Газета
18 февраля 1997

18 февраля 1997 | Футбол

ФУТБОЛ

Равиль САБИТОВ

БЕСКОВ РАЗРЕШАЛ МНЕ ДАЖЕ ЗАБИВАТЬ

Несмотря на то, что в новогоднем выпуске "Футбольного клуба" на НТВ Равиль Сабитов гораздо лучше своих коллег-футболистов справился с непривычной ролью ведущего, он никогда не мечтал стать журналистом. Даже в минуты душевного кризиса, когда казалось, что травма, разлучившая его с игрой на целый год, больше не позволит ему выйти на поле никогда, а родное "Динамо" не продлило с ним контракта, Сабитов мечтал лишь об одном - как можно скорее вернуться. Вернуться и заиграть так, как в 1995 году, когда стал одним из лучших защитников первой половины чемпионата, забивал голы-красавцы, а его "Динамо" под руководством Бескова выиграло Кубок и уверенно лидировало в первенстве страны. Надежду на возвращение в футбол ему подарил воронежский "Факел", в составе которого Сабитов готовится к новому сезону.

- Тогда-то, в 95-м, я журналистов и невзлюбил, - полушутя говорит Сабитов.

-За что же?

- За необъективность. Мы шли на первом месте почти весь круг, но это кому-то очень не нравилось, и нас стали буквально душить: почти в каждой игре в наши ворота назначались пенальти, голы, забитые нами, не засчитывали, почти весь основной состав был разукрашен желтыми и красными карточками. И спортивная пресса словно в рот воды набрала. А верхом антидинамовских настроений стал матч в Набережных Челнах.

-Перед финалом Кубка?

- Да. Мы все на карточках "сидели", и Бесков строго-настрого указал играть предельно аккуратно. А камазовцы словно почувствовали это: избивали нас похлеще, чем канадские профессионалы-хоккеисты. В самом начале матча я отобрал мяч у Евдокимова чисто - он даже не покачнулся, - судья тут же свистит и кричит: "Сабитов, в следующий раз с поля выгоню!" А через пару минут в меня кто-то с прямой ногой врезался. Кое-как поднялся, смотрю на судью, а он мне: "Вставай, вставай, все чисто". Я-то до конца выдержал, а вот Ковтун ответил кому-то - ему сразу же "горчичник" дали, и кубковый финал он пропустил. Как его Бесков потом ругал! 2:5 мы тогда получили.

-Но Кубок тем не менее выиграли.

- Чудом. Один пенальти, выдуманный судьей Синером на последней минуте, чего стоит. Это потом мы узнали, что "Ротор" задолго до матча заказал в честь победы торжественный ужин на 200 персон в "Метрополе" и приглашения разослал всему российскому футбольному руководству. После этого Бесков прессе бойкот и объявил. Мы его строго соблюдали - попробуй ослушаться Бескова!

-Где вы начинали играть в футбол?

- В московской детской команде "Смена". Занимался в ней с 9 до 13 лет, потом перешел в "Динамо". В 18 лет попал в дубль, сыграл 3 матча в основном составе и ушел в сухумское "Динамо" к Долматову. Ушел по собственному желанию. В Москву Бышовец привез Процюка и, ничего не объяснив, сделал меня в своей команде номером 17.

-А как вы в "Локомотиве" оказались?

- Через полгода Семин меня пригласил. Сам он вскоре уехал в Новую Зеландию, его заменил Филатов, однако на мне это никак не отразилось. Я сразу же попал в стартовый состав, играл опорного полузащитника. У нас была прекрасная команда, например, литовские легионеры Янонис, Мажейкис, Фридрикас. В такой команде было легче раскрыться, и игра у меня, что называется, пошла.

-"Динамо" не звало назад?

- Приглашали, но мне не хотелось покидать "Локомотив". Во-первых, я должен был получить квартиру (вскоре мне ее дали в районе Митино), а во-вторых, просто нравилась наша команда. Она была моей. В "Динамо" же пришлось бы начинать все сначала, и, главное, никто не гарантировал места в основном составе. А я к тому времени считал себя уже неплохим футболистом, признавался лучшим игроком матча, и оказаться вдруг на скамейке запасных в "Динамо" мне казалось унизительным.

-И вы предпочли заграницу?

- В 1993 году уехал играть в Бельгию, в "Варегем". Однако побыл легионером всего полгода. Команда скатилась в первую лигу, и в конце сезона практически весь состав расформировали. Не стали продлевать контракт и со мной. Поискали мы с менеджером работу на Западе, но подходящих вариантов сразу не нашли. Тогда я решил возвратиться в Москву: лучше уж дома играть, чем там без дела сидеть.

-Тут-то динамовцы вас и вернули к себе?

- Только приехал - звонит Адамас Голодец и говорит, что мной интересуется Константин Иванович. У меня даже дух захватило. Как! Сам Бесков - великий тренер, который Тетрадзе с Калитвинцевым ни во что не ставит и выгоняет, хочет видеть меня в своей команде! Конечно же, я не раздумывал ни секунды.

-Оптимизм оправдался?

- Более чем. Бесков сделал из меня совсем другого футболиста. Кем я был у Семина? Прежде всего разрушителем. Он выпускал меня на поле с напутствием: "Делай что хочешь, но этот их нападающий забить сегодня не должен".

-Бесков возложил на вас другие функции?

- Нет. Моей задачей была по-прежнему оборона. Но совершенно с другими условиями: играть на фланге (персональщиком у нас был Ковтун) предельно корректно и не дай Бог ударить кого-нибудь по ногам сзади. Кроме этого, Константин Иванович научил меня играть в созидательный футбол.

-Вы быстро стали игроком основного состава?

- Как только появился в команде. Мне кажется. Бесков ценил и даже любил меня.

-За что?

- Для него всегда имело огромное значение то, как игрок относится к делу, любит ли он футбол. Бесков доверял таким людям. Да и сам я играл неплохо. Но больше всего благодарен Бескову за то, что он научил меня получать удовольствие от футбола. Я перестал относиться к нему как к работе и с нетерпением ждал каждый матч. Неудивительно, что при таком настрое на поле у меня получалось очень многое.

-Помнится, вы даже стали забивать.

- Да, был такой период, когда я - защитник - забил три гола, причем не кому-нибудь, а принципиальным соперникам - "Локомотиву", ЦСКА и "Алании". А потом внезапно все рухнуло. Из-за колена.

-Как вы получили травму?

- Даже не помню, когда я ее получил. Как потом выяснили врачи, у меня был поврежден мениск, и началось смещение хряща. Нужно было сделать несложную операцию.

-Как же вы играли? Боль не мешала?

- Сначала немного побаливало, но я не обратил на это внимания. Подумал, что просто ушиб ногу. Временами боли усиливались, но я опять же не придавал этому большого значения: мало, что ли, за игру или даже на тренировке по ногам бьют. Бесков несколько раз спрашивал, в чем дело, но я отмахивался: "Все пройдет". И подумать не мог, чтобы уйти из его команды даже на короткое время.

-А что же динамовский врач?

- Разве он мог что-нибудь сделать, если обследований я не проходил, от рентгеновских снимков отказывался? Бесков берег меня, иногда прогонял с тренировок: "Нечего тебе тут делать, и так сыграешь, как надо". И неизменно ставил в состав. Думаю, что при щадящем тренировочном режиме я мог бы с таким коленом протянуть еще долго.

-Но что же произошло?

- "Динамо" общими усилиями наших недоброжелателей в конце концов "придушили". Ушел Бесков. Голодец, очевидно, был не в курсе моих проблем и предложил тренироваться вместе со всеми. А как только я дал сильную нагрузку на суставы, хрящ выскочил, его раздробило, и колено просто "заклинило".

-Где вас оперировали?

- В Бельгии. Операция прошла вроде бы успешно. Бельгийские врачи посоветовали только не нагружать сустав в течение двух месяцев...

-Но вы начали тренироваться раньше?

- Нет, я приступил к тренировкам в прописанный докторами срок. Все было как будто нормально, во всяком случае, при ходьбе нога не болела. Но только начал тренироваться, как колено стало опухать. Решил клин клином выбить, надеялся разработать сустав. Но ничего хорошего не вышло: в колене появилась вода, которую я каждую неделю ездил в ЦИТО откачивать.

-А может, надо было еще повременить?

- Наверное. Но команда и тренер на меня рассчитывал", да и самому хотелось поскорее вернуться в строй. Но как ни бился, ничего не получалось. Даже отчаялся: неужели все - прощай, футбол?! Как же я переживал, пока сидел дома и не мог даже бегать! Сам измучился, жена извелась, переживая за меня. Тут и контракт мой с "Динамо" истек.

-Вам не предложили его продлить?

- Когда я пришел в клуб выяснять этот вопрос, меня встретили нормально. Заканчивай, говорят, Равиль, с футболом, работу тебе при клубе подыщем, в обиде не останешься. Они уже не верили, что я когда-нибудь вылечусь, уже и других защитников пригласили. Потом мне Лосев, который сейчас в "Факеле" тренером работает, рассказал, что, по мнению динамовского руководства, у меня такая же неизлечимая травма, как и у него, Лосева. Но ведь он-то вообще три года ногу согнуть не мог, с палочкой ходил.

-Лосев вас и позвал в Воронеж?

- Да. Как же я обрадовался! Согласился мгновенно, бросился сумку собирать и понял, что совершенно забыл, как это делается (провозились с женой весь вечер - у нас та-а-акой баулище получился). В меня поверили! Отнеслись по-человечески, сказали: "Не волнуйся, тренируйся спокойно - у тебя получится". Кстати, я уже пробовался в "Факеле": давным-давно с братьями Морозовыми приехали сюда. Они остались, а меня из "Динамо" Бышовец не отпустил.

-Ну и как? Получается?

- Тьфу, тьфу, тьфу! И колено пока не болит.

-Контракт заключили?

- Пока нет, но принципиальная договоренность достигнута.

-Квартиру будете просить?

- Нет. Зачем? Во-первых, жена вряд ли согласится переехать в Воронеж, а во-вторых, в высшей лиге пять московских клубов, и приезжать в столицу будем часто. Так жить буду на базе "Факела". А если что - от Воронежа до дома всего 500 километров или час лету.

- Мечтаете вернуться в Москву?

- Если честно, то да.

Тимур БАРАЕВ

Воронеж - Москва

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...