13:00 28 января | Хоккей — КХЛ
Газета № 7837, 28.01.2019
Статья опубликована в газете под заголовком: «Степан Захарчук: "Я добрый и не хочу делать больно"»

"Я добрый и не хочу делать больно". О чем думает самый грубый игрок КХЛ

Степан Захарчук. Фото photo.khl.ru Степан Захарчук. Фото Владимир Беззубов, photo.khl.ru Степан Захарчук и Андрей Светлаков. Фото Никита Успенский Степан Захарчук (слева). Фото Татьяна Дорогутина
Степан Захарчук. Фото photo.khl.ru
Интервью защитника Степана Захарчука.

Степан Захарчук
Родился в поселке Амдерма (Ненецкий автономный округ) 30 ноября 1986 года.
Защитник
Выступал за команды ЦСК ВВС (Самара, Высшая лига, 2004 – 2008, 2018), "Лада-2" (Тольятти, Первая лига, 2008 – 2009), "Лада" (2008 – 2009), "Ак Барс" (2009 – 2017), "Торпедо" (2017-2018), "Адмирал" (2018 – н.в.)
Воспитанник самарского хоккея. Обладатель Кубка Гагарина (2010).

В тяжелой травме Пеньковского считаю виноватым себя

– Как вам во Владивостоке? Играть за "Адмирал" тяжелое испытание для каждого хоккеиста?

– Не думаю, что это тяжелое испытание. Что тут трудного? Да, разный временный пояс – немного необычно. Но к этому привыкаешь. А сам город очень красивый.

– Сезон вы начинали в ВХЛ.

– Так вышло, что в начале сезона не удалось подписать контракт, и я начал в ВХЛ в Самаре. Я не переживал, готовился, спасибо тренерам в Самаре, что взяли меня и дали поиграть. Потом позвонили из Владивостока, сказали, что хотят меня здесь видеть. Я приехал с большим удовольствием и не жалею о своем решении.

– Дебют получился у вас… (в первом матче за "Адмирал" Захарчук травмировал форварда "Трактора" Артема Пеньковского и получил дисквалификацию на 15 матчей – прим. "СЭ")…

– Да уж, не очень хорошим. Но нужно все пережить и двигаться дальше. Обдумывать лучше свои решения на льду, чтобы не было таких ситуаций. Конечно, я был разочарован решением о своей дисквалификации. Но как есть, так есть – надо было это пережить. Спасибо тренерам, которые меня все время поддерживали и говорили, что нужно все перетерпеть и переварить.

– Наверняка, читали комментарии специалистов и болельщиков по поводу этого эпизода. Вас что-то обидело?

– Нет, меня ничего не обижает. У каждого человека свое мнение. Мы живем в стране, где каждый говорит, что хочет. Ничего страшного в этом нет. Я должен обижаться только сам на себя, потому что сам виноват в произошедшем.

– Все-таки вы виноваты?

– Раз меня удалили – то да.

– Удалили и наказали – это одно. Но вы считаете себя виноватым?

– Сложный вопрос… Да, я виноват. Должен был действовать осознанно. Но это была первая моя игра – эмоции. Человек получил такую серьезную травму – я сожалею об этом. Слава богу, сейчас с ним все хорошо. Но я сам виноват в этом.

Я не хочу делать людям больно

– Двукратный олимпийский чемпион Александр Кожевников говорил, что вас нужно пожизненно отстранить, как хронического нарушителя. И многие тренеры были согласны с этим. Что думаете?

– Ничего. Это их мнение. Если так думают, пусть говорят. Но я не тот человек, который хочет кого-то травмировать или сделать больно. Наверное, так со мной случается.

– Светлов говорит, что во всем виноваты ваши габариты – где у других голова, у вас локоть.

– Да. Сколько удалений я получал за удар в голову! Бью-то плечом, но у соперника голова на уровне плеча. Я не подпрыгиваю, не пытаюсь сделать грязный прием, и случается так, как случается. Наверное, будь я чуть пониже, было бы намного проще с моей манерой игры.

– Было ли хоть одно нарушение с вашей стороны, за которое реально стыдно?

– Даже не вспомню, столько удалений было.

– Для меня самым страшным моментом с вашим участием был эпизод с защитником "Магнитки" Александром Будкиным.

– Неприятная ситуация. Во время приема шайбы он увидел меня, начал уклоняться, хотя он такого же роста, как и я. Упустил шайбу, начал уворачиваться. И когда я шел его бить, у меня не было возможности остановиться, и я попал ему в голову. Никакого злого умысла не было.

– Не было ни разу, чтобы вы били человека сознательно?

– Нет, я иду бить сознательно, чтобы применить силовой прием, но ни в коем случае никогда не хочу нанести травму кому-то или сделать больно. Я люблю силовую борьбу, хотя она подразумевает какие-то моменты. И меня бьют – случается всякое, но травму я никому не хочу нанести.

Степан Захарчук. Фото Владимир Беззубов, photo.khl.ru
Степан Захарчук. Фото Владимир Беззубов, photo.khl.ru

Люди не знают, что я добрый

– Есть сожаление о том, что вы покинули "Ак Барс"?

– Так сложилось.

– Это ваша вина или нет?

– Думаю, да. Было много удалений, начались травмы.

– Писали про нарушение режима.

– Много чего пишут.

– Это тоже неправда?

– Писали и писали…

– Против вас тоже нарушали правила – Бурдасов был недавно, до этого Пережогин. Чувствуете, что вас тоже хотят бить?

– Нет, это просто игра, и так получается. С Пережогиным мы боролись за шайбу, и так вышло, что он меня толкнул, и у меня разбилось лицо. С Бурдасовым тоже – я выбрасывал шайбу, он не вовремя меня подтолкнул у борта. Ничего страшного – это хоккей. Бурдасов – прекрасный снайпер, забивает много голов. А то, что у него много штрафных минут, – ничего не значит. Бывает, что он получает 5+20. Он и сам из-за этого переживает.

– Чувствуете, что вас боятся на льду?

– Если боятся, то хорошо. Пусть боятся. Я не люблю драться – я хороший и добрый человек.

– В жизни – да, но на льду вы совершенно другой.

– Да, это хоккей – страсть, силовая борьба, можно потолкаться. Но зачем драться? Конечно, если дело дойдет, то я могу.

– Знаю, что вы ездили к Пеньковскому в больницу.

– Я не ездил, а писал ему. Мы пообщались, потому что я тоже переживал. Он мне ответил.

– Думаете, зла на вас не держат люди, которые пострадали?

– Не знаю, что они обо мне думают. Надеюсь, что не держат. Правда, я никогда не имел злого умысла.

– Неужели вы никак не реагируете на призывы запретить вам играть в хоккей, на звание самого грязного игрока страны?

– Честно – никак. Я играю в хоккей, я люблю его и хочу помогать команде. Кто-то что-то пишет – пусть так, это их мнение. Я соглашусь, что иногда бываю чересчур жестким и наношу травму людям.

– Кто-то вам говорил из болельщиков на улице при встрече, оскорбляли?

– Нет, наверное, боятся. Не знают же, что я добрый. Вот сейчас узнают.

– Если бы к вам подошли болельщики и начали обвинять, как бы вы отреагировали?

– Также. Сказал бы, что это хоккей и так случается.

– Знаю, что в последних играх вами довольны. А вы сами довольны собой?

– Если честно, то нет. Не на сто процентов, потому что могу играть намного лучше. Надеюсь улучшать свою игру. Микротравмы не должны повлиять на нее. Тренеры мне доверяют – дают игровое время, выпускают в большинстве и меньшинстве. Я должен больше помогать, не пропускать и стараться делать так, чтобы команда чаще выигрывала.

– Сейчас приходится думать прежде, чем выполнять какой-то силовой прием – может, не стоит делать?

– Есть такое. Общался со вторым тренером. Он мне говорил, что когда идешь в борьбу, это не силовой прием, а отбор шайбы. Много общались на эту тему, он мне подсказывает. Стараюсь как-то чуть-чуть изменить что-то в своем стиле, но я люблю силовую борьбу и буду продолжать вести ее в любом случае.

– Технически некоторые говорят, что Пеньковский немного виноват, что сам поставил спину.

– Согласен. Он развернулся, я его подтолкнул, и он ударился лицом о борт. Так неудачно случилось. В последней игре наш хоккеист тоже толкнул соперника на борт. Если бы он также ударился о поребрик и разбил лицо, то было то же самое. Со мной такое не случается – надеюсь, и не случится.

Степан Захарчук и Андрей Светлаков. Фото Никита Успенский
Степан Захарчук и Андрей Светлаков. Фото Никита Успенский

В ВХЛ до Китая добирались 40 часов

– Вы здесь без семьи, как время проводите?

– Семья приезжает. Жена с детьми прилетели на Новый год. Мы ходили в океанариум, отлично провели время. Я очень по ним скучаю, тяжело без них. Жена ко мне почаще прилетает – с ней попроще, и время быстрее пролетает.

– Появились любимые места во Владивостоке?

– Не знаю. С женой в кинотеатр "Океан" ходили два раза. Наверное, там чаще всего были.

– Думаете о следующем сезоне?

– Нет, я хочу в этом доказать руководству и тренерам, что я еще молод и готов на большее.

– Вы побывали в ВХЛ, как там?

– Ничего страшного. Я играл до КХЛ там. Да, мы в Китай добирались 40 часов, но ничего страшного.

– На автобусе?

– До Китая? Тогда бы мы 400 часов ехали бы.

– Почему 40 вышло?

– Много перелетов. Из Самары до Екатеринбурга, там 10 часов подождали, потом до Китая. Там ждали вторую группу, которая с нами полетит, и потом еще 6 часов добирались до города, в котором играли.

– После "Ак Барса", где у вас были все условия, такое…

– Ничего страшного. Я простой парень, какие условия есть, такие и есть.

– Если предложат остаться во Владивостоке, будете думать, что это дальний город, часовые пояса…

– Нет, будут рассматривать варианты. Что клуб предложит, что хочет видеть от меня. Все обсуждается не за день.

– Это понятно, но будет ли для вас значимым аргументом, что Владивосток – дальний город?

– Нет. Это будет на самом последнем месте. Ничего страшного, что далеко. Здесь достойные условия. Сейчас сменилось руководство – у нас все хорошо.

Степан Захарчук (слева). Фото Татьяна Дорогутина
Степан Захарчук (слева). Фото Татьяна Дорогутина

В детстве к нам в поселок приходили белые медведи

– Вы родились в городе Амдерма.

– Это поселок. Там, где белые медведи у нас ходили.

– Серьезно?

– У меня дедушка – военный. Мы переехали туда, там была воинская часть. Амдерма – поселок с двухэтажными домами. Иногда могли зайти белые медведи.

– До скольких лет там жили?

– До пяти.

– Помните белых медведей?

– Их трудно не запомнить, но было весело. Мы все время ходили в шубах и валенках, потому что там круглый год зима.

– Когда белые медведи – это страх?

– Объявляли, что они будут ходить.

– Стрелять в них можно было?

– Думаю, военным можно было, но не знаю точно.

– К холоду спокойно относитесь?

– Конечно. Я в холод могу одеться не так тепло, как другие люди. Я люблю холод, зиму, снег. Во Владивостоке нет снега, к сожалению. Мне звонит жена из Самары и говорит, что у нас большие сугробы.

– Потом в Самару родители переехали?

– Да, дедушку туда перевели, и мы все вместе уехали. Дедушка у нас спортивный, любил футбол и хоккей. Отвел нас в хоккей.

– Когда были в поселке?

– С тех пор ни разу. Сейчас он уже развалился. Раньше это был порт, но сейчас его уже нет.

– Говорят, что у вас прохладные отношения с братом?

– Это наше личное. Нет, не прохладные, все хорошо. Он приезжал сюда, мы с ним хорошо пообщались.

– Удивлены, что он терпел, терпел и в таком возрасте пробился к КХЛ?

– Нет, он способный парень. Так получилось, что он с ВХЛ начал и попал в КХЛ. Ваня – молодец, я очень за него рад. Смотрю на его игру – он очень хорошо играет.

– С Билелятдиновым поздороваетесь при встрече?

– Конечно. И о многом поговорю. Потому что я его очень уважаю и очень благодарен за то время, которое я провел с ним. Он меня многому научил. Считаю, он один из самых лучших тренеров, с кем я работал. Спасибо его огромное за все, что было.

– И за то, что расстался с вами.

– Ничего страшного. Хоккей – это бизнес. Кто-то уходит, кто-то приходит.

– Хочется еще что-то выиграть?

– Конечно. Надеюсь, что я еще что-то выиграю.

– Не звание самого грубого игрока?

– Это звание я уже давно выиграл…

– Сможете ни разу не удалиться до конца сезона?

– Давайте поспорим.

– Если не удалитесь, я угощу вас очень хорошим кофе.

– Давайте кофе и обед. И наоборот.

Газета № 7837, 28.01.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ