23:26 21 марта 2014 | ШАХМАТЫ

На фоне усталости

Пятница. Ханты-Мансийск. Владимир КРАМНИК следит за партией Петра СВИДЛЕРА и Вишванатана АНАНДА.
Пятница. Ханты-Мансийск. Владимир КРАМНИК следит за партией Петра СВИДЛЕРА и Вишванатана АНАНДА.

ШАХМАТЫ. ТУРНИР-ПРЕТЕНДЕНТОВ-2014

На турнире претендентов завершился первый круг. К лидировавшему со старта Вишванатану Ананду присоединился одержавший уже третью победу Левон Аронян. На пол-очка от них отстает Владимир Крамник.

Седьмой тур, венчавший первый круг, стал одним из самых боевых в турнире. Но в отличие от стартовых дней, когда партии были богаты творческим содержанием, а ошибки существенно не влияли на результат, теперь их количество превысило все допустимые пределы. Несмотря на то, что позади только половина дистанции, уже ясно: все претенденты прилично устали. Как это скажется на течении борьбы?

Далеко не последним фактором окажется и настроение. Кто-то, как у Аронян или Ананд, чувствуют себя в Ханты-Мансийске более чем комфортно. Левону помогают многочисленные соотечественники которые ходят на его партии и устраивают “под него” футбольные матчи. Вишванатану, напротив, - полное отсутствие оных. Весел, несмотря на отдельные неудачи, Свидлер. Бодр Андрейкин. Остальным же явно надо что-то делать! В ряды “отверженных” попал даже Крамник, который вплоть до пятого тура был само спокойствие, в последние дни стал серым от дикого напряжения. Что уж говорить о Карякине, который строил огромные планы на турнир претендентов.

Как стало известно, накануне в штабном номере у Карякина, который собирался вместе с компанией “Альпари” вернуть шахматную корону России, состоялся жесткий разговор, по итогам которого было принято решение отбросить прочь осторожность, и сыграть, наконец, “на разрыв аорты”. Все-таки у Сергея оставалось четыре белых цвета, пришло время рисковать, идти на пролом, пусть даже играть ему предстояло с Ароняном. Левон, в конце концов, не заколдованный, его тоже можно обыграть, – и сравняться с ним. Смогли же сделать это перед выходным Топалов с Крамником, а Мамедьяров со Свидлером! Чем Карякин хуже? Перед партией он выглядел весьма воинственно: подошел к столику, цедя из трубочки свежевыжатый сок, подал руку, не глядя на Ароняна, откинулся в кресле, пока тот суетился со своими пакетами...

По дебюту белые получили максимум того, что можно извлечь из “анти-Берлина” – чуть более свободную игру с возможностью в любой момент свернуть борьбу. Этой возможностью они не воспользовались на 16-м ходу, когда взяли на е5 не конем, а пешкой, позволив сопернику включить тонкий промежуточный ход – 16...Се6!

– Начиная где-то с этого момента белые начали испытывать проблемы, – сообщил после партии расстроенный Карякин. - Черные каждым ходом создавали мне какие-то неприятности, на распознание отражение которых уходило масса времени.

Россиянин снова попал в цейтнот, и на этот раз не справился с управлением.

– Я гордился, когда нашел тактическую возможность 29.Лс1, позволявшую белым почти выйти сухими из воды, – продолжал Сергей. – Но у Левона оказалось слишком много тактических угроз. После 33...Ка4! оставалась лишь надежда на спасение.

Аронян не дал ей реализоваться. Перед контролем черный ферзь как заправский слаломомист промчался по доске, одну за другой сбивая белые пешки. Остановить эту армаду Карякин не смог, и на 53-м ходу поздравил соперника с победой. Увы, к исходу первого круга он оказался единственным участником, который не одержал в турнире ни одной победой. А его соперник, начав с поражения в первом туре, сумел выбраться на “+2”, догнав своего обидчика, и поспорит с Анандом за лидерство.

– Думаю ли я о том, что в случае завтрашней победы над Виши выйду в лидеры? – удивился вопросу Аронян. – Нет! Это будет обычная партия, уж точно не решающая в турнире. Даже смешно думать об этом, когда мы сыграли только первый круг.

Но как бы ни скрывал от себя или окружающих Левон значение этой встречи, для всех она будет ключевой в Ханты-Мансийске. То, что Ананд находится в прекрасной еще раз подтвердила его партия со Свидлером, ставшая одной из самых ярких как в туре, так, наверное, и во всем турнире. Даже после компьютерного анализа, после комментариев обоих участников и сбора мнений экспертов, нет четкого понимания – кто может считать себя пострадавшим? Петр, который продумав невозможно долго в дебюте, попал в переплет. Или Вишванатан, не решившийся на тематическую жертву на f2 с дальнейшей атакой, успех которой зависел только от предприимчивости обеих сторон. Очевидно одно: подсчитать все возможности в этой сумасшедшей позиции за доской было невозможно, форсированного же пути к победе у черных нет.

– Проигрывали ли белые после 20...Л:f2? – всплеснул руками Свидлер, когда ему в который раз задали этот вопрос. – По-моему, точно нет! Проигрывали ли черные? Я не знаю. После 21.Ле8+ Лf8 22.Л:f8+ Крf8 у белых много атакующих возможностей. В частности у них есть выбор из 23.Фh5 и 23.Фе2!? Позиция очень интересная.

Впрочем то, что произошло в партии, оказалось не менее интересно оставшегося за кадром. Соперники, не сговариваясь накручивали позицию, пока Ананд не сделал компьютерный ход 23...Сd8! Не будь его, по словам Свидлера, – он думал уже о том, как сокрушить позицию черных, и судя по вариантам, которые сыпались из него как из рога изобилия, был недалек от истины. Во всяком случае, Ананд, сидевший рядом с ним на пресс-конференции, весь обратился в слух, и не вставил ни слова...

Увы, после вынужденной жертвы ферзя, предпринятой Вишванатаном, несмотря на обилие материала на доске, реальных шансов на победу не было ни у одной из сторон.

– Только не спрашивайте о моем турниром положении, – взмолился Ананд, когда в продолжение разговора о партии его попросили прокомментировать итоги первого круга. – Я не строю никаких планов, просто играю партию за партией. Мне все равно, сколько у меня очков и каковы мои шансы на победу. Вот когда турнир закончится, тогда и поговорим. Если, конечно, будет о чем. А пока у меня все в порядке!

– Теперь я понимаю, почему у меня не получается выигрывать такие турниры, – не без восторга посмотрев на Вишванатан, изрек Свидлер. – Не надо ничего предвидеть...

Этот совет вполне мог бы стать эпиграфом к партии Крамника с Мамедьяровым. В ней до какого-то момента Владимир уверенно переигрывал своего соперника – тот, не угадав в дебюте, сдавал бастион за бастионом. Сперва задумался на полчаса на 14-м ходу, затем “уснул” после 18.Кb1. Вплоть до 29.e4 игра экс-чемпиона мира была настоящим гимном классике: его фигуры заняли лучшие позиции, у противника же – были разбросаны по доске, пешки слабы, король не чувствовал безопасности.

– Перед 29.e4 я долго считал варианты, – развел руками Крамник после партии. – И тут у меня хорошо, и там... Но мне казалось, что позиция уже созрела для простого и ясного решения. Тогда родилась идея прорыва в центре. Это очень логично!

Логично или нет, но... после этого партия по-сути началась заново. Разбросанные фигуры черных вдруг обрели гармонию, а белые оказались не удел, а слабым вдруг оказался именно их король. Крамник, к тому же, зевнул сильную реплику 31...g5, что отрезало его слона от основных сил. У него оставался последний козырь – проходные пешки, которыми ему удалось отвлечь внимание соперника от белого короля.

– Главное, я не понимал в этой позиции: за что я борюсь! – недоумевал Владимир. – Если за победу, то надо один план проводить, если за ничью – совсем другой.

Так родился ход 38.Ла8? “Уж лучше бы я пропустил ход”, – в сердцах бросил экс-чемпион мира. И тут Мамедьяров получил вполне реальный шанс на победу.

– Первую половину партии я играл просто ужасно, – признался Шахрияр. – А потом все лучше и лучше. После 40...С;g4 вообще был уверен, что уже выигрываю.

Действительно, черные фигуры окружили белого короля. Один неточный ход и дело могло кончится матом. Пешки белых, стоявшие на пороге поля превращения – на d7 и с7 – мало что меняли в позиции. Крамник, к тому же, потратил почти все время до второго контроля. И здесь – после 48.Лf8+ – произошла настоящая трагедия. Вместо того, чтобы отойти королем на g6, что позволяло черным остаться с лишней фигурой, Мамедьяров мало того, что позволил белым провести нового ферзя, так еще отошел королем не на то поле! При 49...Крf7 получалась ничья, после 49...Крg7 черные тут же проигрывали. Бакинец, имевший полчаса, моментально поставил его на g7.

Он не мог поверить своим глазам. И уже через три хода он остановил часы. Надо сказать, что Крамник после этой партии выглядел не лучше Мамедьярова...

– Не знаю, чем можно объяснить такое большое количество ошибок, – сказал он. – В какой-то момент в этой партии я откровенно растерялся, откровенно не понимал, что у нас происходит. Такое иногда случается. Надо позабыть и идти дальше.

Этим принципом в Ханты-Мансийске руководствуется и Андрейкин. Несмотря на то, что до встречи с Топаловым на его счету не было ни одной победы, он играл как если бы был лидером турнира. Дмитрий перед стартом не питал больших иллюзий, считая, что у него нет шансов на победу, и нечего себя лишний раз изводить.

Надо просто играть в шахматы, чем он и занимался. И вот “размочил” счет!

Андрейкин по своему обыкновению разыграл “левый” вариант, но сумел усыпить бдительность Топалова. Тот беспечно сделав несколько начальных ходов, не только остался без пешки, но и без инициативы взамен ее. Роль “наперсточника” Дмитрий исполнил весьма элегантно – компенсацией за пешку со стороны черных стал один-единственный шах, от которого, как известно, никто не умирал. Веселин просто не знал, с какой стороны подступиться к позиции белых: все потуги черных были лишь ударами по воде! Андрейкин же отвел короля в безопасное место, – и приступил к холодной реализации материала, строго следуя компьютерной “первой линии”.

– Найти этот план с переводом короля было очень легко, – заметил после партии Андрейкин. – У них стоит плохо одна фигура, а все остальные – идеально. По правде сказать, партия не потребовала от меня больших усилия: черные все сделали сами. Сперва в плохой редакции отдали мне пешку, затем ослабили королевский фланг и неудачно расставили фигуры. Настоящей борьбы в этой партии не получилось.

Что мог добавить Топалов? Только то, что он играл ужасно, еще хуже, чем против Свидлера, против которого хоть в дебюте имел преимущество. Увы, оказалось, что допинг победы над Крамником не позволил экс-чемпиону взбодрится, и ему снова прийдется начинать все заново. Если, конечно, все еще надеется на победу...

ХАНТЫ-МАНСИЙСК. Турнир претендентов-2014. 7-й тур. КРАМНИК – Мамедьяров (Азербайджан) – 1:0, АНДРЕЙКИН – Топалов (Болгария) – 1:0, КАРЯКИН – Аронян (Армения) – 0:1, СВИДЛЕР – Ананд (Индия) – ничья. После первого круга: 1-2. Аронян, Ананд – 4,5. 3. Крамник – 4. 4. Свидлер – 3,5. 5-7. Мамедьяров, Андрейкин, Топалов – 3. 8. Карякин – 2,5.

4
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (4)

luxembourg

Да, Атаров пишет гораздо интереснее и грамотнее Васильева, но с грамотностью беда, и куда смотрел корректор, непонятно, невычитанный материал разместили, что ли.

00:04 23 марта 2014

fullerist

Да уж, вопиющее отсутствие грамотности

12:27 22 марта 2014

Снежик

Спасибо Атарову, появляется эффект присутствия, да и вапще интереснее и качественнее пишет о шахматах, не в обиду Васильеву. Хотя и тут не без шероховатостей, хотя бы в том, что в одном материале, где рассказываешь о Крамнике и Топалове использовать один и тот же термин "экс-чемпион" как то заматывает. При том, что в турнире есть и Ананд.

12:22 22 марта 2014

luxembourg

Ой-ой-ой, сколько ошибок и опечаток. Прямо беда.

03:36 22 марта 2014