00:50 14 декабря 2011 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Этери Тутберидзе: "Пусть мои девочки
пока отсиживаются за чужими спинами"

2 сентября. Рига. Этери ТУТБЕРИДЗЕ и одна из ее учениц, 16-летняя Полина ШЕЛЕПЕНЬ (слева). Фото ISU. Фото "СЭ"
2 сентября. Рига. Этери ТУТБЕРИДЗЕ и одна из ее учениц, 16-летняя Полина ШЕЛЕПЕНЬ (слева). Фото ISU. Фото "СЭ"

Тренер Юлии Липницкой и Полины Шелепень - чемпионки и вице-чемпионки юниорского "Гран-при"-2011, завершившегося в Квебеке в минувший уик-энд, рассказала о своих воспитанницах и ситуации в российском женском катании

Интервью с тренером пришлось в пятницу немного отложить: Этери Тутберидзе попросила дать ей возможность посмотреть церемонию награждения учениц, а затем и пресс-конференцию с их участием. В ожидании беседы я попыталась навести справки о тренере. И с удивлением обнаружила, что никто из ее коллег толком не может мне ответить, в каком виде фигурного катания выступала Тутберидзе и каких результатов добилась, как спортсменка. Пришлось, включив диктофон, первым делом заполнять этот пробел.

- Никто меня не помнит, наверное, потому, что я каталась во времена, когда в стране началась перестройка, - рассмеялась Этери. - Сначала тренировалась у супруги Эдуарда Плинера, а затем и у самого Плинера на стадионе Юных пионеров. В одной группе со мной катались Юрий Бурейко, Марина Тверитинова, Анна Кондрашова. Начинала я как одиночница. Потом перешла в танцы - из-за того, что была довольно высокой. У кого я только не каталась! У Татьяны Тарасовой, затем у Елены Чайковской, Натальи Линичук, Геннадия Аккермана, снова у Тарасовой...

- А что у вас было с результатами?

- Несколько раз становилась призером этапов Кубка СССР, отбиралась в финал, но все это, конечно, не очень серьезные достижения. А в 18 лет уехала в Америку - в шоу Ice Capades. Отработала там почти пять лет.

- Повезло, что вы так быстро нашли работу. Танцоры в Америке не особо пользовались спросом в те времена.

- Я это поняла сразу, поэтому пришлось переквалифицироваться. Восстановить навыки одиночного катания до такой степени, чтобы быть интересной американской публике, я уже была не в состоянии, поэтому нашла довольно сильного партнера, который когда-то катался в Питере у Людмилы Великовой, и мы с ним стали выступать как "адажио-team".

Моя американская эпопея длилась шесть лет. Уйдя из шоу, я еще год тренировала всех желающих. Найти работу было достаточно просто: американцы в те годы ценили русских специалистов, платили хорошие деньги. Работала с утра и до позднего вечера, но было ужасно скучно. Словно вся жизнь в 24 года остановилась. И, поразмыслив, вернулась в Москву.

- Работу тоже нашли сразу?

- Пришлось помаяться. Никто ведь меня не ждал. Сначала пришла к Чайковской. Была готова на любую работу, но Елена Анатольевна меня не взяла - не нашлось ставки. Потом мне отказали на СЮПе, в ЦСКА. В итоге приткнулась сначала на каток в Братеево, потом уехала в Зеленоград, еще через какое-то время нашлось местечко на катке "Серебряный" - именно там я набрала группу, в которой оказалась четырехлетняя Полина Шелепень. На тот момент у меня, кстати, каталась и Полина Коробейникова, которую родители привели ко мне в трехлетнем возрасте.

Проблема заключалась в том, что "Серебряный" всегда считался хоккейным катком. Максимум на что я могла рассчитывать - на одну полуторачасовую тренировку в день. И то не всегда: в дни турниров наши тренировки обычно отменяли. Ну а когда появились первые результаты, мне предложили перебраться на каток в Беляево, где работаю до сих пор.

Честно говоря, я и сама тогда искала, куда бы уехать. Задумалась об этом после того, как в моей группе произошел массовый уход спортсменов к Алексею Мишину и Марине Кудрявцевой. Льда-то в "Серебряном" было мало.

- Это не тот каток, откуда в свое время со скандалом выгнали Татьяну Тарасову?

- Он самый. Как раз после того, как Тарасову вынудили уйти, нас совсем "зажали". Если бы я осталась, потеряла бы, думаю, всех своих спортсменов.

- А где и когда вы нашли Юлию Липницкую?

- Меня нашла ее мама. Надо сказать, что сама я - довольно ленивый человек - интересуюсь только тем, что имеет непосредственное отношение к моей работе. Мои спортсменки соревновались в определенной возрастной категории, Юля же каталась с более младшими девочками. Думаю, что она еще долго не попалась бы мне на глаза, если бы мама не позвонила и не попросила меня посмотреть девочку.

- Что вас привлекло в Липницкой сильнее всего?

- Растяжка. Дома в Екатеринбурге Юля занималась не только фигурным катанием, но и художественной гимнастикой, причем и тот и другой вид спорта давались ей достаточно легко. Я сразу согласилась взять девочку к себе. И была, честно говоря, потрясена тем, что при потрясающей природной гибкости Липницкая каждый день очень много времени тратит на дополнительную растяжку.

- Вы упомянули, что начали работать с Шелепень и Коробейниковой, когда одной было три, а другой четыре года. Столь раннее начало занятий - обязательное условие для фигурного катания?

- Нет, просто так получилось. Это даже нельзя назвать тренировкой: малыши просто высыпаются на лед, и ты их возишь. Хотя Коробейникова уже в три года сильно отличалась от остальных.

- Чем?

- Родители начали брать ее с собой на горнолыжные курорты и ставить на лыжи в двухлетнем возрасте. Поэтому когда она встала на коньки, было ощущение, что стоит на лыжах. На нее надевали комбинезончик, который был чуть великоват, и на каждый шаг она переваливалась с ноги на ногу и приседала, как на склоне. И улыбалась во весь рот. Смотрелась очень забавно. А улыбка осталась такой же до сих пор.

- Почему же вы расстались?

- Полина дважды переезжала за мной с катка на каток, но я видела, что родителям это тяжело. Поэтому сама предложила родителям отвести дочку на стадион "Москвич", который был недалеко от их дома - чтобы не таскать ребенка по бесконечным московским пробкам.

- Два года назад многие, помню, восхищались тем, как катается Шелепень. Сейчас все внимание переключилось на Липницкую. Не боитесь, что Юля может не справиться с этим грузом, как в позапрошлом сезоне не справилась Полина?

- Сейчас это очень трудно предсказать. Многое станет ясно, когда появится ощущение ответственности. Полина, например, довольно тяжело переносила роль лидера. Ей комфортнее, когда есть за кем тянуться. Когда мы повезли ее два года назад на первый юниорский финал "Гран-при", все считали, что она едет выигрывать. А она осталась второй. В прошлом году - пятой. Сейчас, когда на первые роли вышла Липницкая, Полина успокоилась и стала кататься гораздо лучше.

А вот Юля совсем другая. Ей хочется быть лидером. Был период, когда я видела, что Липницкую сильно раздражает тот факт, что она не может выиграть у Шелепень.

- На подступах к российской сборной сейчас довольно много сильных девочек, но на виду большей частью всего две - Аделина Сотникова и Елизавета Туктамышева. Вас такое положение не обижает?

- Вначале обижало, тем более что я видела реакцию той же Полины. Видела, что ей тоже хочется, чтобы о ней говорили, все-таки она, в отличие от Сотниковой и Туктамышевой, уже была серебряным призером юниорского финала "Гран-при". Сейчас я отношусь ко всему спокойнее. Меня, как тренера, полностью устраивает, что вся моральная нагрузка лежит не на моих спортсменках. По той же Аделине я вижу, что эта нагрузка не всегда бывает ей по силам. На нее ведь, как ни крути, свалились все надежды, связанные с Играми в Сочи. Сейчас эти ожидания начинают перекладывать на Лизу, но и она, как показывает практика, не всегда способна с этой ответственностью справиться.

Такое внимание приятно исключительно в разовом порядке, а не когда ты вынужден постоянно жить под прессингом чужих ожиданий. Знаете, как нередко бывает в легкой атлетике: на длинной дистанции побеждает тот, кто всю дистанцию отсиживался за чужими спинами, отдыхал и сделал финишный рывок лишь в последний момент. Я бы предпочла именно такую тактику для своих спортсменок.

- Судя по тому, как легко и технично Липницкая выполняет сложные прыжки, она должна без труда выполнять каскады "3+3".

- Она их прыгает.

- Но в произвольной программе тем не менее Юля ограничилась каскадами с двойным акселем.

- Считаю, что ей пока этого достаточно. Мы же не в России соревнуемся.

- Что вы хотите этим сказать?

- В России правила судейства немного иные. За каскад 3+3 дают бонусы. Добавляют к результату два балла, если это "тулуп-тулуп", и три балла - за "лутц-тулуп" или "флип-тулуп". На международных соревнованиях эти прыжки что вместе, что врозь, имеют одну и ту же стоимость. Юля прыгает все эти каскады в тренировках, но пока еще не обладает достаточным опытом выступлений. Поэтому в Квебеке мне не хотелось чрезмерно загружать ей голову. Это ведь совсем другая нагрузка. Та же Сотникова на этапе "Гран-при" в Москве полностью выложилась на каскаде "лутц-риттбергер", а на то, чтобы закончить программу на этом же уровне, ее не хватило.

- Может быть, это связано с тем, что Аделина выросла?

- А кто не растет? Посмотрите, как выросла Полина, да и Юля за последний год ощутимо изменилась внешне. Они уже сформировавшиеся девушки.

- Комментируя свое выступление в Квебеке, Юля сказала, что никогда еще не испытывала столько радости от собственного катания.

- Я видела это. Обычно Юля торопится, бежит чуть впереди музыки, словно стремится поскорее закончить программу. А тут она тянула каждое движение, каждый выезд, словно хотела, чтобы выступление продлилось как можно дольше. Более того, она еще и на зрителей смотрела при этом - наслаждалась их реакцией. Я увидела это в ее катании впервые.

- Наверное, это и есть ответ на вопрос, стоит ли давать совсем юным девочкам возможность соревноваться наравне со взрослыми.

- Мне кажется, что в таких видах спорта, как гимнастика, фигурное катание, маленьким девочкам вообще все дается легче. Как игра. Да и потом они не дети. А все разные. Например, у меня в группе катается Женя Медведева, которая всего на год моложе Липницкой. Но эта разница колоссальна. Иногда мне кажется, что она составляет не год, а лет пять или шесть. Полина в возрасте Юли тоже была совсем ребенком. А Юля - взрослая. Во всех отношениях.

- Женя Медведева будет выступать во взрослом чемпионате России?

- Это для нас несколько больная тема. На момент нашего отъезда в Канаду Женя числилась запасной. В число участников чемпионата ее не включили, несмотря на то, что на пятом этапе Кубка России в Москве она набрала достаточное количество баллов и даже выиграла произвольную программу у Ксении Макаровой. И я не знаю, что ей теперь отвечать, если она спросит, например, почему на чемпионат России едет Аня Овчарова, набравшая 12 баллов за два этапа, при том что у Медведевой 16 за один. Или почему к соревнованиям допустили Машу Ставицкую, у которой Женя тоже выиграла на своем этапе. Потому что Ставицкая и Овчарова тренируются у более опытных специалистов? Получается, что федерация, поступая таким образом, дает фигуристам своего рода посыл: "Вы тренируетесь у неправильного тренера". Ведь так?

- С мальчиками вы тоже работаете?

- Да. Мальчиков у меня много. Человек восемь. А девочек только три плюс моя дочка.

- Как вас на всех хватает? Вы живете на катке?

- Нет. Все мои спортсмены катаются в одно время и на одном льду.

- Сеанс массового катания Этери Тутберидзе?

- Можно сказать и так. Но мы уже как-то привыкли, приспособились друг к другу. Так что никто никому не мешает.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
Квебек - Москва

Материалы других СМИ