Газета
9 февраля 2000

9 февраля 2000 | Хоккей - НХЛ

НАЦИОНАЛЬНАЯ ХОККЕЙНАЯ ЛИГА

РЕГУЛЯРНЫЙ ЧЕМПИОНАТ

РУССКИЙ ЮНИОР НАЧИНАЕТ КАРЬЕРУ ЗА ОКЕАНОМ С 8-МАТЧЕВОЙ ДИСКВАЛИФИКАЦИИ

Максим БАЛМОЧНЫХ

МЕНЯ ГРОЗИЛИ НАКАЗАТЬ МИНИМУМ НА 20 ИГР

Форварду "Анахайма" и бывшему тольяттинцу Максиму Балмочных всего 21 год. Но в его судьбе уже было столько драматичных поворотов, сколько иному не выпадет за всю жизнь.

Игорь РАБИНЕР

из Сан-Хосе

В 17 лет выяснилось, что у парня проблемы с сердцем. Спортивная карьера оказалась под угрозой, но Максима успешно прооперировали в США. В 19, после того как Балмочных вошел в пятерку лучших игроков на молодежном чемпионате мира, задрафтовавшие его "Могучие Утки" предложили ему контракт. Его надо было подписать до 15 июля - таковы правила для хоккеистов из Европы. Уже был куплен авиабилет Москва - Лос-Анджелес, но 10 июля в родном Липецке Максима зверски избили железными прутьями наркоманы. Сотрясение мозга и 46 швов, наложенных на голову, отодвинули поездку в США на месяц. За который в "Анахайме" поменялся генеральный менеджер. А новый, не желая платить отступные (сроки-то прошли), требует письмо из Тольятти о том, что у российского клуба нет претензий к "Майти Дакс". Обиженный на Балмочных Геннадий Цыгуров, с которым нападающий летом из-за стечения обстоятельств не успел попрощаться, подписать такое письмо отказался. В ответ "Анахайм" убрал свое предложение со стола переговоров. А ФХР запретила вызывать Балмочных в молодежную сборную - вместе с пятью другими "беглецами", уехавшими за океан, имея действующие контракты с российскими клубами.

Балмочных начал играть в канадской юниорской лиге. Ему там тоскливо, душа рвется домой. За три недели до молодежного чемпионата мира вместо заболевшего Петра Воробьева главным тренером сборной России стал Цыгуров. И, несмотря на запрет федерации и личную обиду на форварда, вызвал Балмочных. Тот своего тренера не подвел, забив гол в победном финале и вновь войдя в пятерку лучших по итогам турнира.

После чемпионата, не заехав в Канаду, Максим возвратился в "Ладу". Откуда спустя три месяца вновь ушел под неодобрительное ворчание Цыгурова. А вскоре Балмочных подписал максимальный для новичка контракт с "Анахаймом"!

Начало этого сезона Максим провел в фарм-клубе "Анахайма" в Цинциннати, начав свою заокеанскую карьеру с 8-матчевой дисквалификации за грубость. А в январе его, наконец, вызвали из АХЛ в основную команду. Пока на счету Максима одно очко за голевую передачу.

НЕ ПОСЛУШАЛ АГЕНТА И ВЕРНУЛСЯ В РОССИЮ

- Вы сильно удивились, когда Цыгуров пригласил вас в молодежную сборную?

- Нет. Я давно знаю Геннадия Федоровича, и когда он возглавил молодежку, подумал, что он меня вызовет.

- Как к вашему отъезду отнеслись в канадской юниорской команде "Квебек Ремпартс"?

- Не препятствовали ей, но попросили, чтобы после чемпионата я не уехал в Россию. Однако я особо и не скрывал, что хочу вернуться домой. Так что вряд ли это стало для них большой неожиданностью.

- Что же вас в Канаде не устраивало?

- Все было слишком легко. И скучно. Я чувствовал, что в такой обстановке деградирую как хоккеист, а мне хотелось расти. И хотя мой агент уговаривал меня не возвращаться в Россию, я сделал так, как посчитал нужным.

- Когда вы приехали в сборную, первый разговор с Цыгуровым был тяжелым?

- Я был потрясен тем, как по-доброму он меня встретил. Как будто никакая кошка между нами не пробегала, и я продолжал играть за "Ладу". Не ожидал я этого, честно скажу. Может, поэтому и получился у меня чемпионат таким хорошим, хотя я был не в лучшей форме - из-за юниорской лиги.

ОТКАЗАЛСЯ ЕХАТЬ В "АНАХАЙМ"

- После того золотого первенства "Анахайм" не выходил на связь?

- Его представители мне прямо на чемпионате мира предложили подписать контракт, сумма которого меня полностью устраивала.

- А вы?

- А я не подписал.

- Почему?!

- Потому что они отправили бы меня скорее всего в фарм-клуб. А мне хотелось набрать форму, которую я потерял, и кое-чему поучиться. В моем возрасте это не помешает. Я решил, что лучшая команда для этого - "Лада".

- Сейчас не жалеете?

- Ошибка была только в одном. Если бы за эти полгода я получил серьезную травму и не смог продолжить карьеру то остался бы без средств к существованию. А если бы подписал контракт, то и деньги гарантированно получил, и лечение было бы оплачено. А травма к моменту возвращения в "Ладу" у меня была: на чемпионате мира повредил плечо, которое меня беспокоит до сих пор. И мысль о том, что я могу окончательно сломаться и "проехать" мимо "Анахайма", отравила месяцы, проведенные в Тольятти.

- Что вы имеете в виду?

- Я лечил плечо весь февраль, но боль до конца не проходила. И когда закончился регулярный чемпионат, из-за страха усугубить травму я решил остановиться. 24 марта написал заявление об уходе по собственному желанию и в матчах плей-офф против "Динамо" не участвовал. Не очень приятно об этом говорить... Можно было, конечно, поиграть с травмированным плечом. Но я перестраховался.

И Цыгуров посчитал, что я трус или мне наплевать на команду.

- После этого доводилось общаться с ним?

- Только когда он подписывал мое заявление об уходе. Цыгуров и "Лада" стали для меня школой жизни. В которой даже плохое - это бесценные уроки.

- Когда вы подписали контракт с "Анахаймом"?

- В мае во время матчей плей-офф НХЛ, когда "Майти Дакс" играл с "Детройтом".

- Ожидали, что сошлют в фарм-клуб?

- Я знал, что попаду в фарм-клуб. В конце концов в жизни надо все попробовать. На мой взгляд, когда молодые ребята сразу попадают в НХЛ, на них это может очень плохо сказаться. Они начинают думать, что всего добились, и перестают стараться стать лучше. А я за полгода в фарм-клубе увидел все плохое, что меня может ждать, если я не буду как следует работать.

- Что именно?

- Например, постоянные ночные поездки на автобусе. На самолетах в АХЛ не летают. Ночь в автобусе, следующим вечером игра, потом опять в автобус - и в другой город. Масса травм - в основном из-за переутомления. И многое другое.

МНЕ ГОВОРИЛИ: БЕГИ, ПОКА НЕ УПАДЕШЬ

- Начали вы в АХЛ с длительной дисквалификации.

- И она была справедлива. Я не должен был поддаваться на провокацию. Это стало для меня хорошим уроком: теперь, когда бьют исподтишка, терплю.

- Вы отмахнулись?

- Получилось так, хотя хотел развернуться и ударить обидчика клюшкой. Он меня очень больно ткнул клюшкой, и я потерял контроль над собой. Со стороны все выглядело очень страшно - ему наложили то ли 6, то ли 8 швов. Сначала говорили, что минимум 20 игр пропущу, но оказалось - всего 8.

- Как проводили это время?

- Как на курорте! Усиленное питание, одноразовая тренировка для поддержания тонуса.

- Так и лишний вес недолго набрать.

- Я и набрал 12 кг. Но согнал быстро - за 4 дня. Тут это легко делается. Знаете, что такое челночный бег? Мне говорили: беги, пока не упадешь. Вот так за тренировку и сжигал килограмма по 4.

- А к заокеанскому стилю игры легко привыкли?

- Если бы! Например, при выходе из своей зоны надо отдавать пас через борт - такого в России не увидишь. А когда я старался войти в зону через пас, меня тренер в фарм-клубе просто на лавочку сажал. Предупреждал: один раз не вбросишь и пойдет контратака на наши ворота - сразу отправишься в раздевалку. Один раз действительно выгнал. Сижу в раздевалке, входит второй тренер: "Ты понял, почему отправили?" Отвечаю: "Да". "Тогда иди обратно и играй".

- Не было желания, как в юниорской лиге, плюнуть на все и вернуться в Россию?

- Такое желание есть всегда. Но когда не борешься с самим собой, становится неинтересно жить.

- Надеялись, что вызовут в "Анахайм" в этом сезоне?

- Конечно. Но этот вызов - лишь аванс.

- Как главный тренер "Анахайма" Хартсбург к вам относится?

- Это у него надо спросить. Впрочем, как он может ко мне относиться, если денег мне клуб заплатил много, а я их не отрабатываю...

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...