03:15 25 апреля 2008 | Легкая атлетика

Людмила Брагина: "Три забега - три мировых рекорда!"


До открытия ОЛИМПИАДЫ-2008 - 105 дней

     Интервью "СЭ" дала первая в истории олимпийская чемпионка в беге на 1500 м, завоевавшая это звание в далеком 1972 году, шестикратная рекордсменка мира, многократная чемпионка СССР, кавалер ордена Трудового Красного Знамени и почетный гражданин Краснодара Людмила Брагина.

     - Людмила Ивановна, позвонив вам, чтобы договориться о  встрече, я, честно говоря, даже немного растерялась. Откуда у вас такая убедительная строгость в голосе?

     - У меня ведь педагогическое образование. Я и сейчас преподаю английский язык. И вообще у меня очень много разной общественной работы: я состою в комиссии по помилованию, совете по этике и нравственности, а с этого года еще буду возглавлять совет ветеранов Краснодарского края.

     - А как же спорт? Тренировать не пробовали?

     - Нет, это удел специалистов, которые по этому профилю работают постоянно. Я им только иногда помогаю. Со мною и моим мужем Виктором Алексеевичем Казанцевым часто советуются. Виктор долгие годы был моим тренером, практически всегда вел меня. Я попала к нему, когда еще была кандидатом в мастера спорта. Но сейчас мы уже глубокие пенсионеры, поэтому не тренируем.

     - Но все же в Краснодаре проходят соревнования легкоатлетов на призы Людмилы Брагиной…

     - Да. Эти соревнования собирают много интересных ребят, они каждый год готовятся очень хорошо.

     - А как готовились вы? Сложно было, учитывая то, что окружающие поначалу в вас не верили?

     - Дело в том, что сначала я занималась прыжками в высоту, а бегать начала очень поздно - в 21 год. Но все же до 1972 года была членом сборной - правда, зимой тогда выступила неудачно, и меня исключили. Даже стипендию платить перестали. Мне было 29 лет, вот и решили, что я бесперспективная, а значит, и деньги мне не нужны.

     - А сами вы в тот момент в себя верили?

     - Конечно! Потому что за 5 лет проделала огромную работу и была уверена, что буду выступать за сборную России. Национальная команда тогда полетела во Францию тренироваться в горах, а я сняла невеликие деньги со сберегательной книжки и поехала в Москву. В те времена спортсмены могли готовиться к соревнованиям в Лужниках, но как раз в те дни на стадионе была жара 45 градусов, нормальный человек не мог даже пяти минут находиться в такой атмосфере. А я тренировалась в 12 часов дня. Потом сорок минут ехала в Новогорск, где остановилась, отдыхала, а вечером - на вторую тренировку. То есть готовилась независимо от того, как ко мне относились. Да и тренер верил в меня. Поэтому, когда на первенстве Советского Союза я установила в забеге мировой рекорд, ничего не оставалось, как снова включить меня в сборную.

     - Значит, бегая по раскаленным Лужникам, вы уже думали об олимпийской медали?

     - Нет, потому что это дело везения и случая; одной физической подготовки, чтобы выиграть Олимпиаду недостаточно. К примеру, в 76-м году, когда мне необходимо было установить мировой рекорд, я стала выдавливать из себя на тренировке все, что могла, и "сгорела". Осталась в Монреале лишь пятой. А через неделю, когда отдохнула, установила мировой рекорд на 3000 метров, который потом еще восемь лет не могли побить. То есть форма была, но подвело состояние нервозности. В общем, в такие моменты - перед ответственными стартами - важно сохранить то, что есть, не перетренироваться.

     - Вы помните, что испытали, когда узнали, что поедете на Олимпиаду?

     - Ничего особенного не было. Когда я установила мировой рекорд в забеге, мне сказали: "Ты едешь, даже если не выиграешь Союз". Но я и его выиграла.

     - У каждого спортсмена есть свой соперник. Кто был вашим?

     - Тамара Пангелова. Из-за этого-то весь сыр-бор и вышел. Ее тренер был в сборной, и там решили, что мне в национальной команде делать нечего. Естественно, сделали все, чтобы я из сборной вылетела. Вообще-то мы с ней не ругались, но когда я взяла золото Олимпиады, Пангелова стала относиться ко мне как к врагу народа. Никак не могла понять, почему я всегда проигрывала, а сейчас вдруг стала первой, когда она - всего лишь седьмой.

     - Чего вы ожидаете от Игр в Пекине?

     - Сейчас все говорят, что их выиграют китайцы. И это понятно -  каждая страна, проводящая Олимпиаду, создает для своей команды льготные условия. Поэтому, если они даже и выиграют, это не будет трагедией. В Америке в общекомандном зачете победили американцы, в Москве - советские спортсмены. Просто нужно помнить, что китайцы тоже не всесильны.

     - Сейчас, наверное, ни одна Олимпиада не обходится без скандала, связанного с допингом, а в 1972-м было что-нибудь подобное?

     - Нет. Я считаю, что нам повезло, мы проскочили этот момент. Началось все уже потом… Мы сражались исключительно благодаря физической подготовке. Сражались, как могли. И сейчас для меня совершенно непонятно, почему пробы на допинг берут не у всех спортсменов поголовно, а выборочно. Просто какая-то лотерея получается.

     - Слышала мнение, что, учитывая ваши физические данные, вы довольно рано ушли из спорта…

     - Нет-нет. Я ушла в 34 года, это нормально. Сейчас, конечно, с помощью каких-то восстановительных средств можно держаться и дольше, но основная масса спортсменов уходит примерно в таком же возрасте. К тому же я не могла больше продолжать бегать, ведь у меня было слабое здоровье, из-за чего мне и пришлось переехать из Свердловска в Краснодар.

     Фактически я сражалась не с соперниками, а со своим организмом. У меня проблемы с легкими, и каждый месяц были обострения. То есть, как только моя форма начинала выходить на пик, я заболевала. Четыре дня лежала, лечилась какими-то средствами, в основном народными. И потом все начинала заново. В 34 года физически я еще могла соревноваться - мышцы были в тонусе, но болезнь перешла в хроническую стадию, и у меня постоянно держалась температура. Пришлось спортивную карьеру закончить.

     - Ваши знакомые говорят, что вы всегда были тепло одеты, даже летом…

     - Видимо, поэтому так долго и бегала. Один мой знакомый врач постоянно удивляется, как я со своим здоровьем смогла десять лет выступать за сборную, причем почти все время первым номером. Думаю, это только благодаря теплому климату и тому, что следила за собой. Я всегда была очень тепло одета. В сборной даже показывали на меня пальцем, потому что если другие могли позволить себе ходить в майке, то я постоянно была в теплой кофте, куртке и шапочке. Как только раздевалась, у меня стремительно поднималась температура. Для меня было непозволительной роскошью даже пить в столовой кефир из холодильника.

     - Говорят, что вы очень много отдали спорту и много страдали?

     - Я так не считаю. Для меня спорт был праздником. Видимо, это моя звезда. Было настолько естественно идти по этому пути… Конечно, на тренировках приходилось трудно, но когда они заканчивались, наступала просто эйфория.

     На соревнованиях я никогда не ставила перед собой цели обязательно выиграть. Говорила себе: сейчас просто пробегусь в полную силу в хорошей компании. И понимала, что иногда могу проиграть, но никогда не старалась до такой степени, чтобы кружилась голова или мне было плохо. Думаю, что быть первой мне помогала моя природная выносливость, самоорганизованность и, разумеется, большая любовь к бегу.

     - Олимпиада-72 оказалась именно такой, как вы ее себе представляли?

     - Когда мы приехали в Мюнхен, это был настоящий праздник. Столько народа - 11 тысяч спортсменов, журналистов, тренеров. Но потом случилось ужасное: террористы захватили израильских атлетов и стали требовать самолет. Все закончилось трагедией: погибли одиннадцать спортсменов. После этого те спортсмены, которые уже выступили, постарались уехать - в Мюнхене попросту было военное положение. Стоял даже вопрос об отмене Игр, но все-таки после дня траура Олимпиаду продолжили.

     Конечно, то, что произошло, -  большая трагедия, но, с другой стороны, представьте чувства спортсменов, которые готовились к соревнованиям четыре года. Другой Олимпиады для них может и не быть. Поэтому говорить о праздничных моментах не приходится.  

     А мы там победили. Советские спортсмены выиграли 50 золотых медалей! У меня было состояние души - как в песне Высоцкого: "Весь мир на ладони, ты счастлив и нем. И только немного завидуешь тем - другим, у которых вершина еще впереди".

     - О том, как вы выступали в Мюнхене, до сих пор ходят легенды...

     - В первом же забеге на 1500 метров я установила мировой рекорд - 4.06,5. Вела бег, диктовала ритм. Потом, в полуфинале, вновь установила рекорд мира - 4.05,1. Но после финиша увидела, что вторая спортсменка отстала от меня всего на две десятые, и поняла: могу лишиться золота.

     Перед решающим забегом мой тренер, Виктор Алексеевич, сказал:  "Первый круг будет очень быстрый, во втором темп упадет, ведь все выхлестнули силу раньше. Вот тогда и надо выходить вперед". Так мы и решили. И тут такой интересный момент: бегу практически последней, а соперницы меня караулят. Мы пробегаем полтора круга, темп начинает падать. Мне нужно выходить вперед - и, конечно, меня пропускают, чтобы встать за мной. Вот только соперницы не ожидали, что за восемьсот метров я сделаю ускорение до самого финиша.

     Обычно это делают за шестьсот или триста метров. И на этом вираже соперницы потеряли меня, не смогли перестроиться на большую скорость. А я победила с мировым рекордом - 4.01,4. Так что все сложилось именно так, как говорил тренер. У него всегда было тонкое чутье, понимание бега и большой опыт. Когда-то он сам входил в сборную Союза, тоже бегал 1500 м и, самое главное, видел, как тренировались наши великие спортсмены: почему проваливались, за счет чего выигрывали.

     - Через 6 лет придет черед Олимпиады в Сочи. Это, конечно, не летние Игры, зато Игры состоятся почти что у вас дома - это же Краснодарский край! Посетите соревнования-2014?

     - Вряд ли я смогу себе это позволить. Хотя, кто знает, вот два года назад нас пригласили в Москву на зимний чемпионат мира по легкой атлетике, и я с удовольствием съездила.

     Эльвира ТИМОШКИНА,

     Краснодар

 

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...