19:05 28 мая | Плавание
Газета № 7934, 01.06.2019
Статья опубликована в газете под заголовком: «Фелпс хотел покончить с собой»

Фелпс хотел покончить с собой. Почему звездные атлеты страдают от депрессии

Майкл Фелпс. Фото REUTERS Майкл Фелпс. Фото AFP
Майкл Фелпс. Фото REUTERS

23-кратный олимпийский чемпион Майкл Фелпс признался, что уже много лет борется с тяжелой болезнью. 

Даже на пике своих спортивных достижений Майкл Фелпс был далек от психического здоровья. Впервые Фелпс заговорил об этом еще в 2017-м, сразу после завершения карьеры. На днях американец написал в своем «Твиттере», что «в определенный момент задавался вопросом - стоит ли мне вообще жить». Сейчас Фелпс продолжает проходить терапию и охотно делится своей историей.

Наркотики были способом убежать от всего, чего я боялся

- Я рассказываю о себе, чтобы люди поняли - это нормально, когда у тебя не все нормально, - сказал Фелпс на недавней конференции психологов в Чикаго. - Проблемы психического здоровья окружены тайной, в то время как мы сталкиваемся с этим каждый день. Если об этом не говорить, никогда ничего не изменится.

Фелпса, который в годы спортивной карьеры не отличался открытостью, сейчас нельзя упрекнуть в молчании. Американец говорит о своих проблемах повсюду и не стесняется деталей. Так, Фелпс признался, что страдал от депрессии ежегодно, начиная с 2004-го (на тот момент ему было всего 19 лет). Ухудшение происходило всегда в одно и то же время - в октябре-ноябре, то есть после завершения плавательного сезона. Интересно, что именно в эти месяцы Фелпса сначала поймали за рулем в нетрезвом виде (это было в 2004-м), а в 2008-м засняли за курением марихуаны.

- Особенно тяжело я страдал после Олимпийских игр, - объяснил Фелпс. - Наркотики были способом убежать от всего, чего я боялся. Я просто занимался самолечением, порой ежедневно, чтобы закрыть глаза и не видеть своих проблем.

Самая жестокая депрессия накрыла Фелпса в 2012-м, после Олимпийских игр в Лондоне. Там он, напомним, выиграл четыре золота и два серебра - то есть гораздо больше, чем вся плавательная сборная России вместе взятая. Тем не менее, напряжение было настолько велико, что после завершения Игр Фелпс никак не мог прийти в себя. Он на три дня заперся в своей спальне, практически не ел, не спал, не выходил и не хотел никого видеть. «Я не только не хотел больше быть в спорте... я вообще не хотел больше быть», - вспоминал Фелпс.

В тот момент пловец понял, что ему нужна помощь. Фелпс обратился к профессиональным психологам и даже лег в клинику на лечение. Это в корне изменило его жизнь: Фелпс возобновил карьеру и после Лондона выступил еще на одних Играх в Рио-де-Жанейро, дважды стал отцом и сейчас вместе с супругой ожидает рождения третьего ребенка.

Майкл Фелпс. Фото AFP
Майкл Фелпс. Фото AFP

Счастье - не в достижениях, а в процессе

Вообще, клиническая депрессия - распространенная тема среди элитных пловцов. Ранее о ней рассказывали американка Аманда Берд и австралиец Ян Торп. Последний в своей книге был очень откровенен, и его слова полностью созвучны с тем, о чем сейчас говорит Фелпс.

- Когда ты думаешь о счастливейших моментах своей жизни, это обычно отнюдь не церемонии награждения в бассейне, - рассказывал Торп. - Люди почему-то думают, что медали делают меня счастливым. Да я и сам так раньше считал: когда я добьюсь того-то или покажу такой-то результат, я стану счастлив. Но на самом деле, счастье — не в достижении, а в процессе, который ему предшествует. Если ты не находишь счастья на пути к цели, то и когда ее достигнешь, счастья там не будет. Вместо него я нашел только чувство вины: почему в тот момент, когда я должен чувствовать себя круче всех в мире, я ощущаю только пустоту?

Прошлогоднее исследование американских ученых показало, что около 30 процентов профессиональных спортсменов в США в течение года страдали от депрессии. Психологи считают, что спорт является фактором риска. Тут и огромное психологическое давление, и постоянное переживание неудачи, и необходимость соответствовать чьим-то идеалам....

Теннисистка Серена Уильямс написала, что страдала от постродовой депрессии, несмотря на то, что успешно возобновила карьеру вскоре после появления на свет дочери.

- Только сейчас я поняла: это абсолютно нормально сомневаться, достаточно ли ты делаешь для своего ребенка, - говорит Уильямс-младшая. - Я читала, что если закрывать на нее глаза, послеродовая депрессия может длиться до трех лет. Поэтому я предпочитаю говорить о ней открыто. Мы говорили об этом с моей мамой, сестрами, друзьями, и все они повторяли, что мои чувства совершенно нормальны.

В среде российских спортсменов открытые разговоры о депрессии, к сожалению, до сих пор не считаются нормой. Хотя страдают от этой «болезни века» россияне не меньше, чем все остальные атлеты в мире. Но у нас не принято относить алкоголизм, наркоманию и общее угнетенное состояние к каким-то заболеваниям и искать помощи у специалистов.

Приводить печальный список жертв, которые уже ничего о себе не расскажут, не стоит. Достаточно только, что один из самых вопиющих случаев относится к 2007-му году, когда повесилась в ванной 24-летняя велогонщица Юлия Арустамова. В тот момент она жила... со спортивным психологом Рудольфом Загайновым.

Газета № 7934, 01.06.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ