«Самое большое счастье — снять памперс после смены». Спортивные врачи и сейчас по 12 часов пашут в красной зоне

25 мая 2020, 17:30

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Самое большое счастье — снять памперс после смены»»

№ 8202, от 26.05.2020

Врачи в защитной экипировке. Фото AFP Андрей Жолинский, руководитель Центра спортивной медицины ФМБА России. Андрей Литвиненко и барокамера Центра спортивной медицины. Главный врач сборной России по фигурному катанию Александр Озеров.
Андрей Жолинский, руководитель Центра спортивной медицины ФМБА России, специально для «СЭ» рассказал о работе спортивных врачей в красной зоне московских больниц

Пару недель назад мы узнали, что глава медицинского штаба сборной России Эдуард Безуглов заступил на дежурство в одном из медицинских центров ФМБА, перепрофилированных на борьбу с Covid-19. В ответ на просьбу поделиться своим опытом, Эдуард сказал, что он не один такой и с его стороны было бы некорректно выставлять себя героем. Вместе с ним на работу в так называемую красную зону, где лежат тяжелые коронавирусные пациенты, отправились также врач «Спартака» Михаил Бутовский, врач «Локомотива» Никита Карлицкий и десятки специалистов из других видов спорта.

Мы обратились к руководителю всей нашей спортивной медицины — Андрею Жолинскому. Он рассказал, как люди, которые в обычное время лечат растяжения и микронадрывы, перестроились на борьбу с главной мировой проблемой 2020-го. Многие из них продолжают работать с коронавирусом и сейчас — даже после формального возвращения тренировок в разных видах спорта.

Андрей Жолинский, руководитель Центра спортивной медицины ФМБА России.
Андрей Жолинский, руководитель Центра спортивной медицины ФМБА России.

— Сколько всего спортивных врачей сейчас сражаются с коронавирусом?

— Мы сформировали список врачей по спортивной медицине, медсестер, медбратьев, массажистов и других специалистов Центра спортивной медицины ФМБА России, которые могли присоединиться к борьбе с новой коронавирусной инфекцией, если им позволяло здоровье и семейные обстоятельства. В список вошло порядка 200 специалистов, 40 из которых уже заступили на смену и полностью ее отработали. Большинство из них здоровы, и сейчас находятся на двухнедельном карантине, а некоторые успели переболеть и вернуться обратно к пациентам без всякого страха. В

том списке были врачи и специалисты из многих видов спорта в том числе: футбол, хоккей, фигурное катание, дзюдо, волейбол, гандбол, пляжный волейбол, легкая атлетика и многие другие. Все наши специалисты — настоящие герои и большие профессионалы своего дела. Они лишний раз доказали, что в спортивной медицине работают одни из самых надежных и ответственных специалистов, на которых можно положиться в самые сложные времена и не только на спортивной площадке. И я хочу их всех поблагодарить за титанический труд и самоотверженность. Кстати, до карантина, я со своими коллегами- врачами играл каждый четверг в закрытом футбольном чемпионате, который называется «Куко».

Мы делали это 20 лет подряд. Там играют исключительно люди с медицинским образованием. Среди игроков много главных врачей, профессоров, топовых врачей- пульмонологов, травматологов, гастроэнтерологов, даже два чемпиона мира по футболу среди врачей. И вот сейчас все они на линии борьбы с Covid-19. Желаю коллегам сил и победы в борьбе с инфекцией.

Главный врач сборной России по фигурному катанию Александр Озеров.
Главный врач сборной России по фигурному катанию Александр Озеров.

— Здорово! А как изначально возникла эта идея? Можно ли это считать своего рода волонтерством?

— Волонтерство и профессиональные обязанности — это разные вещи. Наши специалисты выполняли свой профессиональный долг и не могли остаться в стороне. Все медицинское сообщество страны в едином порыве бросило вызов Covid-19. Центр спортивной медицины ФМБА России с его высокой компетенцией не стал исключением, и Вероника Скворцова, глава ФМБА России, полностью поддержала наше стремление присоединиться к борьбе с инфекцией. И я бы не назвал это «идеей, которая родилась». Лечить людей, помогать им в сложный момент — это образ жизни и мыслей каждого врача, это то, что заложено у нас в ДНК и по-другому просто не может быть. Мы не придумываем «идеи» помогать людям. Мы берем и помогаем им каждый день, что бы ни происходило в мире, потому что это врачебный долг.

Спортивную медицину можно сравнить с военно-полевой

— Но разве у человека с хорошей зарплатой в престижном футбольном клубе не могло возникнуть желания отсидеться дома?

— Никакого желания «отсидеться» у врачей нет и не может быть. Даже в моей семье моя жена Юлия каждый день встает по утрам и ходит на работу в больницу № 67, где тоже работает с коронавирусными пациентами. И я точно так же каждый день выполняю свой долг, как и каждый специалист нашего Центра, каждый врач в России и в мире.

— В чем именно заключается работа?

— Центр спортивной медицины ФМБА России ведет работу в разных направлениях и у нас накоплен огромный опыт медико-биологического обеспечения сборных России. Спортивную медицину в целом и спортивных врачей в частности, можно сравнить с военно-полевой медициной, где также важно оперативно принимать решения у кромки «поля». Спортивные врачи работают вдали от медицинских центров и стационарного оборудования, практически круглосуточно в «полях», и они не знают усталости, поэтому спортивную медицину можно занести в раздел экстремальной медицины. И весь этот накопленный опыт работы в нештатных ситуациях сейчас находит свое отражение в борьбе с Covid-19. А новая коронавирусная инфекция и есть на сегодняшний день нештатная ситуация, не только в России, но и во всем мире.

— В каких медицинских учреждениях работают спортивные врачи?

— Наши врачи усилили все Федеральные Центры ФМБА России, которые были развернуты или перепрофилированы под борьбу с Covid-19. Это и Центр имени А.И. Бурназяна, и Центр Высших Медицинских технологий, и ФКНЦ, и даже Национальный Лор-центр, основным профилем которого является лечение пациентов с органами лор-патологии, и другие.

Андрей Литвиненко и барокамера Центра спортивной медицины.
Андрей Литвиненко и барокамера Центра спортивной медицины.

— Какой у врачей график?

— График работы врачей определялся конкретным Центром, в котором они состоят. Но в среднем это ежедневная 12-часовая рабочая смена в «красной зоне» без возможности удовлетворить базовые нужды из-за защитного костюма, который, кстати, не так просто надеть. Но врачи облачаются в него, маску, двойные перчатки, памперс и отправляются в «грязную зону», где самоотверженно помогают пациентам разной степени тяжести. Кстати, многие наши врачи признавались, что самое большое счастье — снять памперс после рабочей смены.

Пригласил бы скептиков в отделение реанимации — им хватит минуты

— Какой случай произвел на вас самое сильное впечатление?

— Главное, что я хочу отметить: в России одни из самых низких показателей смертности благодаря всем тем профилактическим мерам, которые были приняты, и всем тем общим усилиям, которые мы с вами предпринимаем сейчас, а самое важное — благодаря слаженной работе врачей. Поэтому каждый случай выписки производит на нас впечатление. Когда ты ведешь пациента, подбираешь под него терапию, помогаешь ему выздороветь, и вот он, наконец, выписывается, тогда ты понимаешь, что все это было не зря и что твои старания принесли человеку пользу, а в отдельных случаях даже подарили жизнь. Поэтому самое сильное впечатление тогда, когда ты подписываешь выписной эпикриз, и пациент возвращается домой, к своей семье.

— Что скажете тем, кто по-прежнему пренебрегает мерами предосторожности? Общается со знакомыми, гуляет, не носит маску, не соблюдает дистанцию?

— Я пригласил бы этих людей посетить отделение реанимации, где находятся пациенты с тяжелым течением болезни. Я уверяю, им хватит минуты для того, чтобы все их сомнения развеялись, и они поняли, что меры предосторожности это не шутки. Они могут спасти здоровье и жизнь вам и вашим близким!

— Как еще опыт, накопленный в спортивной медицине, помогает нынешней работе?

— Как я уже упоминал, богатый накопленный опыт нашего Центра в области медико-биологического обеспечения сборных команд России позволяет нам успешно работать в любой нештатной и экстремальной ситуации. В частности, нами была предложена новейшая методика при лечении коронавирусных больных, которая ранее применялась у нас при восстановлении спортсменов сборных России — барокамеры. Метод нормобарической оксигенации был клинически доказан и приносит положительные результаты. После согласования с руководителем Агентства Вероникой Скворцовой мы передали в Центр им. А.И. Бурназяна наши барокамеры, которые ранее располагались на учебно-тренировочной базе «Новогорск».

В этом году возвращения к полноценной жизни не будет

— А нынешний опыт как пригодится в спорте?

— Работа с Covid-19 — это очень мощная закалка для наших врачей, это новый опыт. Кроме того важно сказать, что врачи Центра спортивной медицины ФМБА России имеют большой опыт в восстановлении спортсменов после разных видов вирусных пневмоний. У нас очень сильныеспециалисты в реабилитационно-восстановительном отделении, где, в том числе, проводят ЛФК и лечебную физкультуру для спортсменов, перенесших разные виды пневмоний. Поэтому опыт работы с коронавирусом поможет нам в дальнейшей работе, если кто-то из спортсменов переболеет Covid-19. В медицине и положительный, и отрицательный опыт является тем самым багажом знаний, который помогает врачу развиваться и прогрессировать.

— На ваш взгляд, возможно сейчас безопасно проводить спортивные соревнования при соблюдении соответствующего медицинского протокола?

— Про Москву говорить пока рано, но некоторые регионы показывают устойчивую картину снижения роста заболеваемости, что позволяет им потихоньку возвращаться к нормальной жизни, и, конечно, со временем стоит ожидать возвращения спорта. Нужно немного потерпеть, и спортсменам разрешат возобновить тренировки, что, безусловно, необходимо делать, чтобы не потерять полностью спортивную форму. Но в любом случае светлые времена наступят, это просто неизбежно. Мы вновь будем общаться, встречаться, будем собирать полные стадионы, и наблюдать за выступлением наших любимых видов спорта.

Однако при этом нужно отдавать себе отчет в том, что возвращение в жизнь не будет резким и одномоментным. Это будет постепенный, острожный выход с сохранением некоторых ограничительных мероприятий. Будем тестировать и спортсменов, и наш персонал. Я думаю, что о возвращении к полноценной спортивной жизни в этом году пока говорить преждевременно. Спорт со зрителями и без ограничений вернется после окончательного и повсеместного снятия карантина и обобщения всего накопленного опыта.

— Нет опасения у работодателей, что можете занести инфекцию в свои клубы, сборные?

— Риски есть всегда. Люди болели и раньше. Нужно не бояться, а нужно знать, что это может произойти. Но самое главное, нужно знать, как с этим бороться. И мы уже накопили достаточно опыта, чтобы понимать, как не дать вирусу распространиться.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
23
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир