Андрей Чмиль: "Мы проиграли битву, но не войну"

Среда. Кастельфидардо. Капитан "Катюши"  Хоакин РОДРИГЕС (на заднем плане) не может помешать Джону ГАДРЕ стать победителем 11-го этапа "Джиро". Фото AFP
Среда. Кастельфидардо. Капитан "Катюши" Хоакин РОДРИГЕС (на заднем плане) не может помешать Джону ГАДРЕ стать победителем 11-го этапа "Джиро". Фото AFP

ДЖИРО Д’ИТАЛИЯ

Поражение капитана российской "Катюши" Хоакина Родригеса на этапе с восхождением на вулкан Этна поставило выполнение основной задачи команды - победу в общем зачете "Джиро" - под серьезную угрозу. Президент "Катюши" Андрей Чмиль, судя по интервью "СЭ", проанализировал причины неудачи. На следующий день, после того как состоялся наш разговор, Родригес финишировал вторым на этапе до Кастельфидардо. Сегодня, завтра и послезавтра пелотону "Джиро" предстоит тяжелейшая связка горных этапов, где перспективы "Катюши" в борьбе за розовую майку станут ясны окончательно.

ШРАМ ОТ ПОРАЖЕНИЯ НА ЭТНЕ ОСТАЛСЯ

- Насколько болезненным оказалось поражение Родригеса на Этне?

- Очень болезненным, ведь вся команда выстроена исключительно под одного человека - Родригеса. Его провал для нас как снег на голову в солнечный майский день. Не терять оптимизма помогает одна деталь. По опыту прошлых трехнедельных гонок известно: у Родригеса всегда бывает на них кризисный день. Так было на "Тур де Франс", так было на "Вуэльте", когда он плохо выступил в Андорре. Остается надеяться, что Этна оказалась для Хоакина тем самым плохим днем.

Конечно, он не должен был приехать там, где приехал. Родригес отлично знал эту гору, команда не один день работала там на сборе, досконально изучила ее профиль. Возможно, кстати, что это сыграло свою негативную роль. Мне бы не хотелось думать, что он просто не сумел подготовить себя к Этне, несмотря на то что это не тот тип горы, которая подходит Родригесу. Это длинный и пологий подъем, где всегда гуляет сильный ветер. Это гора скорее для темповиков, обладающих достаточной силой и мощью, которые у Родригеса отсутствуют. Он маленький, легкий (169 см, 58 кг. - Прим. С.Б.), любящий горы "короткие" и с большим процентным соотношением уклона.

- В каком психологическом состоянии сейчас находится ваш лидер?

- Такой удар для одного из фаворитов гонки не может пройти бесследно. Шрам, конечно, остался. Но мне понравилось, что он сумел сохранить спокойствие. И, главное, сумел успокоить своих помощников. Хоакин вообще очень серьезный, ответственный человек. И большой профессионал, который не боится ставить перед собой большие задачи. Лично мне понравилось, что он сумел пересилить себя в конце этапа, когда ближе к верхушке горы стал "добирать" тех, кто ехал впереди. Это положительный признак, он дает мне основания сказать, что мы проиграли битву, но не войну. Есть надежда, что выйдем из пике. Говоря по правде, мы просто обязаны это сделать, так как иных вариантов у нас нет: команда укомплектована для борьбы за общий зачет.

- Родригесу нужно что-либо предпринимать в ближайший уик-энд, когда пелотон поедет связку горных этапов?

- Отставание более чем в три минуты от Контадора дает Родригесу простор для индивидуальных атак. Но при этом надо помнить про третью неделю "Джиро". Это тяжелейшие трассы, наслоение одного этапа на другой. Очень важно остаться свежим, оказаться готовым к борьбе на выживание с точки зрения психологии. В истории "Джиро" было немало гонок, когда уверовавшая в успех розовая майка терпела фиаско, позволяя выйти на авансцену совсем другим артистам, некоторые из которых больших ролей ранее не играли. Надо помнить: третья неделя - это именно то, ради чего наша команда в таком составе, где восемь человек из девяти полностью подчинены тактическим и стратегическим ее замыслам, была собрана. И пока эта команда проявляет себя с самой лучшей стороны.

- Есть мнение, что у "Катюши" вообще сильнейший состав на этой "Джиро" для работы в горах. Вы с этим согласны?

- Поостерегся бы это утверждать. У нас весь нынешний сезон происходят какие-то потрясения. Мы уже привозили самую сильную команду на булыжные бельгийские "классики" (Чмиль имеет в виду "Тур Фландрии" и "Париж - Рубэ". - Прим. С.Б.), что не помешало пролететь ей в этих гонках на манер планера. Потом было возвращение уроненного престижа на валлонских классиках, Amstel Gold Race и "Флеш Валлонь", за которым вновь последовал провал на "Льеж - Бастонь - Льеж", хотя особых предпосылок не было. Гипотетически мы самые сильные, но выигрывать почему-то пока не получается.

ДО ЛУНЫ И ОБРАТНО

- Контадор не удивил вас атакой на Этне? Зачем ему розовая майка, которую нужно каждый день защищать, в начале второй недели?

- Есть такая поговорка: "Коси коса - пока роса". Думаю, Альберто так или иначе ею руководствовался. Возможно, он атаковал на Этне, чтобы уничтожить конкурентов психологически. Ведь такая демонстрация силы равнодушным не оставляет никого.

- То, что испанец едет гонку в розовой майке, находясь под расследованием, вас не смущает?

- Это деликатная тема, распространяться о которой мне бы не хотелось. Не хочу показаться человеком, который, проиграв одну битву, пытается найти какие-то негативные аргументы в победе другого гонщика. Контадор едет "Джиро", и может случиться так, что по ее окончании он будет дисквалифицирован, а его результат аннулирован. И всем об этом известно. Но мы не намерены забивать себе голову ни Контадором, ни нашумевшим списком UCI, который вызвал здесь землетрясение в головах отдельных гонщиков, ни чем-либо другим. Идет большая гонка, самое интересное в которой еще впереди.

- В субботу штурм Дзонколана. В пелотоне уже созрел тихий бунт по поводу целесообразности последней перед Дзонколаном горы - Монте Кростис, дальше которой командные технички не пустят ради их же собственной безопасности. Я видел фотографии этого спуска, он действительно ужасен.

- Определенная проблема существует. Хотя если посмотреть на ситуацию с другой стороны, нетрудно заметить: все заранее знали о графике движения гонки, у всех была возможность провести рекогносцировку спуска, то есть съездить и на месте посмотреть, что это такое. И предъявить претензии организаторам, но до начала гонки. А делать это постфактум… Это то же самое, как подождать, пока начнется опера или спектакль, встать посреди представления и начать высказывать недовольство интерпретацией произведения сценическим коллективом.

- Вам не кажется, что на этой "Джиро" гор даже не много, а многовато?

- Кажется. Если суммировать километры, которые пелотону в этом году нужно будет преодолевать то вверх, то вниз, получится, наверное, расстояние до Луны и обратно. Но такова "Джиро", она всегда была предрасположена к горам. Более того, горы и есть "Джиро". Точно так же невозможно представить себе "Париж - Рубэ" без траншеи Аренберга, собравшей гигантскую коллекцию сломанных рук, ног, ключиц и перебитых коленей.

Уже здесь было много недовольства по поводу этапа на strada bianca ("белая", незаасфальтированная дорога. - Прим. С.Б.), хотя точно такой же этап был в прошлом году до Монтепульчано. И тогда, в отличие от этого года, шел сильный дождь. До сих пор помню, как технический персонал команд работал до самого утра, даже не моя, а просто меняя все, что было прикреплено к велосипедам. Одежда, в которой гонщики финишировали, сразу была выброшена как непригодная к дальнейшему использованию. Командам был нанесен не просто психологический, но материальный урон, зато все до единого признали: тот этап по strada bianca оказался самым зрелищным.

- Главное, чтобы зрелищность не перевешивала вопросы безопасности.

- Разумеется. Велогонщики - не манекены, а живые люди, которых на три недели помещают в экстремальные условия. Это люди, которым не чужды простые понятные человеческие эмоции: они едут, страдают, боятся. А ведь трехнедельная гонка - это еще и бытовой стресс. За 22 дня нужно 44 раза прикоснуться к чемодану. Это постоянная смена гостиниц, от которых еще нужно добраться к старту, а затем вернуться обратно - после финиша. Жизнь на колесах в буквальном смысле этого слова.

- Гибель Воутера Вейландта прямого отношения к сложности маршрута гонки, конечно, не имеет. Это был нетрудный спуск, просто произошла трагическая случайность. Какие выводы из этой истории сделали лично вы?

- Ну, какие могут быть выводы? Гибель Воутера стала подтверждением тому, что велосипедный спорт является смертельно опасным занятием. А также тому, насколько хрупка человеческая жизнь. Особенно жизнь гонщика, который на высокой скорости оборачивается посмотреть назад. То же самое могло произойти и с нашим Эдиком Воргановым, который упал на втором этапе. Нечто подобное мы пережили в начале сезона с нашим бельгийцем Лейфом Хосте - он упал лицом на асфальт, выбил зубы и получил сотрясение мозга. Но присказка о том, что трус не играет в хоккей, вполне применима и к велоспорту. Нас сюда никто не звал. Мы сами выбрали эту дорогу.

МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

- Вы упомянули опубликованный в L’Equipe список UCI, который действительно вызвал грандиозный резонанс. Вы верите в подлинность этого документа?

- Я верю в то, что можно говорить о систематическом подрыве имиджа велоспорта. Сейчас уже никто не вспоминает, как в конце 1990-х по инициативе самих спортсменов стали проводиться кровяные анализы. Что велоспорт - единичный случай! - сам финансирует проведение допинговых тестов. Что он оказался первым видом спорта, в котором заработал институт биологических паспортов. Что на всех "Гран-турах" начиная с этого сезона запрещены любые инъекции и уколы.

Знаете, я просто не понимаю самой необходимости составления этого документа. Если он существует, о его содержании должны были первым делом узнать менеджеры команд. Ведь что сегодня получается? С 2008 года, когда были введены биологические паспорта, каждый спортсмен попал под контроль UCI. И может быть уличен в использовании запрещенных препаратов, процедур или методологии задним числом. Грубо говоря, в 2010 году его могут отстранить за промашки, допущенные в 2008-м. При этом спортсмен-то находится в другой команде, которая на ровном месте попадает в переплет. Она не просто теряет гонщика, но еще серьезно рискует потерять доверие спонсоров. Вот вам свежий пример. Недавно наш командный офис посетили итальянские правоохранительные органы, которым мы передали контракты и медицинские карточки наших гонщиков. А потом выяснилось, что итальянцев интересуют показатели 2008 года. В чем вина "Катюши", организованной в 2009-м?

- А если говорить конкретно о списке?

- То бросается в глаза, что российские спортсмены выставлены там в не очень хорошем свете. Хотя вопросы возникают и здесь. Почему тот же Денис Меньшов получил "девятку", хотя у него никогда не было недоразумений ни с UCI, ни с допинг-контролем? А Контадор, у которого открыта судебная тяжба, лишь "пятерку"? Лично у меня есть вопросы еще по ряду спортсменов, получивших очень низкие оценки.

- Сразу три российских гонщика "Катюши" - Сергей Иванов, Александр Колобнев и Владимир Карпец получили довольно высокие "пятерки". Понимаю всю деликатность ситуации и неофициальный характер документа, но все же: он может как-то повлиять на отношения внутри команды?

- Отвечу так: положительным фактором это наверняка не станет. Не исключено, что как-то отразится на процессе продления контрактов. Думаю, многим менеджерам предстоит поломать голову над документом и тем, как его интерпретировать. Очевидно другое: этот документ - мина замедленного действия, и последствия его публикации могут быть крайне печальными. Очень многое будет зависеть от позиции UCI. Либо федерация целиком откроет нам занавес, и мы увидим реальную ситуацию, в которой находимся. Либо же этот занавес не следует открывать ни перед кем вообще.

Сергей БУТОВ

Термоли - Москва

Материалы других СМИ