Газета
31 августа 2007

31 августа 2007 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1945 год. Часть одиннадцатая

ОБЯЗАНЫ БЫЛИ ПОБЕЖДАТЬ ВО ВСЕХ ЧЕТЫРЕХ МАТЧАХ

Настало время подвести итоги главного события сезона-45. Как обещал, постараюсь говорить спокойно, взвешенно, без надрыва. Факты вынуждают скорректировать некоторые канонизированные оценки динамовского турне в целом (ни в коей мере не умаляя его значения), игры команды и отдельных ее футболистов.

ПОСЛЕДНЯЯ НЕДЕЛЯ В АНГЛИИ

Еще до игры в Глазго Стэнли Роуз предложил провести 5 декабря в Бирмингеме матч со сборной Англии. Наши ничего не обещали и попросили время для размышлений. Размышляли, разумеется, в Москве. Решение напрямую было связано с результатом встречи с "Рейнджерс". В Бирмингеме в надежде на положительный ответ поспешили отпечатать 70 тысяч билетов.

Как только игра в Глазго закончилась, протрубили отбой. Баланс встреч в Великобритании власти предержащие вполне удовлетворил, рисковать не имело смысла. Мнение верхов в тот же день передали главе советской делегации Андрианову. Наутро он в штаб-квартире Английской футбольной ассоциации официально сообщил о принятом решении Стэнли Роузу, а советские газеты - своим читателям.

29 ноября команда вернулась в Лондон, где коротала время из-за нелетной погоды более недели. В тот день в английском парламенте развернулись горячие дискуссии относительно снижения налогов со спортивных организаций. Кто-то из депутатов сообщил о наполнении русскими футболистами английской госказны на 6 тысяч фунтов стерлингов (своя доля от продажи билетов) и предложил вернуть им эти деньги, так как весь доход динамовцы пожертвовали на благородную цель - восстановление Сталинграда. Парламент остался глух.

Советской делегации устроили в Лондоне два прощальных приема: грандиозный, с участием 800 леди и джентльменов в мэрии, и в футбольной ассоциации, в рабочих апартаментах Стэнли Роуза. Здесь команде торжественно вручили голубое в золоте знамя ассоциации, каждому игроку - пустой бумажник и значок, а так полюбившейся англичанам очаровательной переводчице Александре Елисеевой - авторучку и альбом в кожаном переплете. Гости в долгу не остались и передали Роузу красный мяч с автографами футболистов.

Отлет назначен на 6 декабря из аэропорта Норлот, того самого, где месяц назад Роуз со свитой, сонмом журналистов и сотрудниками советского посольства собирались встречать динамовцев. Узнав в последний момент, что самолеты садятся в Кройдоне, взяли ноги в руки и едва туда успели. История повторилась. Берлин, где самолеты совершали посадку для дозаправки, не принимал. Об этом сообщили динамовцам из советского посольства, англичанам - не сочли нужным. Пока команда отдыхала в облюбованном отеле "Империал", Роуз с компанией, журналисты и примкнувшая к ним группа офицеров Красной армии томились в аэропорту. Проводили гостей в том же составе ранним утром 7 декабря. Вечером следующего дня три самолета приземлились в подмосковном аэропорту.

На организованном там митинге - музыка, море цветов, счастливые улыбки, торжественные речи руководителей комсомола и советской физкультуры, ответные - победителей...

НАГРАДЫ И ПРЕМИИ ТРИУМФАТОРАМ

Через девять дней, 17 декабря, заслуги шести футболистов - Блинкова, Орешкина, Семичастного, Трофимова, Леонида и Сергея Соловьевых, второго тренера Евгения Фокина - были отмечены партией и правительством и материализованы в приказе № 434 за подписью председателя Комитета физкультуры Романова о присвоении им звания заслуженного мастера спорта.

Список награжденных наводит на размышления. Ясно одно: критерием служил не личный вклад футболистов в общую победу, ибо нет там Боброва, Архангельского, Бескова и Карцева, забивших 18 (а то и все 19) динамовских мячей, но включены сыгравший около часа Трофимов и три тайма из восьми - Орешкин. Если за основу брали возраст, свыше 25 лет, тогда почему не отметили 30-летних Радикорского, Дементьева и Станкевича?

Через четыре дня в ведомственном клубе НКВД имени Феликса Дзержинского организовали встречу футболистов с комсомольско-физкультурным активом. Об этом писали газеты. Состоялась, однако, еще одна, мало кому известная, помпезная, и не где-нибудь, а в Колонном зале Дома союзов, откуда провожали в последний путь вождей советского государства. Информацию с подробностями я почерпнул в одной из засекреченных папок Госархива РФ (ГАРФ, фонд 7576, опись 1, дело 506).

11 декабря глава физкульткомитета Николай Романов обратился к Вячеславу Молотову, заму товарища Сталина, с просьбой организовать встречу динамовцев с общественностью. Просьбу уважили. Гулял Николай Николаевич за счет вверенного ему комитета на широкую ногу. Выложил на организацию концерта, питье с закусью и денежные премии командированным в Британию 411 тысяч целковых. 20 человек получили по 10 тысяч рублей, остальные 19 - по 5 тысяч.

МЫ - О НИХ

Все члены нашей делегации, чиновники, футболисты, судья Латышев, особенно тренеры Якушин и Товаровский, почерпнули в поездке много полезного.

ТЕХНИКА

Из статьи государственного тренера Михаила Товаровского: "Общий уровень техники, у английских профессиональных команд очень высок... Мы видели 12 матчей, и какие-либо претензии к технической подготовке игроков предъявить было трудно.

Остановка мяча ногой, грудью, головой производится с такой легкостью и непринужденностью, что зритель не ощущает трудности приема. На высоком уровне ведение мяча... Удары очень точны, особенно при передачах. Все игроки без ис ключения хорошо играют головой".

Михаил Якушин, повторив почти дословно коллегу, писал по горячим следам: "Мыможем, мы должны учиться у футболистов Англии и прежде всего технике, виртуозному умению владеть мячом и телом, снайперскому удару по воротам". Тренер не сомневался, что "советские футболисты, упорные в учебе, дружные в игре, овладеют и этими высотами мастерства".

Простим ему эпитет "виртуозные" применительно к английскому футболу. Такое впечатление рациональная, добротная техника британцев могла произвести на человека, не видевшего в деле южноамериканских "артистов". Удивило меня другое. В книге Якушина "Вечная тайна футбола", вышедшей в 1988 году в издательстве "ФиС", на странице 109 сказано буквально следующее: "Сорок лет назад наши футболисты, как ни странно это звучит ныне, не уступали в технике лучшим британским профессионалам".

Что же до радужных надежд Михаила Иосифовича, увы, они все еще не сбылись. Во владении мячом мы по-прежнему уступаем ведущим зарубежным футбольным державам, а крупных, весомых козырей - отменной физической готовности, скорости, выносливости, волевого настроя напрочь лишились.

ПОЛЯ И СТАДИОНЫ

Из окон приземлившегося в Лондоне самолета динамовцы увидели несколько футбольных полей на территории аэропорта. Ими усыпаны многочисленные парки английской столицы. На пути из Кардиффа в Лондон у одной из станций расположены разделенные 10 - 12-метровой полосой восемь полей!

Все поля в Британии в отличном состоянии, гладкие, с ровным травяным газоном, четкой меловой разметкой и выкрашенными в белые или светлые тона воротами. Стадионы вместительные, чисто футбольные, но большинство зрителей наблюдают за игрой стоя.

Раздевалки тесноваты, зато оборудованы душем с горячей и холодной водой и небольшим бассейном на 6 - 10 человек.

Зрители доброжелательны, объективны, хорошо знают правила, тонко разбираются в футболе.

СПОРТИНВЕНТАРЬ

Цвета маек разнообразные. Одним больше нравились мягкие тона, другим - яркие расцветки. Выходили на игру только в разношенных, "обыгранных" бутсах. Обувь тяжелая, грубая, с твердым носком. Она замедляла бег, зато надежно предохраняла от травм суставы и позволяла производить сильные удары. Шипы - цилиндрической формы, короче наших. Мячи тяжелее советских граммов на 30. Изготовлялись из длинных эластичных кусков толстой кожи. Упруги, пружинисты. Динамовцы поражались дальности и скорости полета мяча при сравнительно небольшом усилии при ударе.

У нынешнего племени младого эти строки, если кому попадутся на глаза, вызовут в лучшем случае иронические улыбки. А что, если взять и обуть их в пудовые бутсы, дать в ноги тяжеленный мяч со шнуровкой и показать это зрелище далеким предкам? Попадали бы со смеху. Но мы не об этом.

Якушин и Товаровский отметили "законсервированность", однотипность системы "дубль-ве" в исполнении английских команд.

Несомненную пользу извлек из загранкомандировки советский арбитр.

Николай ЛАТЫШЕВ

Он скрупулезно вникал в детали, изучал манеру и методику судейства британских коллег, а по возвращении, на весенних сборах судей перед новым сезоном, делился опытом и давал рекомендации товарищам по цеху.

Благодаря Латышеву с 1946 года в протоколах футбольных матчей помимо составов команд и прочих обязательных атрибутов стали, наконец, отмечать игроков, забивших голы, что значительно облегчило труд статистиков.

Глядели в оба и мотали на ус функционеры. С сезона-46 на майках футболистов появились номера.

ОНИ О НАС

Цель визита советской делегации в Великобританию не ограничивалась футболом. Представилась возможность лучше узнать друг друга, укрепить возникшие во время войны дружеские узы. Посланцев СССР, союзников в жестокой схватке с Германией, встречали радушно, не скрывали своих симпатий, а порой удивления нестандартным их поведением. Об этом писали авторы вышедшей в Англии в 1946 году книги "Динамо" и все вокруг него".

Выказывая дружеские чувства к гостям, они не сочли нужным обходить острые углы, будучи уверенными, что "мужественный русский народ верит в правду и предпочитает разговаривать открыто".

Объяснив причину возникавших недопониманий различиями в языке, социальных взглядах, традициях и привычках двух народов, создатели сборника перешли к частностям. Упрекнули гостей в неоднократном переносе сроков приезда, что вызвало проблемы с их размещением, отказе провести предматчевую тренировку в клубе "Челси", где были "приготовлены горячие ванны и все остальное" и т.д и т.п.

Еще раз объяснили сложную ситуацию в английском футболе в связи со службой большинства игроков ведущих команд в вооруженных силах. После чего прямо, без обиняков сказали о главном: "Многих недоразумений можно было избежать, если бы вы придерживались предварительной договоренности. Ряд представителей прессы договорились об интервью с вами, однако по прибытии на место встречи не нашли никого. Без лишнего стеснения, скажу, что это было некультурно с вашей стороны".

Знали они или хотя бы догадывались о том, что связали ребят по рукам и ногам серьезные люди в своих кабинетах еще на родине? Наверняка. Потому и дали на будущее дельный совет: "Когда соберетесь приезжать, устройте через нужные каналы встречу с нашими организаторами и представителями прессы. Ответьте на все их вопросы. Если на какой-то вопрос не сможете или не захотите ответить, скажите честно и откровенно: "Мы не можем ответить на такие-то вопросы", но не пытайтесь заменить ответ вежливым молчаливым взглядом".

Наступили еще на одну больную мозоль - статус советских футболистов: "В среднем вы тренируетесь столько же, сколько и наши профессиональные футболисты, только финансовая сторона дела устроена у вас немного по-другому". То есть вы, имея трудовые книжки, нигде не работаете, только гоняете мяч, а деньги получаете. "Наши производственные отношения, - объясняли они, - не позволяют долгое время отсутствовать на работе при сохранении содержания, и никакой добросердечный работодатель не может позволить себе оплачивать бессрочные каникулы своих работников".

О мнимом любительстве в СССР знали и журналисты, и тем не менее 3 декабря за круглым столом, куда были приглашены Якушин с Семичастным, хотели получить подтверждение из первых рук. Наши отвечали путано, витиевато, но, находясь под сильным давлением, вынуждены были признать, что весной футболисты тренируются на юге, за символическую работу получают зарплату, с футбола имеют премиальные... Кто-то из журналистов в отчете о круглом столе съязвил: "Русские футболисты не тренируются только во время рабочего перерыва".

"ОНИ АТАКУЮТ И ЗАЩИЩАЮТСЯ ВВОСЬМЕРОМ"

Футбол, какой показали динамовцы, удивил и восхитил родоначальников. Такой игры они прежде не видели. Участник матча "Арсенал" - "Динамо" Бернард Джой сразу после матча поведал о своих впечатлениях корреспонденту газеты "Стар", а тот на следующий день, 22 ноября, их "озвучил". Текст на русском языке имеется в ГАРФ (фонд 7576, опись 2, дело 254). Чуть облагороженный перевод с сокращениями избавит меня от необходимости цитировать британских обозревателей.

"Что больше всего меня поразило? - вопрошал Джой и сам же ответил: - Когдаигрок владеет мячом, не один-два, а сразу шестеро его партнеров выходят на свободное место, готовые получить мяч. Перекрыть сразу всех невозможно, и точный пас своему игроку обеспечивает преимущество. Мы тратили много сил на утомительную погоню за призраками...

В физической подготовке они далеко нас опередили. Они покрывают огромные расстояния... Атакуют и защищаются ввосьмером...

У них хорошо поставлена методика тренировок, налажен режим дня, питание, сочетание работы и отдыха.

Если мы хотим занять место на вершине мирового футбола, то должны использовать современные знания и методы. У нас лучшие в мире игроки, и надо объединить их в команду, играющую, как "Динамо".

Стэнли Мэттьюз отчасти повторил Джоя: "Позиционная играих форвардов - лучшая из всех, что я видел у континентальных команд. Крайние нападающие обладают высоким мастерством и хорошей скоростью. Инсайды могут заставить катиться мяч, куда надо". Узрел он и серьезный недостаток: "Онине могут считаться великой командой, пока не упрочат свои оборонительныепорядки. Они слишком предсказуемы и легко проходимы". Вывод маэстро сделал, исходя из личного опыта. Мнение большинства журналистов и спецов совпало с мнением Джоя и Мэттьюза.

Действительно, самая крепкая в СССР оборона чемпиона пропустила многовато: 9 мячей в 4 играх - 2,25 (в первенстве Союза - всего 0,59 за игру). Причем избежав встреч с лидерами сильнейшей Южной группы.

У нас так не считали. Восторженно писали об игре Хомича, защитников Семичастного и Станкевича, нейтрализовавших соответственно Лаутона и Мэттьюза. Так ли это? Попробуем разобраться.

СЕМИЧАСТНЫЙ - ЛАУТОН

Трудно было, уступая 10 сантиметров в росте и 13 килограмм в весе, 35-летнему Семичастному бороться с классным, в самом соку, 26-летним Лаутоном. Наш капитан сделал все, что мог. Выиграл несколько единоборств, в том числе воздушных, вызвав одобрительные возгласы товарищей, аплодисменты зрителей и удивление соперников. Все стычки с благоприятным исходом подробно описаны самим Семичастным и многократно повторены журналистами, что убедило советских болельщиков в выигранной нашим футболистом дуэли.

Не отрицая заслуг динамовского защитника, я бы не рискнул утверждать, что он перекрыл кислород центрфорварду "Челси". Жесткая опека вынуждала Лаутона маневрировать по всему фронту атаки. Не раз он ускользал от бдительного сторожа и опасно бил по воротам. Несколько раз спасал Хомич, однажды - штанга. Лаутон подготовил первый гол, по словам самого Семичастного, участвовал в создании второго, забил третий. На киноленте видно, как прорвался он справа в штрафную и, опередив Хомича, выложил мяч Гулдену, оставшемуся перед незащищенными воротами. Капитан "Динамо" в кадре так и не появился. Сегодня бы спросили: "А где был Семичастный?" Тот же вопрос мог возникнуть и в ситуации, когда Лаутон, переиграв вверху Хомича, забил гол... Так справился Семичастный с Лаутоном или нет? Ближе к истине, наверное, компромиссное утверждение - поединок проходил с переменным успехом.

СТАНКЕВИЧ - МЭТТЬЮЗ

Стэнли Мэттьюз по сей день считается лучшим футболистом Великобритании всех времен.

Технарь, потрясающий дриблер с богатейшим арсеналом разнообразнейших финтов и филигранными передачами... Томми Лаутон, игравший с Мэттьюзом за сборную, говорил то ли в шутку, то ли всерьез: "Когда слева летит "ядро", посылаемое Финни, я иду на мяч с искаженным от ужасалицом, с закрытыми от страха глазами. Но когда справа подает Мэттьюз, я принимаю его дар с улыбкой благодарности. Он старался, чтобы шнуровка мяча не коснулась лица. И это всегда ему удавалось".

Вот такому гиганту пришлось противостоять нашему Ивану Станкевичу. Справился ли он с Мэттьюзом? Сомнений у нас в стране не возникало - задачу по обезвреживанию звезды первой величины защитник решил.

Сам Станкевич заключил подробный рассказ о единоборстве с Мэттьюзом такими словами: "Первый тайм был сыгран, быть может, не совсем в мою пользу, но в общем итоге я, мне кажется, не уступил своему противнику".

Английские журналисты, расположившиеся у кромки поля, где действовал правый край "Арсенала", писали о постоянных и довольно успешных его рейдах, когда он раз за разом накручивал наших защитников: "Мэттьюз вновьпрошел по левому флангу обороны. Обойдя Станкевича с мячом, который, казалось, прилип к его ногам, он сделал идеальный навес на Мортенсена, и молодой игрок забил еще один гол..."

Тренер шотландцев, он изучал на лондонском стадионе будущего соперника, назвал Мэттьюза лучшим игроком матча. Его коллега из "Арсенала" Том Уитакер не смог сдержать восторга: "Когда туман на мгновение рассеялся... мы у видели, как на Стэнли Мэттьюза налетели сразу четыре русских... Он словно опытный учитель, дающий своим подопечным уроки футбольного мастерства, без лишней суеты обошел всех четырех и скрылся за пеленой тумана... Это был великолепный момент!"

Высказывания партнеров Станкевича подтверждают впечатления англичан. "Показал свой высочайших класс Стэнли Мэттьюз. По невидимой линии вдоль самой бровки поля мчался он с мячом, проскакивал Ивана Станкевича и четко навешивал на нашу штрафную" (К. Бесков "Моя жизнь в футболе").

"Великолепно играет Мэттьюз. Он нередко уходит от своего сторожа Ивана Станкевича и создает опаснейшие положения у наших ворот... Именно благодаря ему ипрежде всего ему англичанам удалось в первом тайме повести 3:2" (В.Бобров "Самый интересный матч").

Англичан возмущал способ, каким наши защитники, прежде всего Станкевич, пытались его нейтрализовать: "Мэттьюз чаще других игроков "Арсенала" испытывал на себе неспортивные приемы русских - хватание за майку, удары локтями, толчки и блокировку".

Сам Стэнли утверждал, что с него дважды в буквальном смысле снимали майку. "Зато ноги остались целы", - успокаивали его.

Во втором тайме Мэттьюз заметно сдал, и Станкевичу стало гораздо проще с ним справляться. Наверное, у защитника "Динамо" имелись основания быть довольным своей игрой - он сделал все, что было в его силах.

Меня удивило еще одно высказывание Станкевича, смелое и довольно неожиданное: "... не могу сказать, что он (Мэттьюз. - Прим. А.В.) был самым трудным в моей жизни правым краем. Гринин из ЦДКА, Панфилов из "Торпедо" и Балаба из"Стахановца" были для меня, пожалуй, столь же неприятными противниками". Без комментариев.

ХОМИЧ

Вот кто потряс Британские острова. Такой зрелищной, эффектной игры (без малейшего намека на рисовку) там не видели. Он вытаскивал немыслимые мячи, выручал в ситуациях, считавшихся безнадежными. Однако сам вратарь был собою недоволен и честно в этом признавался во время турне и много позже. В отчете об игре с "Арсеналом" он писал: "Английские газеты хвалят моюигру, однако я недоволен ею... По крайней мере половину забитых мне мячей можно было бы все-таки взять" ("Красный спорт" 27.11.45).

Пропорции сохранились и после игры в Глазго. Ослепленные его тигриными бросками, англичане не замечали некоторых огрехов в игре советского вратаря (порой нерасчетливые, неоправданные, рискованные выходы из ворот) или охотно ему прощали, тем более что их любимцы этим пользовались.

Пожурил Хомича и Якушин: "... в воротах он играл безукоризненно и не раз брал такие мячи, которые принято считать мертвыми... Лишь иногда Хомич допускал ошибки при выходах на штрафную площадь. Здесь сказывалисьмолодость нашего вратаря и его недостаточный опыт".

С блеском, эффектно, результативно сыграли форварды. Хороши были Василий Карцев и "великий комбинатор" Константин Бесков. Внешне не так ярко, но эффективно действовал обычно агрессивный, забивной Сергей Соловьев. Выполняя в отсутствие Малявкина несвойственные ему прежде функции (часто оттягивался назад в помощь обороне), приносил команде большую пользу.

Игру ленинградца Архангельского и "ворошиловского стрелка" из ЦДКА Боброва (их пригласили на место заболевших Трофимова и Малявкина) оценили в динамовском стане сдержанно. Боброва даже упрекали в пренебрежении тренерскими установками, нежеланием отходить назад.

Бессмысленно гадать, стала бы атака "Динамо" с Трофимовым и Малявкиным, будь они в порядке, сильнее. Но то, что приглашенные не дали погибнуть в матче с "Челси", вытянули игру с "Арсеналом" и забили более половины динамовских мячей, - факт неоспоримый.

СПАСИБО ТЕБЕ, "ДИНАМО"!

Освещалось турне в советской прессе в соответствии с требованиями пропагандистской машины. Силу соперников преувеличивали: середняка "Челси" и прозябавшего на задворках, в третьей лиге, "Кардифф Сити" называли чуть ли не претендентами на первое место несуществующего чемпионата Англии. Находившийся в хвосте турнира Южной лиги "Арсенал", усиленный игроками других клубов, отождествляли с не функционировавшей в годы войны сборной Англии.

О бедственном положении английского футбола вовсе не упоминали. Наоборот, не уставали повторять, что едем играть с сильнейшими в мире профессиональными футболистами. Не будучи уверенным в успехе, руководитель советской делегации Константин Андрианов на всякий случай подстелил соломку. "Мыедем в Англию не для того, чтобы выигрывать", - заявил перед отлетом будущий глава Олимпийского комитета СССР. Его слова повторяли на английской земле наши футболисты.

Приумножая силу соперников, автоматически возвеличивали и значимость достигнутых динамовцами результатов. Хорошо это или плохо? Однозначного ответа не нахожу. Конечно же, лгать дурно, всегда надо говорить правду. Сегодня это делать куда легче: атмосфера другая, источников, тогда от людей закрытых, - море. Мы можем трезво анализировать, сопоставлять, противопоставлять. И все же в контексте того времени ложь эта была святая.

Народ, выигравший кровавую, жестокую войну, нуждался в подтверждении собственной силы и мощи в мирных сферах. Динамовцы сделали большое дело - люди поверили, что и в самой народной, любимой игре нет нам в мире равных. Знаю не понаслышке. Помню, как радовался я, первоклашка, с окончанием репортажей Синявского. Чувствовал, как и миллионы людей (тогда, казалось, вся страна заболела футболом), личную причастность к победе. Успех "Динамо" был нашим общим успехом. Свершилась народная мечта - мы лучшие в мире! И хорошо, что тогда ее не развеяли.

Вера в собственную силу и значимость охватила весь советский футбол. Не исключаю, что победная поездка "Динамо" породила где-то наверху мысль о приобщении к мировому футболу. Вскоре по возобновлении деятельности ФИФА, в 1946 году, Секция футбола СССР вступила в эту организацию.

В свете всего здесь сказанного значение поездки "Динамо" в Великобританию неоценимо. Правда, у этой медали, как и любой другой, есть оборотная сторона. Поднятая пропагандистами на не соответствующую реальному уровню советского футбола высоту воображаемая планка сослужила недобрую службу. Верхи требовали только побед, и даже за ничью, не говоря о проигрыше, начальники вызывали на ковер, наказывали игроков, рубили тренерские головы, расформировывали команды.

Что касается арифметических показателей, не разделяю всеобщих восторгов. Убежден - в том составе и с теми соперниками обязаны были побеждать во всех четырех матчах. Просто потому, что были сильнее. Даже несмотря на неудобное для нас время года, травмы до и в ходе турне, изматывающий ритм, груз огромной ответственности, судейские огрехи в матче в Глазго...

НА БАЛКАНАХ СВОЙ ЗАКОНЧИЛИ ПОХОД

В тени динамовского турне остались успешные поездки еще трех ведущих советских команд за рубеж: ЦДКА - в Югославию, "Торпедо" - в Болгарию, тбилисцев - в Румынию. Второй (после московского "Динамо") по значимости с точки зрения спортивной и политической была командировка армейцев. Сборная Югославии имела солидный в мировом футболе авторитет. На ЧМ-30 заняла третье место. В последние два года перед оккупацией обыграла сборную Англии (2:1), с таким же счетом уступила чемпионам мира итальянцам, в трех матчах с серебряными призерами ЧМ-38 венграми дважды сыграла вничью.

После захвата немцами Югославии спортивная жизнь в стране замерла на четыре года. В принявшей широкий размах партизанской войне среди народных мстителей находилось в лесах и горах много футболистов сильнейших клубов. Вернулись не все.

В 44-м с помощью Красной армии Югославия стала свободной. Правительство возглавил генсек компартии Югославии маршал Иосип Броз Тито. Народная к нему любовь не знала границ. В своей стране он стал предметом всеобщего поклонения, как в СССР его тезка генералиссимус Иосиф Сталин.

Во время войны югославские футболисты поддерживали форму: в перерывах между боями бросали с плеча камни, прыгали через ручьи, устраивали в лесу бег с препятствиями... Перед приездом ЦДКА успели размяться в организованном на скорую руку чемпионате.

Отправились армейцы в дружественную страну без лучшего бомбардира СССР Всеволода Боброва. Он активно помогал динамовцам ковать победы на Британских островах. Аркадьев компенсировал потерю ведущего форварда пятью одолженными у двух московских клубов ("Спартака" и "Крылышек") футболистами.

Встречали нашу команду, как братьев родных. Ни снег, ни морозы, ни ливни не могли остановить десятки тысяч людей, устремившихся на стадионы. В небольших отчетах об играх ЦДКА в советской прессе значительное место уделялось погоде. Прибыли в заснеженный, холодный (минус 10) Белград. К первой встрече снег оттаял. Сменивший его непрекращающийся дождь превратил поле в грязную жижу.

Благополучно выбравшись из белградского болота (4:3), ЦДКА попал на загребский "каток" - игра со сборной города проходила на обледенелом поле при семиградусном морозе. Главная задача маневренных московских форвардов заключалась в том, чтобы удержаться на ногах. Забили всего два гола, столько же пропустили - 2:2.

Из Загреба в Сплит на матч с "Хайдуком" добирались с пересадкой в небольшом городке Сушак. Армейцев встречало чуть ли не все население. После взаимных приветствий люди рванули к дорогим гостям, подняли их на руки и через весь город доставили к отелю.

Экзотическим оказался путь из Сушака в Сплит. В горах Далмации орудовали недобитые банды профашиста Михайловича. В целях безопасности команду погрузили в два бронетранспортера и под эскортом взвода автоматчиков благополучно довезли до Сплита. Погода компенсировала армейцам моральные издержки. Впервые играли в ясный, солнечный день и без особых проблем победили - 2:0.

Из Сплита вернулись в белградское ненастье. Дождь, зарядивший ночью, не прекращался на протяжении всего матча. ЦДКА показал, что силен и в водном поло - 3:1.

После игры маршал Тито принял наших футболистов в загородной резиденции. Поблагодарив капитана Григория Федотова за оригинальный подарок - миниатюрное, стреляющее противотанковое оружие, выразил надежду на продолжение советско-югославских футбольных связей. Кто мог тогда знать, что через несколько лет одна такая встреча положит конец увешанной чемпионскими регалиями команде "лейтенантов".

"Торпедо" и тбилисцы посетили не самые развитые футбольные страны - Болгарию и Румынию. Обе в годы войны находились в стане врагов: Болгария сохраняла недружественный нам нейтралитет, Румыния воевала с СССР на стороне Германии. Правда, очень скоро загонят их в лагерь, именуемый на протяжении десятков лет социалистическим.

Проблем с недавними врагами и потенциальными друзьями наши футболисты не испытали: семь побед в семи встречах. "Торпедо" выиграло четыре с общим счетом 21:4, грузины три (17:6). Суммарный итог загранкомандировок советской элиты великолепен: в 15 играх +12=3-0, 68-25.

Вот так на мажорной ноте завершили наши футболисты сезон в год великой Победы.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...