13:30 16 января 2018 | Хоккей — НХЛ

"Она уже могла быть мертва". Шокирующая история дочери Игоря Ларионова

Аленка ЛАРИОНОВА. Фото instagram/_alyonka
Аленка ЛАРИОНОВА. Фото instagram/_alyonka
Издание The Athletic рассказывает историю дочери Игоря Ларионова – Аленки, – которая ведет долгую борьбу за свое здоровье.

ТРЕВОЖНЫЕ ЗВОНОЧКИ

"В-первых, хочу сказать, понимаю, что не обязана делиться с вами этой информацией. Я имею право на личную жизнь и некоторую приватность. Я сохраняла верность этим принципам долгое время, и они помогли сформировать обо мне определенное мнение... но сейчас это время прошло. Мне уже тяжело нести эту ношу. Я устала от постоянного бегства, неудачных попыток сохранить благоприятный имидж", – из письма друзьям и семье (21 июля 2017 года).

Когда она села за компьютер и начала писать это письмо, которое было озаглавлено: "Моя правда", – зрение Аленки Ларионовой было настолько слабым, что она с трудом могла разглядеть монитор. Вот уже три месяца она находилась на реабилитации, но снижение зрения было лишь одной из множества проблем со здоровьем, с которыми столкнулась 30-летняя Ларионова. Это результат борьбы с анорексией и неврозом. И это далеко не полный список недугов: брадикардия, гипонатриемия, остеопения, анемия, гипогликемия, повышенное кровяное давление, сломанные ребра, нарушение менструального цикла, сбои в работе нервной системы, лицевой паралич и многое другое.

Уже почти десять лет Ларионова борется за свое здоровье. Девять месяцев назад она оказалась на грани.

Аленка – бывший хоккейный журналист, которая стала ведущей, продюсером и подкастером. Также она – дочь Игоря Ларионова, члена легендарной "Русской пятерки", которая помогла "Детройту" взлететь на вершину НХЛ в 90-х. Он завоевал три Кубка Стэнли и был включен в Зал хоккейной славы в 2008 году. Ее мама, Елена, была известной в СССР фигуристкой.

Аленка, старшая из трех детей, с детства росла в окружении хоккея. К сожалению, так же как и игра на льду, практически на протяжении всей жизни ее преследовали и проблемы со здоровьем. И если бы не "три звоночка", как об этом говорит сама Ларионова, она могла бы быть уже мертва. Но именно эти "звоночки" – предупреждения о том, что ее жизнь в опасности – спасли Аленку.

Первый прозвучал в феврале 2014-го – ей стало так плохо, что до больницы в Нью-Йорке она смогла добраться только с посторонней помощью. Врачи определили, что она страдает от паралича Белла – паралича лицевого нерва. Но уже на следующий день Аленка вернулась на работу и даже брала интервью. Камеры были выставлены под таким ракурсом, чтобы зрители не могли видеть правую часть ее лица.

Второй звонок прозвучал в октябре 2015-го. Он прозвучал из уст ее тогдашнего молодого человека в городе Венис, штат Калифорния. Он признался, что боится вступать с ней в интимную связь – настолько хрупка стала Аленка. Он умолял ее найти диетолога, терапевта – любого специалиста, который поможет ей побороть этот недуг.

Но лишь после третьего звонка, который прозвенел в апреле 2017 года, когда она уже лежала в больнице Палм-Бич, штат Флорида, Ларионова решила бороться за свою жизнь. Она оказалась в госпитале третий раз за неделю, почки и печень начали отказывать, началась атрофия мозга, сердцебиение упало до 40 ударов в минуту. Тогда доктор честно спросил ее: "Вы хотите жить или умереть?"

ДЕТСТВО

"Мама твердит, что я должна упражняться, иначе не узнаю себя на следующий год. Но я не хочу. Лучше сходила бы на танцы", – запись из дневника в 12 лет (1 мая 2000 года).

Детство Аленки выдалось необычным. Ее семья переехала в Канаду в 1989 году, когда ей было 2,5 года, когда ее отец решился начать карьеру в НХЛ, приняв предложение "Ванкувера". Позже он поиграет за "Детройт", "Сан-Хосе", "Флориду" и "Нью-Джерси". Аленка привыкла к частым переездам. Она постоянно перескакивала с одного языка на другой: русский, итальянский (который она выучила во время недолгосрочного пребывания отца в Швейцарии) и английский. Она до сих пор помнит то чувство стыда и неловкости, когда не могла в школе вспомнить, как по-английски будет "кролик".

В 7-м классе ей впервые пришли в голову мысли о недостатках своего тела. Тогда она как раз оказалась в католической школе во Флориде. Другие девочки из ее класса уже носили макияж и интересовались мальчиками. Мама Аленки, Елена, также очень внимательно следила за питанием дочери. Она постоянно напоминала, что тело Аленки изменится, когда произойдет половое созревание. В итоге, батоны с шоколадной пастой были выкинуты, в доме не осталось ни грамма "нездоровой" пищи.

Игорь Ларионов всегда придавал огромное значение физической подготовке. Именно это и позволило ему провести столько длительную карьеру, которая завершилась только в 2004 году. Он – продукт советской системы, а она подразумевает трудолюбие и дисциплину. Эти качества помогли ему добиться успеха – и он хотел привить их и своим детям.

Аленка отчаянно стремилась добиться одобрения отца и страдала, когда не слышала теплых слов в свой адрес. Она пыталась специально так подгадать время своих домашних упражнений, чтобы отец мог отметить ее, когда вернется домой с работы. Но, когда он смотрел на результат, который показывал тренажер, то лишь пожимал плечами.

 

🇷🇺: Деревня Медведево 🗓: Summer of 1991 📷: my Dad 👩🏼: A SIMPLE LIFE PT. 1 ▫️It is Summer of 1991.  I am four years old. I am sitting with my Father's parents and my cousin, Masha. She is five years old. We are both born on the same day exactly one year apart. We are at my Grandparents Dacha in the Derevnya Medvedevo. It is a little bit of a drive out of my Father's hometown of Voskresensk. I like this Dacha. I like that the garden is filled with fruits and vegetables. I like to pick the strawberries right off their branch. I like how sweet they taste. I like them better in my Grandmother's homemade jam. I like to help my Grandfather scoop up buckets of water from the well behind us. It is always cool, crisp and tasty. He warns me to not look down too far, for I might fall. I don't really listen. It's a lesson which will take me decades too long to learn. ▫️ I like to run around the property and play tag with my cousin. Sometimes, the neighbors little girls come to play as well. There is a swing on the property. It stands in the backyard. There are troughs from the many times we've used our feet to get the swing going. We pretend not to get very far. That's when my Grandfather acts as our pilot. As he swings us from side to side, he makes airplane noises. He pretends to make cabin announcements in that airplane speaker voice. He describes to his passengers the land below. Sometimes we fly over Moscow. Sometimes we fly over America. No matter where we're going, our Grandfather always provides us a safe landing home. ▫️ ▫️ ▫️ #alyonkasstory #alyonkastory #дача #дача🏡 #воскресенск #деревня #медведево #dachalife #asimplelife #grandparents #бабушка #дедушка #kids #childhood #children #newyorkrangers

Публикация от Alyonka Larionov (@_alyonka) Июл 7, 2017 at 9:28 PDT

Сейчас Елена признает, что они с Игорем "могли допустить некоторые ошибки" по отношению к детям. Но также она подчеркивает, что они не только впервые столкнулись с родительскими обязанностями, но и одновременно должны были привыкать к жизни в новой стране: "Аленка стала нашим первенцем. Некоторые вещи, возможно, мы сделали неправильно. Но мы всегда искренне желали ей только добра, всего самого лучшего".

Вот что добавляет Диана, младшая сестра Аленки: "Наши родители – советские спортсмены. Они росли в атмосфере, когда уже в пять лет сами ходили на тренировки. Не думаю, что они вообще представляли, что может быть иначе".

Диана, которой сейчас 26 лет, работает визажистом в Венис. И она не скрывает, что сама раньше испытывала схожие проблемы со здоровьем. Просто Аленка переживала все острее.

Она так стремился добиться признания отца, что даже пошла работать в хоккейную сферу, чтобы хоть на этой теме найти общий язык. "Казалось, что он никогда не гордился мной. И я всегда пыталась восполнить эту пустоту – нехватку любви и теплоты", – признается Ларионова.

Лишь на 50-летие отца, которое пришлось на 2010 год, и когда Аленке уже было 23 года, она услышала то, чего так долго ждала. Она вернулась домой в Детройт и активно занималась продюсерской деятельностью на канале HBO. Она так изводила себя работой, что махнула рукой на свое здоровье. Недостаточное питание и постоянные умственные и физические нагрузки. Но именно в этот момент одним вечером она услышала от отца: "Ты выглядишь прелестно".

ПРОБЛЕМЫ С ПИТАНИЕМ

"Это не так много калорий, и это не круассан. Это морские водоросли и попкорн, совсем немного, но я даже не уверена, что хотела их вчера вечером. К тому же не уверена в полезности попкорна. На вкус – как картон. Сегодня у меня такое ощущение, что это было лишнее. Кажется, мои бедра стали толще, и теперь я не хочу идти на йогу, а ведь это мое любимое занятие. Но я не хочу чувствовать себя толстухой, на которую все пялятся. Теперь мне придется ничего не есть до конца дня, а ведь сегодня я хотела провести хороший день. Хотя я даже уже и забыла, что это такое. Кажется, ничто уже не приносит мне удовлетворения. Сегодня – понедельник, завтрак – вторник, а потом начнется работа, и у меня уже не будет время ни на круассан, ни на водоросли, ни на этот дурацкий попокорн", – отрывок из письма самой себе (2 ноября 2015 года).

Согласно исследованию Национального института психического здоровья, люди, страдающие от нервной анорексии, "регулярно себя взвешивают, серьезно ограничивают себя в еде, принимают пищу в малых объемах и придерживаются очень строго мнения о полезности продуктов". Симптомы данного заболевания, от которого только в США страдает более 30 миллионов человек, включают в себя "нездоровое стремление к худобе", "панический страх набора веса", "искаженные представления о человеческом теле" и "низкую самооценку, которая напрямую зависит от веса и формы своего тела".

Первые симптомы у Аленки стали проявляться еще в средней школе, но впервые болезнь по-настоящему заявила о себе, когда Ларионова получила первую работу в хоккее, попав на клубный телеканал "Питтсбурга".

Постоянно работая на камеру и находясь на глазах у множества людей, Аленка очень беспокоилась о своем внешнем виде. Она долго выбирала одежду, макияж. Даже начала сомневаться в своих профессиональных качествах, когда один из представителей клуба заявил, что она панибратски общается с хоккеистами и должна сохранять некоторую дистанцию.

Она чувствовала постоянное давление, и это заставляло ее мечтать о другой работе: "Я не хотела, чтобы меня оценивали, как женщину. Я хотела быть профессионалом".

Она продолжала соблюдать строгую диету.

"У меня прекратились месячные. Ушли все женственные формы. Я была сломлена. Кости стали слабыми. На теле постоянно появлялись синяки. Пыталась стать максимально непривлекательной".

К моменту, когда она переехала в Нью-Йорк в 2010 году, Аленка уже перестала обращать внимание на проблемы с питанием. А теперь к редким приемам пищи прибавились длительные, многокилометровые каждодневные прогулки.

Каждый день начинался с чашечки латте в сочетании с яблоком, кусочком сыра, покорном, маленьким кусочком хлеба с арахисовым маслом. Только в воскресенье она позволяла себе лишнего: кусочек шоколада, йогурт с топпингом, взбитый крем. Она могла закинуть все вышеперечисленное в одну тарелку и съесть разом. И заправить данное блюдо солью. Иногда даже запить это пиршество бокалом вина.

 

THE ART OF LISTENING ▪️ I have been speaking a lot on the lost art of listening in the recent months. Somehow, we’ve become a species caught up in our own personal stories and carefully curated social media profiles. A never-ending cycle of content in order to ensure that we’re heard. That we matter. ▪️ When you take a look at the news, interview shows, some podcasts, YouTube, twitter, Facebook, etc. most people are talking. If in conversation, once one person pauses, another one begins. We do not stop to consider another person opinion, point of view, or story. We push our own. ▪️ In my personal life, it’s quite rare that I meet people who ask questions TO LISTEN, and not ones who ask questions TO BE HEARD. Don’t even get me started on dating. When did we become so self-consumed? So self-indulgent in hearing ourselves talk? In which case, what’s the point in being around people if we’re essentially having conversations with ourselves? When did we stop listening? When did we stop learning? ▪️ During last week’s UF Men’s CIRCLE, I brought up Larry King. For those in attendance, you’ll know how special of a moment this was for me. For the rest of you, as a young girl up to present day when I do a deep dive on YouTube, I take notes on Larry Kings interviewing skills, mainly on the way in which he listens to his guests. I believe it’s part of the reason why he was able to get some of the hardest gets: people want to be heard, understood, and seen. He made his guests feel like they mattered. Like he was talking with them, and not him talking at them. ▪️ It was only fitting that I found this gem of a quote this week: “I remind myself every morning: Nothing I say this day will teach me anything. So if I'm going to learn, I must do it by listening.” I invite you to do the same. It’s a game-changer in so many incredible ways. . . . #larryking #larrykingnow #cnn #theartoflistening #listening #listen #beseen #beheard #iseeyou #ihearyou #conversation #interview #barclayscenter

Публикация от Alyonka Larionov (@_alyonka) Окт 15, 2017 at 8:10 PDT

Вскоре диета стала еще строже. Больше никакого кофе: она отказалась от молока. Аленка перестала ужинать. А чтобы отбросить мысли о голоде, она стала приходить на вечерние встречи попозже, притворяясь, что успела перекусить. Бывали дни, когда в рацион ее питания входили всего пару конфет.

Сейчас она смотрит на снимки себя самой того времени и не может поверить своим глазам. Несведущий человек может подумать, что это уверенная в себе и успешная женщина. Она же помнит страшные головные боли, вызванные постоянным голодом, и регулярное недовольство собственным телом. Она уже не могла утаивать свои проблемы от родных и близких. Диана и Елена пытались заставить Аленку обратиться за помощью, как и некоторые друзья, но она была глуха к их просьбам.

К моменту переезда в Калифорнию, который пришелся на 2015 год, он уже стала, со своих собственных слов, "экспертом по нарушению питания". Она приносила на работу орехи и постоянно щелкала ими, делая вид, что ест больше, чем было на самом деле. Бег заменила йога.

Мало кто знал, как она выглядела прежде. Мало кто понимал, сколько килограмм она потеряла. Аленка стала вести более закрытый образ жизни, отдалившись от друзей и семьи.

"В Нью-Йорке я приняла этот образ жизни. И мне он нравился. Я хотела продолжать. Мне нравилось принимать ванну и щупать руками свои кости. И мне никто не был нужен. Я хотела закрыться от всего мира".

МЫСЛИ О САМОУБИЙСТВЕ

"Я понимаю, что не сдвинусь с места… Боль уходит, тело восстанавливается, и мы живем дальше. Только в этот раз я не уверена, что это самое "дальше" будет", – запись из дневника (22 апреля 2017 года).

16 апреля 2017 года – именно эту дату Аленка считает днем своего пробуждения. Следующий день – первый день реабилитации. Врач во Флориде, куда она приехала навестить маму и брата, заявил, что, если она пообещает набрать вес, то он не будет ограничивать ее в чем-либо. Она согласилась.

Все началось с малого. Первая задание – порезать банан и съесть его целиком, кусок за кусочком. Но для нее это стало большим достижением. Постепенно она стала добавлять все больше и больше продуктов в свой рацион. Немножко овсянки. Салат. Авокадо. Наконец, она вновь вернулась к любимому латте.

Однако 10 лет издевательств над собственным организмом не могли пройти даром. Синдром возобновленного кормления – состояние, когда истощенный организм пытается привыкнуть к новым продуктам. Так что первые два месяца каждый день начинался хорошо, но потом Аленка очень быстро уставала и теряла силы.

Ларионова не скрывает, что ее посещали мысли о самоубийстве. Реабилитация забирала у нее последние силы и эмоции. Лишь на 22-й день пребывания в реабилитационном центре в Германии в прошедшем октябре Аленка начала действительно чувствовать себя лучше. В этот центр ее определили по совету друга семьи. На берегу прекрасного Боденского озера Аленка пришла в себя.

Свободное время она тратила на то, чтобы порефлексировать. Она написала 13 писем людям, с которыми хотела поделиться своей историей: друзьям, семье, одной женщине, которая "предала ее", – а затем сожгла все послания. Катарсис.

Зато когда она через некоторое время садилась в отцовскую машину в аэропорте Торонто, то уже совершенно по-иному смотрела на свою жизнь и на свое будущее. Новообретенное умение сохранять спокойствие и усидчивость, которое она обрела в процессе восстановления, помогло ей осознать, что она всегда сохраняла тесную связь с отцом, к которой так стремилась на протяжении всей жизни.

Когда-то он часто пытался объяснить ей, что именно позволяет ему добиваться успеха на льду: "Игрок получает шайбу, делает глубокий вдох и смотрит по сторонам. Он отдает передачу, и если шайба доходит, то игра застывает".

Германия подарила ей шанс обрести собственный внутренний покой.

ВОСЕМЬ ЖЕНЩИН

"Если ты говоришь правду, то ты остаешься честен хотя бы перед самим собой", – пост в Инстаграме (24 декабря 2017 года).

Восемь женщин собрались в квартире в Бирмингеме, штат Мичиган, в один ноябрьский понедельник. Их окружает весьма аскетичная обстановка. Некоторые из собравшихся уже знают друг друга, кто-то в этой компании впервые. Но все они имеют отношение к Аленке.

Когда она просит их рассесться кругом и представиться по очереди, то это разбивает первый лед. Она делится своими историями, рассказывает о борьбе с анорексией, о разногласиях в семье и размолвках с друзьями. Она открыто обсуждает свои ошибки, проступки и просит других также не держать в себе.

Ее честность просто обезоруживает. Что-то меняется в комнате. Люди на удивление становятся приветливее и более открытыми.

"История ее ошибок не может оставить равнодушным. И через это она добивается доверия, – объясняет Эсти Поп, подруга и партнер по бизнесу. – Это крайне редкий случай".

Эти собрания организованы Ларионовой и Поп и призваны помогать другим. Они родились из проекта, который Аленка начала на своем личном сайте, постаравшись описать все то, через что ей пришлось пройти.

Изначально она не хотела раскрывать свое имя, боясь навредить родным. Но вскоре она поняла, что эта история важнее каких-то фамилий. И теперь сайт открыто носит название AlyonkaLarionov.com.

Для Аленки эти собрания очень важны. После начала реабилитации она переехала к родителям и вернулась в пригород Детройта. Как хорошо вновь оказаться в родных краях. Лишь сейчас она поняла, насколько любит этот город. Как он дорог ее сердцу, сколько теплых воспоминаний из детства он хранит. Но также он напоминает ей об одном чувстве, которое он испытывала в детстве: расти в тени славы отца.

Видео выше снято летом 1997 года, когда ей было 10 лет. Игорь принес Кубок Стэнли в местную теннисную академию. Когда он достал трофей, то группа особо страждущих растолкала всех локтями и пробилась к нему, начав засыпать хоккеистами вопросами. Один из них попросил Игоря попозировать с трофеем. Он потащил в кадр вместе с собой дочь. Девочка, которая приехала в теннисной форме, отчаянно пыталась привести себя в порядок, прежде чем согласиться на фото.

Это теплые воспоминания. Хотя в них присутствует и налет грусти. Для Аленки теннис был любимым занятием. Это был ее вид спорта.

КОНТАКТ С ОТЦОМ

"Я пишу эти строки, потому что не хочу причинить боль тем, кто пишет мне в поддержку, тем, кто желает мне добра. Не думайте, что я сдаюсь. Я вступаю в новую жизнь, но это не мимолетное перевоплощение. Это тяжело", – сообщение в Инстаграме (20 декабря 2017 года).

Каждый день Аленка просыпается с одним вопросом в голове: как она сегодня себя чувствует? Легко или тяжело? Если она поднимается с постели и ее бедра кажутся тяжелыми, то еще тяжелее отделаться от этих мыслей. Становится тяжелее не пропустить обед, тяжелее настроить себя на нужный лад, тяжелее не испортить весь день. Иногда эти мысли быстро отступают, но появляются они всегда.

"Надеюсь, однажды они уйдут навсегда", – говорит Аленка.

Но бывает совсем тяжко. Как, к примеру, на Рождество, которое закончилось долгими препирательствами с матерью. Аленка в очередной раз пыталась донести до нее понимание своего состояния, заставить понять, что она не стремилась достичь такого результата, что ей становится лучше. Но ее мама лишь больше разочаровывалась.

Елена признается, что семья с ужасом наблюдала за метаморфозами Аленки. Она скучает по той задорной и улыбчивой дочурке и иногда задается вопросом: "Куда пропала моя дочь?"

"Она не может понять, что я пережила, когда видела ее в таком состоянии. Ведь у нее нет детей", – сокрушается Елена.

Аленка добавляет: "Я хотела видеть определенные качества в матери, она – в дочери. Кажется, мы обе не соответствуем заданным критериям".

Отношения с Игорем иные. Аленка смирилась с разными взглядами на жизнь у отца и дочери. И вряд ли в 57 лет человек изменится.

"Он не изменится. Но я изменила то, каким я его вижу. Мне не нужно, чтобы он меня понимал. И меня устроят любые отношения, которые у нас могут сохраниться", – признается Аленка.

Ни Елена, ни Игорь не высказывали публичного недовольства тем, что дочь вынесла всю эту историю на суд общественности.

"В конце концов, каждый родитель хочет лишь того, чтобы его дети были здоровы и счастливы", – заключает Елена.

Игорь никогда не умел особенно проявлять чувства. В его телефоне хранится множество фотографий детей, он хвалит их и гордится ими, но он редко рассказывал о своих чувствах им лично. Спросите, одобряет ли он поступок Аленки, и он утвердительно ответит еще прежде, чем вы успеете закончить вопрос: "Конечно, конечно… С ее стороны это очень смелый шаг – рассказать всем о том, через что тебе пришлось пройти. Нужно быть сильной, чтобы бороться, чтобы двигаться к своей цели шаг за шагом. Честно признаюсь, сам я такого никогда не переживал, но в то же время я могу представить, насколько тяжело ей пришлось".

Он поражен, какой отклик вызвала история его дочери. Сколько людей говорили с ним на эту тему. Игорь даже не представлял, что этот недуг – такая распространенная беда. И сейчас Ларионов, который занимается агентской деятельностью и ресторанным бизнесом, говорит, что хотел бы свозить Аленку в Москву, где она могла бы тоже поговорить с молодыми девушками.

Это предложение застало Аленку врасплох. Она с радостью навестила бы Россию и постаралась бы помочь русским девушкам. Но больше всего ее манит возможность найти контакт с отцом.

Как говорится: "В конце концов, все мы – дети, которые просто хотят, чтобы их любили".

Загрузка...
Материалы других СМИ