ВАДА жестит, но почему мы не нашли нормальных хакеров?

Дмитрий Кузнецов
Корреспондент
26 ноября 2019, 11:00
Ричард Макларен. Фото AFP
5 вопросов по проекту изгнания России из мирового спорта.

Вчера ночью Всемирное антидопинговое агентство опубликовало на своем сайте рекомендацию Комитета по соответствию наложить четырехлетнюю дисквалификацию на участие всех российских спортсменов в международных соревнованиях. Никаким ясным небом ситуацию последних лет не назовешь, но текст ВАДА все же прогремел громом. Меры предлагаются жесточайшие и убивающие российский спорт на годы вперед. И в данном случае вопросы есть и к России, и к ВАДА.

Вопрос 1. Когда к нашим чиновникам вернется зрение?

В случае с первым допинговым скандалом можно было сказать, что отделались относительно легко. Потеряли часть атлетов в Рио, в Пхенчхан все-таки поехали с названием команды, где было слово «Россия», полуизвинившись перед началом Игр. По окончании Олимпиады мы были восстановлены в МОК и потом даже вернули лицензию ВАДА. Вроде бы утихло. Выдохнули. Но нет, желание найти проблемы на свою голову и остальные части тела оказалось сильнее. Вернее, инстинкт самосохранения системы оказался сильнее инстинкта сохранения всего нашего спорта. Установка сотрудничать с международными организациями получила очень своеобразное воплощение. Даже интересно, будут ли отставки на этот раз, когда под боем окажется третья подряд Олимпиада.

Вопрос 2. Почему нельзя было нормально отредактировать базу?

После Сочи много эмоций были направлено лично против Родченкова. Теперь же официальная позиция более сухая -никаких изменений в базу Московской лаборатории мы не вносили. В подтверждение — томик ответов на вопросы экспертов ВАДА. Но если все же предположить, что исправления были, то возникает законный вопрос — если кто-то пошел на риск и стал чистить базу, почему нельзя было сделать это качественно? В стране хакеров, которые по утверждению Запада, легко взламывают любые выборы и назначают президентов любой страны? Неужели задача государственной важности исполняется спустя рукава? Буквально пару дней назад из-за плохо сделанной справки (!) прыгуна в высоту Лысенко под угрозу ликвидации попала вся российская легкая атлетика. Почему мы «палимся» как дети, когда на карту поставлен престиж всего нашего спорта?

Вопрос 3. Зачем ВАДА превращает санкции в идиотизм?

Меры, предлагаемые ВАДА, абсолютно запредельны. Никто уже не зафиксирует, кто первый начал тащить политику в спорт (или спорт в политику), но меры ВАДА определенно носят не дисциплинарный, а политический характер. Это просто напечатано самым что ни на есть черным для России шрифтом по белому фону сайта ВАДА — в виде грядущего запрета нашим государственным лицам посещать спортивные мероприятия. Как связаны с криворукими хакерами российские фигуристы? Гольфисты? Скалолазы? Лазали себе по скалам, иногда отвлекаясь на встречи с допинг-офицерами, — и на тебе. Принцип коллективной ответственности уже отверг CAS своими решениями по Сочи. Всем очевидно, что бомбардировка санкциями России — это борьба не с допингом, а со страной. Иначе эта тактика кнута бы помогала. Но в лыжах скандал сродни с нашей легкой атлетикой, ловят переливателей крови по всему миру от Австрии до Казахстана. И что? Где сборная Австрии под белым флагом?

Вопрос 4. Почему бы международным федерациям не послать ВАДА?

Фактически это сделал МОК и Томас Бах, объявив страницу с допинг-скандалом закрытой. Наверное, и книгу уже выбросил. Под нынешним давлением, вероятно, придется рыться в мусорке и доставать. Похожим образом поступила ФИФА перед чемпионатом мира-2018. К ВАДА очень по-разному относятся в спортивных федерациях, не говоря уже об американских лигах. С какой стати из Монреаля будут диктовать УЕФА, куда переносить чемпионат Европы? Зачем ISU в угоду вадовцам отнимать у зрителя Медведеву, Загитову и Трусову? Уж в фигурном катании мы вправе рассчитывать на ровное к нам отношение — для телевидения и самого спорта россиянки значат слишком много. А теперь получается, что в плюсе только те виды, которые не регулируются ВАДА. Будем всей страной переходить на лапту и городки. Но, если у спортивных функционеров хватит смелости (а на самом деле и мозгов) не признавать санкции -это был бы сильный и логичный шаг.

Вопрос 5. Почему мы не ищем нестандартных решений?

За все эти годы не было ни одного нестандартного шага по улучшению ситуации. Да, случилось выступление Евгении Медведевой на заседании МОК перед Олимпиадой в Пхенчхане, состоялась успешная защита в CAS — который, кстати, еще может отменить требования ВАДА. Но в смысле пиара эта война нами вчистую проиграна. Сколько раз обещали подавать иски в гражданские инстанции? Где эти сотни дел и кипы бумаг в канадских судах? Решились только три велогонщика, которых никто не поддержал информационно или финансово. Фильм с участием Родченкова берет «Оскар», а почему бы нам не снять тогда в пику что-то качественное, а не то, что было показано на нашему ТВ?

Неужели за эти долгие годы не нашлось какого-нибудь нестандартного шага? Какое-нибудь чистосердечное признание с красивыми доказательствами вины Родченкова. Или спецоперация по отъему золотых медалей у Александра Зубкова вместо признания его олимпийским чемпионом на территории России? Увы, у нас и со стандартными шагами худо. Чиновники не под запись говорят, что допинговая культура не искоренена. Ни одного уголовного дела в отношении тренеров допингеров не доведено до суда. А в таком случае никакой пиар не поможет.

***

А главный вопрос — что теперь делать? Вероятно, готовиться к рассмотрению дела в Спортивном арбитражном суде в Лозанне, который однажды нас уже выручил и вернул на первое место в медальном зачете Сочи. И наконец, принимать кадровые решения. В сценарий, желаемый ВАДА, верится пока с трудом. Но оснований верить в наше чудесное спасение на данный момент еще меньше.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
295
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир