Игорь Ларионов: "Величайший россиянин в истории НХЛ? Скорее всего, Овечкин"

24 января 2019, 22:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Игорь Ларионов: "Величайший россиянин в истории НХЛ? Скорее всего, Овечкин"»

№ 7835, от 25.01.2019

Александр Овечкин и Игорь Ларионов. Игорь Ларионов и Александр Овечкин. Фото Личный архив Игоря Ларионова Достижения Александра Овечкина и Сергея Федорова.
Трехкратный обладатель Кубка Стэнли, член выборного комитета Зала хоккейной славы в Торонто дал интервью обозревателю "СЭ" о новом рекордсмене России по очкам в НХЛ Александре Овечкине.
Достижения Александра Овечкина и Сергея Федорова.
Достижения Александра Овечкина и Сергея Федорова.

Идея этого разговора возникла после декабрьской беседы с родителями Александра Овечкина. Отец великого форварда Михаил рассказывал мне: "Игорь Ларионов приезжал во дворец на Лавочкина. Показывал Сашке, какие упражнения в гостинице перед игрой надо делать. И вообще, что в тренажерном зале что нужно для каких мышц, а что – не нужно. Очень грамотно и четко объяснял! Сын с открытым ртом слушал. И, по-моему, всегда делал это. И какие-то вещи до сих пор делает".

После этого сразу захотелось расспросить Профессора о тинейджере Овечкине, а заодно и о его сегодняшнем дне. А тут и информационный повод приспел мощнейший. Пять очков в двух последних матчах за два дня, с сильными "Сан-Хосе" и "Торонто", уравняли Ови с его бывшим партнером по "Вашингтону" и сборной России Сергеем Федоровым на вершине среди россиян за всю историю регулярных чемпионатов НХЛ по системе "гол плюс пас" – 1179 очков. И пусть рекорд трехкратного обладателя Кубка Стэнли еще не превзойден, но даже формально Овечкин уже впереди – из-за меньшего числа проведенных игр.

Уже в 14 лет Сашка поразил меня желанием всегда быть первым

– Вы познакомились с Овечкиным, когда он был тинейджером. Как это произошло? – спрашиваю Профессора.

– Саше тогда было 14 лет (то есть речь идет о лете 2000 года, ровно посередине между двумя последними Кубками Стэнли-98 и 2002, выигранными Ларионовым в составе "Детройта",Прим. И.Р.). И так вышло, что брат моей супруги занимался в школе футбольного "Динамо" вместе с отцом Овечкина Михаилом. Они одного возраста и играли в одной команде. Сейчас Филипп руководит моим залом в Москве и ездит по ведущим футбольным клубам России, чтобы набраться опыта.

Сначала родители Овечкина вышли на мою тещу, через которую и попросили, чтобы, когда я приеду в Москву, встретился с Сашкой, поговорил с ним, позанимался на льду и в зале, подсказал какие-то вещи. Два или три дня мы провели вместе. С тех пор и знаю их семью.

Игорь Ларионов и Александр Овечкин. Фото Личный архив Игоря Ларионова
Игорь Ларионов и Александр Овечкин. Фото Личный архив Игоря Ларионова

– Папа Овечкина рассказывал мне, что вы приезжали прямо во дворец спорта "Динамо" на улице Лавочкина и занимались там с Александром.

– Так и было. Мы с ним делали то, что обычно делал я сам. Показывал ему какие-то упражнения из своей летней подготовки. Потом вышел с ним на ледовую тренировку, покатался с их командой, поучаствовал в двусторонней игре.

– Какое он тогда произвел впечатление?

– Саша был мощным и уже в то время целеустремленным мальчишкой. Не по годам крепким физически. Поразило, что у него еще тогда было колоссальное желание всегда быть первым и быть лидером. Вроде пацан – но уже резкий, здорово меняет направление движения. Таких игроков очень мало, и, чтобы расти, им очень необходимо играть со старшими. Когда я вышел с ними на лед, мне быстро стало ясно, что в свои 14 парень находится совсем недалеко от взрослого хоккея.

– Будущего первого номера драфта в нем видели?

– В то время я еще сам играл и так не смотрел за молодежью, как сегодня. Но по тому, что увидел и что наблюдал в Северной Америке, в частности, на МЧМ – Саша, безусловно, сильно выделялся. Но по драфтам мне тогда сложно было судить.

Мой ротвейлер едва не загрыз отца Овечкина

– Роль родителей в воспитании Овечкина была для вас очевидна?

– Безусловно. Они хотели, чтобы у сына был успех, поэтому искали всяческие варианты, чтобы он мог расти. Они всегда были открыты для того, чтобы находить для этого людей извне, которые многого достигли в этом виде спорта. Почему они и вышли на мою тещу, чтобы я поработал с Сашкой. Так что их роль, конечно, была огромна.

В то лето, когда мы с Овечкиными познакомились, случилась трагикомическая история, которая, слава богу, закончилась намного лучше, чем могла. Миша (отец игрока,Прим. И.Р.) был у нас частым гостем, и как-то пришел, когда меня не было, а дома оставалась одна супруга. И с ней – огромная собака, ротвейлер. В России время было еще не очень спокойное, и она была приучена охранять квартиру. Мишу она не признала, и, когда жена пошла открывать дверь, со всем своим огромным весом, порядка 100 килограммов, бросилась на него. А он, человек не худой, чуть ли не застрял в проеме между двумя дверьми нашей небольшой квартиры… Чуть не загрызла!

– Как Овечкину-старшему удалось спастись?

– Его Лена (жена ЛарионоваПрим. И.Р.) спасла! Своим "мощным" весом 50 килограммов удержала собаку, которая весила вдвое больше (смеется).

– А насколько большую роль в успехе Овечкина, по-вашему, сыграли мамины гены олимпийской чемпионки?

– Не сомневаюсь, что большую! Гены – такая вещь, которая обязательно выходит на первый план. Спортивная семья, такие успехи за мамиными плечами… От нее, наверное, Ови и получил тот заряд, сумму тех качеств, которые были у нее на баскетбольной площадки. И стал таким, каким и должен быть.

Только у великого игрока может быть свой "офис"

– Великого игрока можно вычислить в юном возрасте, или слишком многое решается уже потом?

– Потенциал можно увидеть рано, но многое решается потом. Спорт – такая вещь, в котором далеко не все безболезненно проходят этап перехода из юношей во взрослые и обретают в новой роли стабильность. Звездой ты становишься только с годами, потому что для этого должен показывать высокий уровень из года в год и ни в коем случае не опускать свою планку. Что он и делал.

Даже при том, что у Ови были не совсем удачные выступления, в частности, за сборную, это, на мой взгляд, больше происходило не из-за того, как он играл, а из-за того, как его использовали. Некоторые тренеры не понимали, насколько он хорош и какую пользу может приносить в самых разных аспектах игры. В плане стабильности и продуктивности Саша – величайший игрок. Только такой может с подобной стабильностью делать свое дело.

Только у великого игрока может быть свой "офис", из которого он продолжает забивать, невзирая ни на какие хитрости, которые придумывают соперники. У Гретцки офис был за воротами, откуда он создавал сотни голов, у Овечкина – в левом круге вбрасывания.

– После прошлогоднего выигрыша Кубка Стэнли в роли капитана и "Конн Смайт Трофи", полученного им как самым ценным игроком плей-офф, его уже можно назвать великим хоккеистом безо всяких оговорок?

– Абсолютно. Помимо всех выдающихся индивидуальных достижений, которых он добился, Саша со временем стал понимать важность достижений командных. Тем более – как капитан. Когда многие уже не верили в "Вашингтон", он стал тем самым человеком, который повел команду за собой. До того не раз бывало, что вслед за успешным регулярным чемпионатом в плей-офф ничего не происходило.

Роль капитана, вожака в Кубке всегда очень важна. И то, как он себя в этом качестве проявил, говорит само за себя. Думаю, проявит и в этом году. В этом плане он, безусловно, вошел в категорию великих.

– Какой момент на пути к этому вы назвали бы переломным?

– Личные интересы давно ушли для него на второй план – а может, никогда на первом и не были. Просто в какой-то момент – возможно, с появлением семьи – Ови пересмотрел кое-какие вещи и осознал, что ему 33, и время для выигрыша главного трофея уходит. А чем старше, тем становится сложнее.

И в прошлом Кубке Стэнли он взял на себя дополнительное бремя. Помимо голов и капитанского разговора, он блестяще отыграл в обороне, ловил шайбу на себя – в общем, делал те вещи, которых раньше он охотно не делал. И остальные ребята в команде думали: если Овечкин это делает, нам – стыдно не делать! Это позволило команде стать единым кулаком, а вожак показывал команде своим примером. Шел – и делал.

"Конн Смайт" за прошлый плей-офф тоже дал бы Овечкину

– Есть, по-вашему, символика в том, что Кубок Стэнли Ови смог выиграть именно в том сезоне, когда весь плей-офф играл в звене с Кузнецовым? Два россиянина ведь стали двумя лучшими бомбардирами Кубка.

– Не думаю. Такие вещи нельзя ни прогнозировать, ни делать выводы, что они выиграли именно потому, что выходили на лед вместе. Овечкин выходит на лед с тем же Бэкстремом и Оши – и тоже помногу забивает. Это команда! Потому и победила.

Безусловно, легче, когда ты играешь с человеком, которого знаешь, и говоришь с ним на одном языке. Но в одном году может быть одно сочетание, а в другом – иное. Просто так сложилось в конкретном сезоне. Бывает, что начинаешь плей-офф – и именно с одним партнером возникает сумасшедшая "химия". Тренер понимает, что ребята на пике, и уже их не разделяет.

А до того у Овечкина с Кузнецовым какое-то время не получалось. И сейчас не получается. Тогда же оба оказались на пике и поймали кураж, основанный на мастерстве и опыте. В таких случаях остается сложить эти хирургические принадлежности в один врачебный ящик, ими и оперировать.

– А "Конн Смайт" лично вы дали бы Овечкину или Кузнецову?

– Все-таки Овечкину. Это человек, который долго к такому успеху шел. И делал это, играя постоянно и стабильно. А в этом плей-офф партнеры увидели, что их лучший хоккеист так играет, и подхватили его дух лидерства. Он заслужил этот приз.

– То есть история игрока в таком выборе должна играть роль?

– Конечно. Ведь речь идет о человеке, который является лицом лиги и каждую неделю переписывает ее рекорды. Конечно, "Конн Смайт" ему дали прежде всего за игру и лидерские качества в конкретном плей-офф, но и за трудолюбие, и за преданность игре на протяжении всей карьеры.

– Сейчас поддерживаете с Овечкиным отношения?

– Общаемся, когда видимся. Получается, правда, достаточно редко. У него идет сезон, а я большую часть времени провожу под Детройтом, где живу. Брат жены Филипп, о котором я рассказывал в начале нашей беседы, контактирует с Сашей чаще. Но, естественно, очень внимательно за ним слежу.

– А когда разговариваете, насколько Ови с вами откровенен?

– Последний раз виделись на ЧМ-2014 в Минске. У него – свой круг близких людей, семья. А в Москву – так получается – Саша приезжает тогда, когда меня там нет.

Кубок мира не сравнить с Олимпиадой

– Вам не жаль, что отменили Кубок мира-2020, Овечкин не сможет на нем сыграть – и между турнирами с участием всех сильнейших с Кубка-2016 в Торонто пройдет минимум шесть лет? И то если НХЛ отпустит игроков в Пекин.

– Здесь вопрос бизнеса. Многие вещи меняются, пересматриваются. В этом году, давая интервью известному журналисту Эрику Духачеку для The Athletic, я заметил, что Кубок мира позволяет мальчишкам смотреть на великих игроков, собранных вместе, по качеству борьбы и напряжения – и все-таки это не то, что чемпионат мира и Олимпийские игры. Ответственность увеличивает то, что все или почти все хоккеисты играют в НХЛ, регулярный чемпионат проходит в сентябре, и до начала сезона никто не хочет получать травм. Хотя травма может произойти где угодно…

Чемпионат мира или Олимпиада, разумеется, с сильнейшими игроками НХЛ, – это турниры, которые смотрит весь мир. У Кубка мира такого статуса, признаюсь честно, пока нет.

– Вы верите в то, что в олимпийский Пекин-2022 НХЛ вернется?

– Не хочу во что-то верить или нет. Но хочу, чтобы вернулся. Ведь хоккей – это самый яркий турнир на Олимпиаде, причем как раз в четыре года. При всем уважении к фигуристам (тут Ларионов рассмеялся,Прим. И.Р.), биатлонистам и т. п., хоккей на Зимней Олимпиаде – вид спорта номер один. Поэтому возвращение было бы здорово.

Мое отношение к этому сформировалось давно: мы с Вячеславом Фетисовым долго пробивали, чтобы НХЛ появилась на Олимпиадах. Боролись за них еще в 1994 году, и тогда все получилось. Но сегодня, к сожалению, это уходит в историю.

Китай – это огромная экономическая держава, сумасшедший рынок, и за три года, которые остались до Игр, еще вполне есть время договориться и привлечь его на нашу сторону. Хоя сегодня профсоюз игроков не так силен, как это было прежде, при Бобе (Гуденау,Прим. И.Р.).

– Овечкину в Пекине будет 36 лет. Для него – вполне хоккейный возраст.

– Игра становится моложе, гораздо моложе. Хоккей развивается, а скорость у игроков с возрастом, к сожалению, уходит. Можно, конечно, поехать поиграть с Германией или Словенией, но если рубиться с молодыми игроками-североамериканцами из НХЛ, то это совсем другой хоккей. Шансы выиграть Олимпиаду в этом случае, конечно, будут равны, но они для России не будут такими явными, как это было в Корее.

– Контракт Овечкина истекает летом 2021 года. Предположим, что еще до того станет известно, что в Пекин-2022 НХЛ не поедет, но ИИХФ при этом возрастных ограничений для олимпийцев вводить не будет. Допускаете, что Александр на сезон уедет в КХЛ, чтобы поучаствовать в Играх, а затем вернется?

– Все может быть. Невозможно загадывать наперед, но исключать такое развитие событий не стал бы.

Не осуждаю Овечкина за отказ от Матча звезд

– Если сравнивать Овечкина с российскими суперзвездами 90-х – Могильным, Федоровым и Буре, кому вы бы отдали предпочтение? И почему?

- Они все разные, со своим почерком. Нельзя говорить, кто лучше, кто хуже. Каждый из них ярок и неповторим. Каждый – штучный товар.

– Но, если сравнивать с краями, справедливо ли говорить, что Могильному не хватало стабильности Овечкина, а Буре – его здоровья?

- Не сказал бы. Время было немножко другое. Стабильность в той или иной мере имелась у каждого из них. Преимущество Овечкина заключается в том, что он всю карьеру выступает в команде, которая строится вокруг него. Ему есть с кем играть – в том числе с такими центрфорвардами, как Бэкстрем и Кузнецов. У Могильного и Буре в карьерах тоже такое бывало, но не так стабильно, как у Ови.

Бэкстрем – очень сильный центр, а появление Кузнецова еще улучшило ситуацию для Саши, потому что два классных центра – это возможность выбора для тренера на тот или иной момент и куда меньшая предсказуемость для соперников. Ему повезло играть с такими мастеровитыми ребятами, которые по возрасту, особенно Бэкстрем, не так далеко от него. Вокруг Овечкина собраны правильные люди.

– Многие считают его исключительно снайпером. Между тем, у него уже более 500 голевых передач в НХЛ – тоже показатель выдающийся. Мог бы он быть еще сильнее как универсальный хоккеист, если бы ряд его тренеров в "Вашингтоне" развивал, а не эксплуатировал его талант?

– Не думаю, что из него кто-то что-то лепит. Да и невозможно лепить. Есть пристреленная точка, откуда он забивает. Делать из него что-то по-другому – нереально. Лучше него на его позиции нет никого. Гретцки играл из-за ворот, Майк Босси забивал с пятачка, Гретцки забивал с пасов Уэйна…

Саша может отдать, вопросов нет. Но игра каждый день уходит вперед, развивается. Вопрос в том, насколько он сможет держать себя в полном порядке. И насколько партнеры по звену будут соответствовать его уровню.

– Обгон по очкам Федорова для вас – историческое событие?

– Это статистика, а она – больше для журналистов и историков. Безусловно, за ней следят, она подогревает интерес болельщиков, является частью игры и маркетинга НХЛ. В то же время не думаю, что тот же Овечкин, начиная сезон, смотрит, сколько забили или очков набрали Гретцки, Курри, Мессье, Хоу, тот же Федоров. Просто выходит и делает свою работу. А когда подходит время для очередного достижения, журналисты столько об этом говорят, что не обратить внимания – невозможно. Я просто рад, что россиянин переписывает историю хоккея. И идет туда, в абсолютную элиту в истории НХЛ, где он и должен быть!

– Как относитесь к отказу Овечкина участвовать в нынешнем Матче звезд в Сан-Хосе?

– Это его решение, и осуждать его, мне кажется, нет никакого смысла. Он за него понесет наказание, пусть и в виде одной пропущенной игры. Наверняка у него есть план – отдохнуть, подготовиться, сделать так, чтобы два-три лишних дня провести дома. И перезагрузиться на вторую часть сезона, чтобы успешно выступить в Кубке Стэнли. Так что не вижу в этом никаких проблем, и не осуждаю его за это.

– Одна игра – не мало для таких дисквалификаций?

– Если такие отказы станут традицией, безусловно, будут выноситься какие-то новые санкции. Естественно, Матч звезд – не самое хорошее мероприятие для игроков, которые хотели бы отдохнуть. С другой стороны, это продвигает спорт, дает возможность выделять какие-то деньги лиге и так далее. В следующем коллективном договоре подобные вещи должны быть прописаны более четко. Потому что если пойдет цепочка отказов – для лиги это не будет хорошо.

– По-вашему, может ли Овечкин однажды догнать Гретцки по голам?

– Если будет держать себя в порядке – почему бы и нет. Все зависит от его состояния и отношения к делу. Судя по всему, сейчас он стал относиться к себе правильно. Все в его руках. У него растет ребенок, который наверняка захочет увидеть, как папа играет. И это наверняка для него станет мотивацией, чтобы на глазах у сына сделать в хоккее что-то важное. А обогнать Гретцки – это было бы не просто важно, а феноменально.

– В Зал хоккейной славы в Торонто принимают спустя не ранее чем через три года после окончания карьеры игрока в НХЛ. Исключение сделали только для Гретцки. Овечкину тоже придется ждать у трехлетнего пропускного пункта?

– Любые вопросы подобного рода обсуждаются в выборном комитете (Ларионов является его членом,Прим. И.Р.). И я могу этот вопрос нынешним летом задать.

– Что бы вы хотели пожелать Овечкину лично от себя?

– Оставаться здоровым, получать удовольствие от игры и вести за собой команду к очередному Кубку Стэнли.

– Если бы вас попросили назвать самого великого российского игрока в истории НХЛ, кто бы это был?

(После паузы) – За стабильность – скорее всего, Овечкина.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир