Газета
24 января 2006

24 января 2006 | Футбол

ФУТБОЛ

КУБОК АФРИКИ. Групповой турнир

ТОГОЛЕЗСКИХ "ЯСТРЕБОВ" ВОСПИТЫВАЛИ И РУССКИЕ

Самой экзотической из всех сборных, пробившихся на ЧМ-2006, думается, будет команда Того. "Ястребы" даже на Кубке Африки ничего существенного не добивались. Однако на этот раз сборная приехала в Египет не в качестве потенциального "мальчика для битья". Она, как и стартующая сегодня в турнире Ангола, - участник будущих баталий в Германии.

Естественно, появился повод встретиться с заслуженным тренером России Олегом Лапшиным, известным широкой общественности по работе в ФШМ-"Торпедо", директором которой он является с 1999 года. Специалист к тому же пять лет руководил женской сборной, десять лет возглавлял Ассоциацию этого вида спорта, был членом соответствующих комитетов ФИФА и УЕФА. Имел место в жизни Олега Борисовича и затейливый тоголезский период. Мы тогда с ним встречались. Как и с Владимиром Быстровым, который прибыл в Того через год после

Лапшина, и успехи последнего этому способствовали. Тренер принял команду "Семасси" из Сокоде и дважды с ней выиграл первенство. Лапшин же работал в Того с 80-го. Взял клуб АСКО, который прозябал во втором дивизионе, вывел его в высший эшелон и дважды занял с ним третье место.

ПОПРОСИЛ МАШИНУ И ЗАВТРАКИ ДЛЯ ИГРОКОВ

От Лапшина я и получил массу информации, которую четверть века назад вследствие строгой политкорректности опубликовать бы не смог.

- Когда начинал работать с АСКО, в команде было 40 человек, - поведал мой собеседник. - Хотел разделить их на два состава: у меня же только один официальный помощник был - местный преподаватель физкультуры, который, как и я, немного знал английский. Однако игроки восприняли инициативу в штыки. Президент клуба их поддержал. Я же сказал, что в подобных условиях будет трудно работать, но пришлось согласиться.

-После занятого третьего места вас, как помнится, принимал президент Эйадема.

- Да. Подарил ему книгу на французском языке о Москве и тарелку с изображением Витязя в тигровой шкуре. Президент сам играл в футбол плюс занимался борьбой (на севере Того борьба - часть обряда посвящения в мужчины, а Эйадема, надо сказать, был крупный и крепкий. - Прим. А.П.) и после нашей беседы решил дать указание федерации, чтобы последняя обязала все клубы создать детские, юношеские, молодежные команды. При этом выразив пожелание, чтобы АСКО формировался из представителей племени кабье, к которому он принадлежал. Я ответил, что разобраться в этнических особенностях вряд ли смогу. "Ладно, - говорит, - это наше дело". Африканцы по насечкам на лице или диалекту определяют, кто какого происхождения.

-Как же в итоге производился отбор?

- Делали объявления по стадиону. Создали три команды: с 8 до 10 лет, с 11 до 13 и более старших. Четырех ребят сразу забрали в молодежную сборную, и я их больше не видел. Кстати, в организационной кампании принимали участие футболисты клуба - привозили способных подростков на просмотр.

-Эйадема болел за АСКО?

- Симпатизировал. А болел за ломейскую "Агазу", которая формировалась за счет подразделения его личной охраны.

-Что неудивительно! В ближайшей охране кто мог быть? Только люди из племени главы государства. Ну а что еще сказал тогда президент?

- Что третье место хорошо, однако лучше второе: команда в этом случае попадала в Кубок западноафриканских клубов, названный его именем. А еще предоставил шофера. И это отдельная история.

На матчи мы поначалу отправлялись на двух машинах типа "газик". Прихожу на аудиенцию, а глава государства спрашивает: "Хочешь пить?"

Жарко было, я и отвечаю: "От бутылки пива не откажусь". Вокруг еще человек десять сидят, которым он ничего не предлагает. Как выяснилось потом - министры. Один из них, когда Эйадема за напитком отлучился, и посоветовал: "Требуй что хочешь - он для тебя все сделает". Ну я и попросил: автомобиль, а также завтраки для футболистов.

Я уж и забыл про это. Как вдруг вызывают в воинскую часть: "Вот вам машина и шофер". Парень, кстати, французский и английский знал. Более того, когда встречали в аэропорту Быстрова, внимательно прислушивался к нашей беседе, после чего закралось подозрение, что он и русский изучал. Впрочем, мы политикой не занимались.

-А что касается завтраков?

- Разрешили. Тем более что руководитель клуба был родственником президента. Скромная, впрочем, оказалась еда: один день - так просили ребята - чашка кофе и французская булка, другой - фасоль. Тренировка из-за жары начиналась в шесть утра. Игроки после нее перекусывали, а потом кто на работу отправлялся, кто в гарнизон. У меня более половины футболистов в армии служили. Однако на тренировки, матчи их отпускали без проблем. Между прочим, тоголезцы шли на военную службу охотно: обмундирование получали, обувь - не босиком же ходить. А деньги, пусть очень небольшие, выдавались лишь за победы, а также при выездах на международные матчи - вроде суточных.

-Помнится, вы организовывали им помощь по линии Спорткомитета. Я тут свою старую тассовку отыскал...

- Дважды обращался к Вячеславу Колоскову, и, надо сказать, небезуспешно. Причем помощь оказывалась не только футболистам, но и волейболистам, баскетболистам. Всему региону Лама-Кара. Форму мы вручали в посольстве, собирая весь спортивный бомонд. Костюмы, кроссовки... Правда, бутсы наши, клиновские, недолго служили. Сыро в стране, плюс играли на песке. Выдерживали месяц - два.

ПОЛЕ С КАМНЕМ ПОСЕРЕДИНЕ И ГРИ-ГРИ

-Разве все поля в Того были песчаными? Я посетил однажды стадион в Ломе - трава...

- В Ломе - да. У нас же ничего похожего - пыль, ничего не видно. Чисто песчаная поляна. Я даже ребят заставлял камушки убирать. Но "газон" мы поливали - перед игрой, в перерыве. В распоряжении выпускника Харьковского индустриального института поливальные машины находились. Они площадку еще и укатывали, потому что грунт был слишком рассыпчатым.

Но это еще что! В селении Чамба, что недалеко от Лама-Кара, поле во всех направлениях пересекали тропинки, а в центре лежал огромный булыжник, обозначавший центр. Одни ворота были широкими, но низкими, так что вратарь головой перекладину подпирал. Другие, наоборот, - узкие и высокие. Как же, спрашиваю, играть? А ничего, отвечают, в перерыве сторонами поменяемся, и шансы станут равными.

-А как судили? В Африке с этим известная беда.

- В первом дивизионе пристойно.

-Штатные колдуны в командах были?

- У нас нет. Однако, когда играли в Ломе и Кпалиме, президент с доктором бегали за ворота: они там что-то зарыли. Гри-гри у них эти талисманы, или вестники напасти, называются. Но я в это время установку давал, так что проблема без меня решалась.

-Немецкое влияние в тамошнем футболе чувствовали?

- Скорее французское. Нам с Быстровым собирались продлить контракты, но в 82-м президент Франсуа Миттеран увидел, как я иду с командой на параде в честь годовщины прихода к власти Эйадемы и, насколько мне известно, выразил недовольство. Что, мол, вы советских-то держите? Французов, что ли, нет? И в следующем году наша тоголезская история закончилась.

Как эпилог: теперь команда из страны под названием Того едет на чемпионат мира. Россия - нет.

Александр ПРОСВЕТОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...