декабря в Цюрихе?

- Нет, я все для себя решил еще год назад. А претендовать на должность президента ФИФА вообще не собирался.

- В чем же дело?

- Я - старый отец маленьких детей. Сегодня семья - мой главный приоритет. В прошлом году я вынужден был провести два с половиной месяца в путешествиях, связанных с работой в ФИФА и УЕФА! Это стало последней каплей. Я сказал себе: "Хватит". Через пару месяцев мне будет 66. Сколько еще буду заниматься всем этим - до ста лет, что ли?!

Я отказался от всех своих должностей - сначала перестал быть президентом "Баварии", затем - членом исполкома ФИФА. Но при этом у меня по-прежнему много разных дел - комментирую матчи для телевидения, общаюсь со спонсорами и т.д.

- Сколько лет вашим детям и не собираются ли они пойти по вашим стопам?

- 10 и 7. 10-летний Джоэл любит возиться с мячом, и я играю с ним в маленьком саду нашего дома в Зальцбурге, где мы сейчас обитаем.

- А когда последний раз выходили на настоящее футбольное поле?

- На свой 50-летний юбилей на "Олимпиаштадионе" в Мюнхене. Компанию мне составили Мишель Платини, Карлос Алберту и многие другие - словом, неплохой состав. Это было великолепно!

В ПОСЛЕВОЕННОЙ ГЕРМАНИИ КАЗАЛОСЬ, ЧТО НИ У КОГО НЕТ БУДУЩЕГО

- В детстве у вас были амбиции и мечты стать футбольной звездой?

- Какое там! Я родился спустя пару месяцев после окончания Второй мировой войны. Вся страна была в руинах, бомбежки не оставили от нее буквально ничего. Казалось, ни у кого и ни у чего там нет будущего.

В общем, все было гораздо проще: когда я был ребенком, не мечтал ни о каких будущих успехах, а просто очень любил двигаться. Играть, бегать по полю, не сидеть на одном месте - вот была вся моя "мотивация". А футбол в тот момент оставался единственным видом спорта, сохранившимся в Германии после войны. Ну еще бег, легкая атлетика. Какой там теннис, какой гольф, в который я сейчас так люблю играть! Только футбол.

- Ваши родители хотели, чтобы футбол стал вашей профессией?

- Мама - да, поддерживала меня. Отец же, почтовый служащий, был очень тихим и неспортивным человеком. Но вы должны понимать: в тот момент спорт означал в стране немного. Профессионального футбола не было. У Германии хватало множества других проблем. На один только разбор развалин должны были уйти годы и годы. Ситуация изменилась только в 50-е.

Закончив школу, я пошел учиться страховому делу. Тогда, в 17 лет, подобное будущее казалось наиболее спокойным и обеспеченным. В футбол, конечно, тоже играл. И вдруг получаю предложение подписать контракт с "Баварией"! Это был 1963 год, как раз тогда была основана бундеслига: Западная Германия попыталась внедрить профессиональный футбол. Но никто не знал, получится ли что-то из этой затеи. Дело двигалось очень-очень медленно.

К моменту предложения из "Баварии" я уже четыре года штудировал вопросы страхования. И вот теперь предстояло принять серьезное решение, от которого зависело все мое будущее. Кое-кто, к примеру, отец, а также наш сосед, были против моего футбольного выбора. Их можно было понять: никто не знал, к чему это приведет, ведь до того футбол был любительским.

И все-таки я сделал выбор в пользу "Баварии". В 65-м мы вышли в первый дивизион, и в тот же год я провел свою первую игру за сборную ФРГ - против Швеции. А уже год спустя на ЧМ-66 в Англии стал вице-чемпионом мира.

Играть в футбол, заниматься любимым делом - это была фантастика. То мое решение было самым лучшим, которое я только принял в жизни. Не случайно ведь всего два игрока в более чем 80-летней истории чемпионатов мира выиграли их как футболист и как главный тренер - Марио Загалло и я! В 2010-м такой же шанс имели еще двое - Дунга и Марадона. Но - не удалось.

- Единственное мировое золото Германии, к которому вы не имели непосредственного отношения, - 1954 год. Оно было достигнуто спустя всего девять лет после Второй мировой. Повлиял ли этот успех на самоощущение страны в целом?

- Считаю, что та победа была самым большим успехом в истории немецкого спорта. После войны нашу страну не замечали, она была фактически отсечена от мирового сообщества. Победа на ЧМ-54 стала первым позитивным сигналом. Она была безумно важна для того, чтобы Германия и ее жители почувствовали уверенность в себе, в том, что они на что-то способны.

КАК Я СТАЛ КАЙЗЕРОМ

- Все знают ваше знаменитое прозвище - Кайзер. А как оно появилось?

- Это было в конце 60-х. "Бавария" играла товарищеский матч с Вене, и напротив нашего отеля стоял памятник австрийскому кайзеру Францу Иосифу. Это сейчас футбольные команды сопровождают сотни фоторепортеров, а тогда, помню, был всего один. Он попросил меня попозировать на фоне этого памятника. А потом разослал этот снимок во все газеты. После этого пресса и прозвала меня Кайзером.

- Вам это нравилось?

- Кого это волновало? (Смеется.) Это прозвище уже стало фактом, и выбора у меня не осталось - только принять. Но так меня называли только журналисты. Для коллег по профессии я всегда оставался просто Францем.

- А для футбольных специалистов - революционером на позиции свободного защитника. До вас либеро вперед никогда не ходили. Кто это придумал?

- Это была моя собственная философия игры, ее видение. Будучи мальчишкой, я начинал в нападении и все время рвался к чужим воротам. И хотя детский тренер однажды сказал: "Будешь играть в защите", я всегда был убежден, что моя сила - в атакующих действиях. В те времена мой стиль был крайне необычен, поскольку защитники тогда только оборонялись, а форварды - исключительно атаковали. Я стал делать иначе, и это оказалось сюрпризом для всех.

Схему со свободным защитником придумали итальянцы, но они имели в виду совсем другое - то, что получило название "катеначчо". Их либеро вообще никогда не переходил центральную линию!

- Неужели ни один из ваших тренеров не пытался остановить ваше самоуправство?

- Нет. Нас тогда тренировал югослав Чайковски, умный человек, который относился к моим находкам положительно. Он отработал систему, при которой в моменты моих подключений к атакам один из партнеров страховал меня в обороне.

Первым по-настоящему атакующим защитником в футболе стал опять же итальянец - Джачинто Факкетти. Но поскольку он играл на левом фланге, то мог подключаться вперед только по своей бровке. А я мог бежать куда угодно - налево, направо, по центру, и мне это очень нравилось. Можно сказать, Факкетти стал моим учителем, но я его "науку" развил.

- Не жалеете, что позиция, на которой вы действовали в футболе, умерла?

- Что сделаешь, если времена меняются? Игра сейчас совсем другая. Иное движение, иная философия. Сейчас в моде футбол в одно касание а-ля "Барселона". А в 60-е, помню, первое, к чему стремился футболист, получая мяч, - не пасовать, а бежать с этим мячом вперед. В 70-е голландцы представили миру тотальный футбол, которому все сразу захотели подражать. Но как скопировать Кройфа или Нескенса? Для любой схемы нужны соответствующие футболисты.

НЫНЕШНИЕ ФУТБОЛИСТЫ ЗАСЛУЖИВАЮТ СВОИХ ДЕНЕГ

- Вам не обидно, что вице-чемпионов мира-74 голландцев в мире помнят лучше, чем чемпионов - немцев?

- Есть такое выражение "Победитель забирает все". Но если быть объективным, соглашусь с вами. На старте домашнего чемпионата мира мы играли очень плохо, тогда как Голландия с самого начала держала высочайший уровень. После групповой стадии мы резко прибавили, и в финале на самом-то деле была равная игра. Да, у голландцев было много шансов, но они не смогли ими воспользоваться. Вы вправе сказать, что нам повезло. Но победу, считаю, мы заслужили.

- А ведь, говорят, даже на турнир готовы были не выйти - из-за резкого несогласия с премиальной системой, предложенной федерацией.

- Нам пообещали гораздо меньше, чем тем же голландцам или итальянцам, аргентинцам или бразильцам. Мы хотели столько же. Но это было не так серьезно, как вы думаете (улыбается).

- Сейчас футболисты относятся к деньгам иначе, чем в ваши дни?

- Сложный вопрос. Футбол сейчас - совсем другое явление с точки зрения маркетинга. В 60-е годы практически не было телевидения, отсутствовали спонсоры, реклама. Никакого сравнения с тем, что теперь! Считаю, футболисты заслуживают тех денег, которые зарабатывают. Рынок стал большим - и игроки, как его главные действующие лица, должны иметь в нем весомую долю.

- Но вам не кажется, что для многих из них деньги сейчас стали важнее футбола?

- Нет. На мой взгляд, футболист всегда остается футболистом. Когда он выходит на поле, то полностью погружается в мысли об игре и совсем не думает о деньгах. Если же он не до конца сконцентрирован на деле, его продают в другой клуб. В то же время менталитет любого хорошего игрока подразумевает понимание: профессиональная карьера продолжается всего 10 - 15 лет, и за это время он должен заработать максимум.

Сейчас футболистов гораздо лучше лечат, они куда более профессионально относятся к своему здоровью - и явно больше готовы к продолжительной игровой карьере, чем их коллеги 30 лет назад, когда травма ахиллова сухожилия часто приводила к уходу из футбола.

ДЛЯ МЕНЯ ЛУЧШИЕ - ПЕЛЕ И БРАЗИЛИЯ-70

- Согласны ли с Международной федерацией футбольной истории и статистики, которая объявила вас третьим игроком XX века после Пеле и Кройфа? Заслуживает ли места в тройке Марадона?

- Я принадлежу к старому миру. Марадона - один из сильнейших футболистов всех времен, но для меня лучший игрок в истории - Пеле. Без вопросов. Почему? Потому что на протяжении 20 лет он оставался игроком мирового класса, а также джентльменом на поле и за его пределами. Таково мое личное мнение, и я высказываю его при всем уважении к Марадоне, Кройфу, Зидану и остальным.

- А ваши товарищи по сборной ФРГ Пауль Брайтнер и Герд Мюллер с точно такой же уверенностью говорили: "Лучший игрок всех времен - Франц Беккенбауэр".

- С их стороны это очень приятно слышать. Мы друзья, играли вместе больше десяти лет. Но выставлять себе самому какие-то оценки не готов.

- Вы упомянули о джентльменстве Пеле. То есть Рука Бога, которой Марадона забил англичанам в 86-м, влияет на вашу оценку значимости фигуры в мировом футболе?

- Чтобы быть лучшим в таком виде спорта, как футбол, нужно не только обладать талантом, но также быть примером для детей. Возможно, Марадона был лучшим непосредственно на поле, с мячом. Но убежден, что личность человека - тоже большая часть картины. С Пеле никогда не было связано скандалов. Он никогда не терял шарма, он забил тысячу голов. Мне повезло выступать с ним год за нью-йоркский "Космос", и он играл просто фантастически!

- Почему Пеле так и не стал тренером?

- Он никогда этого не хотел! Также он никогда не хотел быть капитаном. И не был. Такими были его философия, его жизнь, его решение. После окончания карьеры игрока Пеле не хотел возвращаться в футбол ни на какую роль. Заметьте: "Космос" был частью компании Warner Communication. Кино - вот что интересовало его к тому моменту гораздо больше. Идея стать бизнесменом привлекала Пеле куда сильнее, чем работа в футболе.

- А почему, кстати, вы, уехав в Америку в 31 год, покинули бундестим? Вполне ведь могли доиграть в сборной всего год до ЧМ-78 в Аргентине. Тот же Бекхэм несколько лет доказывал, что можно попадать в европейскую топ-сборную и из США.

- В тот момент в Германии существовало правило: если ты играешь не в своей стране, то не имеешь права выступать за национальную сборную. Именно по этой причине перестал играть за бундестим Брайтнер, перешедший в "Реал". Со мной - та же история.

Но я был к этому готов. После многолетних выступлений за "Баварию" настало время сказать: "Good bye". Я осознавал, что эра прежней "Баварии" завершается, и как раз в это время получил предложение от "Космоса". Как можно было упустить шанс поиграть с Пеле?! "Баварии" тогда нужна была свежая кровь, а я начинать с командой по новому кругу был уже не готов. И сказал: "Извините, это не для меня".

- Какую команду в истории вы считаете лучшей?

- Я старомоден и в поисках лучших из лучших предпочитаю оглядываться назад. Да, мне очень нравится сегодняшняя "Барселона", она играет фантастически. Но из всего, что я видел в своей жизни, нет ничего равного сборной Бразилии 1970 года.

- А каков ваш выбор лучшего современного тренера? Гвардьола, Фергюсон, Моуринью, кто-то еще?

- (Улыбается.) Гвардьола в прошлом году выиграл все. Фергюсон - самый опытный тренер. Моуринью - самый колоритный. Но наиболее успешный - все же Гвардьола.

СО СБОРНОЙ РАБОТАЛ БЕЗ КОНТРАКТА И БЕЗ ЛИЦЕНЗИИ

- Большинству выдающихся игроков не удается стать такими же тренерами. Как это удалось вам? Убили ли вы в себе игрока, как это предписывается теорией?

- У меня нет ответа, как это произошло. Секрет в том, что нужно оказаться в нужное время в нужном месте. А насчет "убийства игрока" - считаю, что важно делиться своим футбольным опытом. Я возглавил сборную Германии спустя всего шесть месяцев после того, как закончил карьеру игрока. Мне было легко разговаривать с парнями, они точно знали, через что я прошел на поле, и верили мне. Они видели, что я - не теоретик, а практик.

- На ЧМ-86 вы успешно работали с бундестим без тренерской лицензии. Нужны ли, по-вашему, обучение тренерскому ремеслу и лицензирование?

- Да, специальное образование считаю очень важным. Но в 84-м была особая ситуация. На чемпионате Европы сборная ФРГ не вышла из группы, и ее главный тренер Юпп Дерваль подал в отставку. Вся страна искала нового тренера, при этом репутация национальной команды была плоха. Это было связано с событиями ЧМ-82, историей с Тони Шумахером (этот голкипер в полуфинале против Франции нанес тяжелейшую травму Патрику Баттистону и не принес извинений. - Прим. И.Р.) и т.д.

Все говорили мне: "Ты должен возглавить сборную". Я отвечал: "Нет, нет, нет". Совершенно не чувствовал себя готовым к этому и повторял: "Оставьте меня в покое". Когда ко мне пришли люди из федерации, я, чтобы отвязались, ответил: "У меня нет лицензии". Они махнули рукой: "На этот счет не беспокойся". И в конце концов я согласился.

- Вы были слишком культурны, чтобы просителей окончательно "послать"?

- Я просто понимал, что это шанс помочь моей стране. Не представлял, сколько это может продлиться. А продлилось - шесть лет. Это была неплохая попытка (улыбается).

- Что вы сделали, чтобы переломить ситуацию в сборной?

- Перевел все критические стрелы с игроков на себя. Сказал им: "Просто играйте и не обращайте ни на что внимания!" Ну и постепенно реорганизовал команду. Футболисты старшего поколения вроде Карла-Хайнца Румменигге или Хорста Хрубеша уступили место новой генерации - Руди Феллеру, Лотару Маттеусу, Андреасу Бреме, Юргену Клинсманну... Это был риск, поскольку команда стала талантлива, но молода.

На ЧМ-86 фактически играл старый состав, это было его последнее "прости". На Euro-88 побеждать нашей новой команде было еще чуть-чуть рановато. Хотя нам очень не повезло в полуфинале, когда мы пропустили решающий гол на последней минуте матча с Голландией. Он был забит настолько поздно, что у нас просто не было времени ответить. А вот в Италии-90 мы уже были готовы.

- На ЧМ-86 со старым составом вы дошли до финала. Выиграть у Аргентины объективно не могли?

- У нас была средняя команда. Выйти в финал и проиграть аргентинцам со счетом 2:3 было достижением. Мы тогда не были достаточно хороши, чтобы стать чемпионами мира. Скажу больше: мы добились гораздо большего, чем я ожидал.

- Вас не могли уволить после невыигрыша и даже невыхода в финал на домашнем первенстве Европы?

- У меня никогда не было контракта с федерацией! Исключительно рукопожатие. Я говорил президенту футбольного союза Нойбергеру: "Если вы будете недовольны, скажите мне, пожмем друг другу руки и разойдемся. Или если я буду недоволен - то же самое". Он убеждал меня, что подписать контракт все-таки необходимо, но мне это было совершенно не нужно. Чем проще отношения - тем лучше, и для этого не нужны какие-то бумаги. Что же касается 88-го, то, повторяю, нам в полуфинале просто очень не повезло.

Диего БУХВАЛЬД И ПЬЯНОЕ УТРО

- Почему вы были уверены, что в 90-м все получится?

- Во время подготовки к чемпионату мира я увидел, что мы готовы его выиграть. Наблюдать за командой в том настроении и состоянии, в котором она приехала в Италию, было просто фантастикой! Футболисты находились в идеальном возрасте, когда еще есть силы и уже есть опыт. Я сказал им перед началом турнира: "Мы выиграем чемпионат мира". И это было не высокомерие по отношению к другим - а просто уверенность. То же самое я сказал и прессе. Чувствовал: атмосфера в команде такова, что это должно произойти.

- Но в финале вам противостоял Марадона. Какие рекомендации вы дали в раздевалке, чтобы его нейтрализовать?

- Это было легко. Я сказал Диего...

- Кому?!

- Диего Бухвальду. После того финала мы все стали называть Гвидо Бухвальда - Диего. Мне было понятно, что остановить Марадону - это уже 50 процентов гарантии победы над Аргентиной. Так вот, я просто попросил Бухвальда сыграть с Марадоной персонально и дал пару конкретных рекомендаций на этот счет. Сработало. И вообще мы играли лучше все 90 минут и полностью заслужили ту победу.

- Тем не менее и Марадона, и многие другие сомневаются в справедливости назначения решающего пенальти, который реализовал Бреме.

- Может, с его точки зрения, пенальти был сомнительным. Но у нас было множество шансов успешно закончить эту игру гораздо раньше.

- Помните утро после победного финала ЧМ-90 против Аргентины? Вы добились в футболе всего - выиграли чемпионат мира и как капитан сборной, и как ее главный тренер. Трижды подряд побеждали с "Баварией" в Кубке чемпионов. Не задумались о том, к чему стремиться дальше?

- Честно? Утром на следующий день после финала ЧМ-90 вся наша команда, включая игроков, тренеров и обслуживающий персонал, была абсолютно пьяна. Мы праздновали победу всю ночь и спали, дай бог, пять минут! Победа в чемпионате мира - уникальное достижение. И мы были так счастливы! В такой момент думать о будущем было просто невозможно. А можно было только получать удовольствие от завершения идеального турнира, на котором мы полностью заслужили свой титул.

Что же касается моего будущего, то я чувствовал себя свободным. Заранее объявил, что после ЧМ-90 покину национальную сборную, в которой проработал два мировых и одно европейское первенство. И уже после турнира Бернар Тапи пригласил меня возглавить "Марсель", поскольку стремился к большим международным успехам. Тапи в тот момент был не только президентом "Марселя", но также и владельцем "Адидаса" - а я с этой экипировочной компанией связан последние 45 или 50 лет.

В Марселе проработал год (Беккенбауэр выиграл чемпионат Франции и дошел до финала Кубка чемпионов. - Прим. И.Р.). Но уже назревали все будущие скандалы, и я почувствовал, что пришло время уходить. В 91-м стал членом совета директоров "Баварии", а в 94-м - ее президентом.

МЫ ВЗЯЛИ ПРИМЕР С ФРАНЦУЗОВ

- Говорят, вы были одним из главных инициаторов резких перемен в немецком футболе, происшедших в начале 2000-х, после провала на Euro в Бельгии и Голландии. Что в связи с этим посоветуете России, строящей амбициозные планы выиграть ЧМ-2018 у себя на родине?

- Мы взяли за пример наших соседей из Франции. Когда я работал в Марселе больше 20 лет назад, видел, какое внимание они уделяют созданию детских футбольных академий. Как государство помогало, в том числе и финансово, каждому клубу их строить. Мы начали заниматься тем же самым уже после 2000-го. И сейчас получаем результаты. Также на количество талантов положительно повлияла иммиграция. Посмотрите на молодежь, которая у нас сейчас есть во всех возрастах, - это просто фантастика! Глядя на следующие поколения, думаю, что сборная Германии имеет хорошие перспективы.

- Хотели бы быть футболистом в нынешние времена?

- Время, когда я играл, было лучшим. Оно было, я бы сказал, не таким фанатичным, как сегодня. В нашу игру не были вовлечены такие деньги. Футболистов не так волновал их имидж, некая внешняя оболочка. Пресса была более доброжелательной. Все это как раз и относится к тому словосочетанию "не таким фанатичным", которое я употребил. Сегодня никто не уважает право игроков на частную жизнь, фотографы преследуют их ежеминутно. А в наше время мы были свободны делать то, что хотели.

- Может быть, о чем-то жалеете?

- Ни о чем. Может, мне не всегда сопутствовал успех (тут Беккенбауэр явно скромничает. - Прим. И.Р.). Но в одном убежден: я всегда делал все возможное, чтобы он пришел. Жаловаться не на что. Я очень счаст-лив.

ПИЛИ ВОДКУ С ЯШИНЫМ В ЕГО МОСКОВСКОЙ КВАРТИРЕ

- Каковы ваши самые яркие воспоминания о России и футболистах из нашей страны?

- Лучшие моменты связаны, конечно, со Львом Яшиным. С великим вратарем мы стали друзьями еще в 1968 году. Это произошло, как ни удивительно, очень далеко как от Германии, так и от России - в Рио-де-Жанейро. Нас обоих пригласили сыграть за сборную мира против сборной Бразилии - этот матч, насколько помню, был посвящен 75-й годовщине Бразильской футбольной ассоциации.

Нас там было по трое - русских и немцев. Ваши - Яшин, Слава Метревели и Альберт Шестернев. Наши - Вольфганг Оверат, Вилли Шульц и я. Мы были соседями в отеле "Копакабана Пэлас" на протяжении шести дней! Русские парни привезли с собой водку и икру. Мы великолепно нашли с ними общий язык. Очень грустно, что ни одного из троих русских ребят уже нет в живых...

А уже спустя много лет после того, как Яшин закончил карьеру игрока, мы с ним встретились в Москве. И у нас был ужин в его московской квартире. Тоже с водкой, разумеется. Это была фантастика, мы очень душевно поговорили! Ну а последний из ваших соотечественников, с кем мы однажды подробно пообщались, - это Владимир Путин. Он произвел сильное впечатление.

- Если говорить о встречах на футбольных полях, то в бывшем СССР все помнят два поражения вашей "Баварии" от киевского "Динамо" в матчах за Суперкубок-1975. Насколько они были важны для мюнхенцев?

- Насколько помню, это были не официальные матчи под эгидой УЕФА, как сейчас, а организованные в частном порядке. То же самое было в 74-м, когда победитель Кубка чемпионов впервые встретился с обладателем Кубка Либертадорес. Как та встреча не была организована ФИФА, так и Суперкубок не был подконтролен УЕФА. По этой причине он и не каждый год проводился.

Тем не менее не стану говорить, что у нас не было достаточной мотивации. Мы были настроены как обычно, нам предстояло сыграть против Олега Блохина и других больших киевских звезд. Просто мы проиграли, и оправдания этому в виде недостаточной мотивации или чего-то другого искать не собираюсь.

- А много лет спустя, в 2008-м, сильно ли удивило вас выступление сборной России под руководством Гуса Хиддинка на чемпионате Европы - равно как и ее же последующий невыход на ЧМ-2010?

- Я очень люблю Хиддинка. Для меня это один из лучших, наиболее опытных и мастеровитых тренеров в мире. И на том чемпионате Европы российская команда показала, что ее возможности незаурядны.

Верю в это и теперь. Это по-прежнему та же команда! Мне было очень жаль, когда вы не попали в Южную Африку, проиграв в стыковых матчах Словении. Надеялся, что Россия поедет на ЧМ-2010, поскольку качество ее игры производило впечатление, и она могла блеснуть и на мировом первенстве. Но вам очень не повезло. Однако теперь есть следующий шанс. На каком Россия сейчас месте?

- Делит первую позицию в группе со Словакией и Ирландией.

- Надеюсь, что вы выйдете на Euro. Россия - одна из сильнейших и наиболее узнаваемых держав Европы. Конечно, она должна быть в финальном турнире первенства континента!

Игорь РАБИНЕР
Мюнхен - Москва

11
КОММЕНТАРИИ (11)

andersen78

человечище....

15:51 11 августа 2011

Wannarocks

Очень хороший материал. Помню, как смотрел ЧМ-90 в компании с полурусскими бритишами. Я болел за Германии потому что всегда болел за них после СССР, а они после гола Марадоны рукой. Было здорово!

15:54 10 августа 2011

kms

Хороший материал. Приятно читать, спасибо. Интервью с легендарным игроком и умным человеком. Приятно отвлечься от всякого ширпотреба вроде переходов в анжи и прочего отстоя.

13:01 10 августа 2011

AZ

Три человека из СССР в сборной мира, а теперь...

12:52 10 августа 2011

de

Уникальная личность!!!!

12:23 10 августа 2011

verde

Да. Страна лежала в руинах, но они смогли и в экономике и в футболе. Молодцы. Что делать русским? Дл начала провести свободные и честные выборы. Пока непонятно, чего действительно хочет народ. Может им действительно Пуктин нада.

11:46 10 августа 2011

serguei3000

вот заклинило некоторых на этом банане. баран. он не знал - теперь знает.

11:29 10 августа 2011

MAXFCSM

Во-истину, КАЙЗЕР!!! УВАЖАЮ!!!

11:26 10 августа 2011

цадаса

....странно((( про гаджи гаджиева и анжи не слова....ни айс

10:19 10 августа 2011

uptheirons

Никто и не мог соперничать с заявкой России в финансовом смысле.

04:31 10 августа 2011

fors

самое печальное что яшины умирали рано а бекенбауры в 60 лет отцами становились...очень показательно....

01:32 10 августа 2011