16:30 16 декабря 2015 | Биатлон

"Подчуфаровой, Шумиловой и Виролайнен по силам стабильно попадать в топ-15"

Владимир КОРОЛЬКЕВИЧ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Владимир КОРОЛЬКЕВИЧ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Экс-старший тренер женской сборной России Владимир Королькевич, ныне работающий главным тренером в Белоруссии, прокомментировал первые гонки сезона.

– Удивлены выступлением бывших подопечных на старте сезона?

– Я бы не стал сгущать краски. Думаю, провал в Эстерсунде во многом связан со сложностями на заключительном этапе подготовки. Речь о сборе в Тюмени. Все-таки бегать в 20 - 22-градусный мороз на медленном снегу, да еще и надев на себя несколько костюмов, – это не самый оптимальный вариант. О выходе на пик формы в таких условиях говорить не приходится. Напротив, девушек после этого нужно разгонять. Как правило, это вопрос 14 дней. Вы видите, что в Хохфильцене спортсменки выглядели куда лучше. Надеюсь, в Поклюке выступление женской сборной России получится по-настоящему ярким.

– Вы в самом деле верите в это?

– В этом году многие сборные вышли на пик к первому этапу. А россиянки, как я уже сказал, наоборот, подсели перед стартом сезона. Именно поэтому в Эстерсунде была такая огромная разница. С каждым этапом она должна все больше нивелироваться. Понятно, что в биатлонной среде есть явные лидеры. Они хорошо всем известны. А вот середина – к которой относится и российская команда – постоянно колеблется вверх-вниз.

– Юрлова заключительный этап подготовки провела отнюдь не в Тюмени. Но едва ли результаты первых двух этапов – ее потолок.

– От Кати, если честно, я ожидал большего. Все-таки она была спарринг-партнером Кайсы Мякяряйнен, готовилась с итальянками, а это дорогого стоит. Наверное, ее немного надломили досадные промахи в эстафете в Эстерсунде. Но Юрлова еще может мобилизоваться. Вы правы, списывать ее ни в коем случае нельзя.

– В Поклюке к основной команде, наконец, присоединится Ульяна Кайшева. Что думаете об этом?

– Мы хотели привлечь ее еще в прошлом году. Но после двух стартовых хороших этапов на Кубке Европы она перестала попадать даже в десятку по скорости. И это в Кубке IBU! Так что едва ли стоит ждать чудес. Подчуфарова, Виролайнен и Шумилова реально сильнее остальных, и, уверен, они проявят себя уже в ближайшее время. Стабильно попадать в топ-15 они могут совершенно точно. При этом хотя бы минимальная ротация нужна. Молодые должны пробовать на зуб Кубок мира.

– Кайшеву и Никулину следует относить к молодым?

– Вот смотрите. У нас есть Анна Сола. Ей 19. Но она уже "кусается". Эстафету прошла без дополнительных патронов. Первую в жизни! Обратите внимание на Романа Елетнова. 22 года, в Эстерсунде стал 15-м в спринте. Понятно, что стабильности у них пока нет. Но нужно пробовать, искать варианты. А через два-три года их будут воспринимать уже как опытных спортсменов.

ВИЛУХИНА НЕ СМОЖЕТ МОБИЛИЗОВАТЬ СЕБЯ, ГОТОВЯСЬ В ОДИНОЧКУ

– Александр Тихонов недавно сказал, что россиянки неважно выступают из-за того, что "баба Маша пока не родила". Да и от некоторых тренеров мне доводилось слышать, что в команде сейчас попросту нет больших талантов. Вы, как человек поработавший с этими спортсменками, согласны с вышеупомянутыми высказываниями?

– Я думаю, на ситуацию нужно смотреть глубже. На данном этапе имеет смысл корректировать некоторые моменты в подготовке, а в глобальном плане – менять всю систему. Большая проблема России в том, что в стране нет единого направления, общей схемы работы, которая бы корректировалась только в зависимости от каких-то новинок и находок. Как обычно бывает? Спортсмен попадает сборную, но там начинает не совершенствоваться, а заново обучаться. И весь подготовительный этап ты посвящаешь азам. Это касается всего: техники, тактики, стрельбы. А ведь на это уходит много времени.

Еще один важный момент. У нынешней женской сборной России проблема в том, что в ней отсутствует лидер. Нет человека, который мог бы своим примером потянуть остальных. Команде нужна звезда. Вот посмотрите на свою мужскую сборную. На кого смотрят все спортсмены в команде?

– На Шипулина.

– Именно! Когда были Зайцева и Вилухина, все строилось вокруг них. Шумилова, Глазырина, Романова и остальные тянулись за лидерами и росли на глазах. Проследите за прогрессом украинок – на фоне Семеренко и Пидгрушной в зрелого мастера превращается Джима, а не пригодившаяся в России Абрамова прибавляет семимильными шагами. У Италии есть Вирер, у Чехии – Соукалова, у Франции – Дорен-Абер.

В этом плане определенные надежды в сборной России я возлагаю на Вилухину, но ситуация с ней пока не очень понятна. Я думал, она соберет волю в кулак и быстро вольется в команду. Но пока, как видите, Оле тяжело.

– Сколько времени ей может потребоваться для полноценного возвращения?

– Мне кажется, уже сейчас настал момент, когда она должна поставить вопрос ребром. Я имею в виду подготовку с командой. Оля не тот человек, который сможет мобилизовать себя, тренируясь в одиночку. А уж выйти из этого состояния после пропущенного года – тем более. Та же Лена Пидгрушная уже в мае присоединилась к сборной Украине – и сейчас показывает отличные результаты.

– Вилухина не скрывала, что в межсезонье хотела поработать с вами…

– Одно дело разговоры между собой. А вот решение вопросов на уровне руководства – совсем другая история. Есть ряд нюансов, как, например, финансирование и работа сервиса, которые нужно продумывать.

– Правда, что видеть ее в белорусской команде во время подготовки хотели не все?

– Общий язык мы бы нашли. Все-таки Оля могла бы много дать нашей команде в плане стрельбы. А взамен получила бы качественную функциональную подготовку. Но до конкретики дело так и не дошло. При этом инициатива должна была исходить именно с ее стороны.

У РОССИЯНОК НАПРОЧЬ ОТСУТСТВУЮТ ЭМОЦИИ, ЗЛОСТЬ И СПОРТИВНЫЙ АЗАРТ

– Недавно мы летели в самолете с Еленой Пидгрушной и она рассказала, что именно вы сняли с нее клеймо тихохода. Причем в то, что это возможно, не верил никто, включая саму спортсменку.

– У нас с Леной за пару месяцев до старта Кубка мира состоялся разговор. Она, к слову, огромная трудяга. И за лето проделала огромный объем работы. Мы успели не только подправить технику, но и восполнить пробелы в физическом плане. Я все это четко видел, поэтому сказал ей, что ногами она может бороться за топ-10.

– И она сразу в это поверила? После стольких лет толкотни в середине пелотона…

– В том-то и дело, что нет. Лена посмотрела на меня и удивленно произнесла: "Вы что?! Я даже в топ-30 никогда не бывала". Пришлось объяснять ей, что с таким настроем вообще делать нечего. К счастью, Пидгрушная не только работяга, но еще и думающая спортсменка. Ей за короткий промежуток времени удалось перестроить образ мышления. И уже на первых стартах она стала попадать на пьедестал.

– Очевидно, что как раз веры в себя россиянкам сейчас и не хватает.

– У девочек действительно много излишней боязни. Они опасаются быстро начать, почему-то постоянно бегут с оглядкой, с опаской. Эмоции, злость и спортивный азарт отсутствуют начисто! Ну, начни ты хоть когда-нибудь быстро! Попробуй! Да, на последнем круге будет тяжело. Но прочувствуй это на себе, а не со слов тренера. В конце концов, есть такая черта, как характер, за счет которой и можно цепляться на последних метрах.

– В белорусской сборной сейчас иначе?

– Взять Ильченко, которая еще в прошлом сезоне выступала за Россию. У Кристины много проблем в плане стрельбы и техники, и во всем теле какая-то крепатура и зажимы. Она тяжело поддается обучению. Но у нее как раз-таки есть настрой и азарт. Энергия из Кристины просто прет! И если удастся направить ее в нужное русло, можно рассчитывать на что-то серьезное. Думаю, уже следующий сезон очень многое покажет.

ДВА ГОДА НАЗАД ПООБЕЩАЛ, ЧТО ВЕРНУСЬ В БЕЛОРУССИЮ

– Правда, что были варианты, при которых вы могли бы остаться в России?

– Минимальные. Во-первых, было много различных нюансов, а, во-вторых, где-то два года назад у меня состоялся конкретный разговор с белорусским руководством, и я пообещал, что вернусь. Настало время приносить пользу своей стране, воспитывать молодые кадры, оставлять какие-то методические наработки.

Сейчас мы пытаемся выстроить определенную схему. Уже разработана программа, по которой мы собираем талантливых юниоров со всей страны, отправляем их в интернат и с каждым точечно работаем. Но это – задел на перспективу. Что касается ближайшего олимпийского цикла, то уже в этом сезоне нам важно создать костяк команды. Перед мужской сборной поставлена задача попасть в десятку Кубка наций и тем самым увеличить квоту до пяти спортсменов. Бороться вчетвером довольно сложно.

– Слышал, Дарья Домрачева весьма настороженно отнеслась к вашему возвращению, мотивируя это допинг-историями в России…

– Здесь не обошлось без звонков Александра Ивановича (Тихонова. – Прим. В.И.). Он агитировал всех, включая руководство, министра и спортсменов. Пытался сделать мне антирекламу, поэтому определенная настороженность, конечно, была. Но у меня никогда не было большого желания работать со звездными спортсменами. В белорусскую сборную я шел вовсе не для того, чтобы купаться в лучах славы Даши Домрачевой. Она – уже давно сформировавшийся спортсмен. Причем великий. А мне по душе работать с перспективными атлетами и вместе с ними пытаться подбирать ключики к дверям, за которыми находится биатлонная элита.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ