Натурализация в России. Что с ней не так?

Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
27 ноября 2018, 17:00
Ари и Гильерме. Фото Александр Федоров, «СЭ» Ари на тренировке сборной России. Фото Дарья Исаева, «СЭ» Мариу Фернандес. Фото Дарья Исаева, «СЭ»
В 2018 году за Россию сыграли пять футболистов, которых принято считать натурализованными. Обозреватель "СЭ" – о том, нормально ли это.

12 ноября РФС объявил о вызове в сборную России бразильца Ари, который в конце июля получил российский паспорт. Он стал третьим игроком в команде, не родившимся в России или СССР и пятым, кого можно назвать натурализованным. Недовольных приглашением Ари было немало. Например, Роман Павлюченко. Или Андрей Канчельскис

– Что я чувствую? Недоумение! Во что превратили российский футбол? Никакого уважения к нему уже нет! В стране живет 140 миллионов. Нельзя найти молодого российского форварда что ли?! Что происходит? Что хотят, то и творят! Я понимаю, что бывают исключения. Мариу Фернандес – это единичный случай, который себя оправдал, здесь вопросов нет. Но ведь у нас дело идет к тому, что под гимн России станут выходить на поле 11 иностранцев, – сказал бывший полузащитник "Манчестер Юнайтед" коллеге Виталию Айрапетову.

Жестко? Пожалуй. Если конкретно об Ари, то глупо спорить с тем, что в этом чемпионате России он хорош. Шесть голов, четыре результативных паса – лучше статистика только у Федора Чалова (9+3). У сборной были проблемы с кадрами (травмированных – целая команда), и было бы странно, если бы Станислав Черчесов не обратил внимания на бразильца с гражданством РФ.

Ари на тренировке сборной России. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Ари на тренировке сборной России. Фото Дарья Исаева, "СЭ"

Ари был введен в сборную не искусственно. Так же, как и Гильерме. Это Роману Нойштедтеру в срочном порядке выдавали российский паспорт перед Евро-2016, а смена гражданства Мариу Фернандеса – спецпроект к ЧМ-2018 (успешный). Ари же в России с 2010 года – то есть прожил здесь даже больше требуемых пяти лет. Женился на русской. Дочка у него живет в Москве и по-португальски, судя по всему, даже не говорит. Ари на русском изъясняется вполне сносно – конечно, не так, как Гильерме, но объясняется без проблем.

В конце концов, не вызывать в сборную футболистов – футболистов играющих хорошо – только из-за того, что они когда-то считались иностранцами – это дискриминация. А у нас все равны, и мы категорически против расизма, агрессивного национализма и прочих подобных вещей. Так ведь?

XXI век на дворе. Мультикультурализм. Но много ли в Европе сборных, в которых столько игроков, начавших заниматься футболом не в стране, за которую выступают? Да, сборная Франции, чемпион мира-2018, больше чем наполовину составлена из игроков африканского происхождения. Но практически все они родились во Франции, а если нет, то переехали туда еще в детстве. Это на 100 процентов французские футболисты. В сборной Швейцарии на ЧМ-2018 было четверо албанцев-косоваров. Но Джака родом из Базеля, а Шачири, Джемаили, Бехрами живут в Швейцарии с малых лет. Та же ситуация и в Бельгии. Многие парни, ставшие бронзовыми призерами чемпионата мира, не из, так скажем, коренного населения, но футболисты они абсолютно бельгийские. Свои. Константин Рауш родился в Томской области. Но футболистом стал в Германии. Играл за немецкие юношеские и молодежную сборную. Почувствуйте разницу.

Сборная, сформированная из футболистов, в начале карьеры собиравшихся выступать за другие государства, – это не естественно. Для страны с населением свыше 140 миллионов человек – так точно. Тут с Павлюченко и Канчельскисом можно согласиться. Гильерме, Нойштедтер, Фернандес, Рауш, Ари. Они не прошли российскую систему подготовки, юношеские сборные, переход из нашего детского футбола во взрослый. Они выросли в совсем другой среде. По-хорошему, и Денис Черышев – больше испанский футболист, чем российский (он в Испании с пяти лет живет, если кто забыл). Однако он много играл и за юношескую сборную, и за молодежную.

Мариу Фернандес. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Мариу Фернандес. Фото Дарья Исаева, "СЭ"

У противников натурализации есть и еще один веский аргумент – за исключением Фернандеса (на мой взгляд, лучший игрок сборной России на ЧМ-2018), пользы от тех, кого натурализовали, немного. Ее практически нет. Нойштедтер никаким образом не сделал сборную России сильнее на Евро-2016, а в заявку на чемпионат мира не попал. Рауш ничем не запомнился, Гильерме не спасал, Ари что с немцами, что со шведами был совсем не заметен.

И все же: Джон Роберт Холден принес России победу на Евробаскете-2007, Виктор Ан и Вик Уайлд – золотые медали на Олимпиаде-2014. Про Мариу Фернандеса здесь уже достаточно написано. Конечно, натурализация может быть полезна, но точечная, в этом деле нельзя перегнуть палку. Яркий пример – мини-футбольная сборная. Какая вам ближе – с Еременко, Верижниковым, Белым и Денисовым или с Пулой, Сирило, Пеле Жуниором и Густаво? Вопрос риторический. Всего бразильцев, игравших за Россию в мини-футбол – около десятка. Про команду, в которой так много игроков, не имеющих с твоим народом ничего общего, сложно сказать "наша сборная".

Реально ли, что с футбольной сборной произойдет то же, что и с мини-футбольной? В ближайшие годы – точно нет. Сделать из капитана "Ганновера" Вальдемара Антона игрока сборной России, как выяснилось, невозможно. Других футболистов уровня национальной команды с русскими корнями, но не российским гражданством, за границей сейчас нет. Легионеров, выступающих в чемпионате России и собирающихся получить российский паспорт, кажется, тоже. Но нет гарантии, что их не будет через несколько лет. Прожил в России пять лет? Не играл за сборную своей страны в официальных матчах? Сильнее конкурентов? Вперед, в паспортный стол, а затем – в национальную команду. Мешать никто не имеет права, да и это просто не по-человечески. Если все сложится – добро пожаловать, но свидетельствовать это будет о том, что в футболе нашем не все в порядке, раз приходится вызывать игроков, не подошедших сборным других стран. 

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
2
Офсайд