Газета
21 ноября 2003

21 ноября 2003 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕГЕНДА

ПЕРВЫЙ АРБИТР

Николай ЛАТЫШЕВ.В списке отечественных футбольных арбитров за все времена он безоговорочно занимает первое место. Первый советский рефери ФИФА, первый представитель нашего судейского корпуса на чемпионате мира, первый и единственный обладатель "Золотого свистка"... Сегодня легендарному арбитру исполнилось бы 90.

ИЗ ДОСЬЕ "СЭФ"

ЛАТЫШЕВ Николай Гаврилович

Родился 21 ноября 1913 года. Выступал за клубные команды Московского электрозавода и "Динамо". В качестве арбитра в классе "А" дебютировал в 1940 году на матче "Динамо" (Ленинград) - "Локомотив" (Тбилиси). С 1941 г. - судья всесоюзной категории, с 1952 г. - рефери ФИФА (первый из советских арбитров). В 1952 и 1956 гг. судил матчи Олимпийских игр в Хельсинки и Мельбурне, в 1958 и 1962 гг. (первым из советских судей) - матчи финальной стадии чемпионатов мира в Швеции и Чили. 17 июня 1962 года в Сантьяго был главным арбитром финального матча чемпионата мира Бразилия - Чехословакия, за что удостоен "Золотого свистка" ФИФА. С 1949 по 1983 г. (с перерывом на пять лет) возглавлял коллегию судей СССР, с 1962 по 1984 г. (с небольшим перерывом) входил в судейский комитет ФИФА. Награжден орденом Трудового Красного Знамени, "Орденом почета" и орденом ФИФА "За заслуги". Скончался 18 февраля 1999 года.

ПАРОЛЬ - ФАМИЛИЯ "ЛАТЫШЕВ"

В Советском энциклопедическом словаре 1981 года названы имена выдающихся отечественных футболистов: Боброва, братьев Старостиных, Федотова, Якушина, Яшина... И лишь одна фамилия футбольного арбитра: на странице 699 помещена статья о Николае Гавриловиче Латышеве. Не отступили от этой традиции и составители последнего, 2002 года выпуска, БЭС, где о патриархе нашего судейского корпуса рассказано на странице 628.

Пять лет назад, приступая к работе над материалом, посвященным 85-летию со дня рождения Латышева, я отверг тривиальное интервью: не хотел докучать юбиляру уже порядком надоевшими ему вопросами. Сегодня же, увы, этот жанр отпадает сам собой: Николая Гавриловича с нами уже нет. Не очень хотелось останавливаться и на очерке, который неизменно страдает субъективностью, ибо пишется одним автором, а потому невольно сползает в давно наезженную колею изложения хорошо известных фактов биографии героя. В итоге решил предоставить слово десяти незаурядным мастерам советского футбола, взяв у них короткие интервью о Латышеве.

Я отдавал себе отчет в том, что эта затея была сопряжена с некоторым риском. Звезды - люди своеобразные. Всей своей жизнью они заслужили право на экстравагантные поступки, если хотите, даже на маленькие капризы. Однако все опасения оказались напрасными. Стоило, начав разговор, произнести имя Латышева, как оно, словно пароль, открывало путь к диалогу со всеми без исключения собеседниками, среди которых, замечу, были чемпионы Европы, Олимпийских игр, обладатели золотых медалей чемпионатов страны и Кубка СССР. Команда, кстати, образовалась великолепная: два первоклассных вратаря - Кавазашвили и Маслаченко, защитник Нырков, полузащитник Парамонов и бесподобная шестерка форвардов: Бесков, Бубукин, Иванов, Николаев, Понедельник, Симонян.

Итак, слово звездам советского футбола.

ВЫБИЛ МЯЧ? САМ И СБЕГАЙ

Константин БЕСКОВ:

- Многие годы Латышев был ведущим советским арбитром очень высокой квалификации. Почти вся моя жизнь футболиста совпала с годами его судейства. Благодаря высокому авторитету Латышева у него практически не было конфликтных матчей. Хотя, как и любой судья, он не был избавлен от погрешностей.

- Что вы имеете в виду?

- Далеко не все игры, которые судил Латышев, проходили без ошибок. Можно, например, вспомнить широко известный и памятный людям нашего поколения эпизод, когда он послал меня за мячом, который я выбил в сторону трибун. И Латышев был не прав.

- Почему же, Константин Иванович?

- Потому, что мяч за линию поля не вышел, а он посчитал иначе. Вот я с досады и запулил в сторону Западной трибуны. А он в качестве наказания отправил меня за мячом. Об этом даже Евтушенко в стихах написал.

- Но теперь, спустя более полувека, зла на Николая Гавриловича не держите?

- Конечно, нет! У нас с ним всегда оставались самые добрые отношения.

Валентин БУБУКИН:

- Мне много раз доводилось играть при судействе Латышева. Я всегда восхищался его профессиональным отношением к делу. Он досконально знал все тонкости футбола, не только букву, но и дух правил. С ним футболисты никогда не вступали в пререкания. Латышев в судействе - это что-то сродни Аркадьеву или Качалину в тренерском деле. Николай Гаврилович уже в 50-е годы опережал свое время. Он был эталоном для всех арбитров, их флагманом.

- Валентин Борисович, два слова о знаменитом финале Кубка СССР 1957 года, в котором ваш "Локомотив" сподобился одолеть "Спартак", а единственный победный гол забили вы. Ведь тот памятный, особенно для вас, финал судил Латышев...

- Кроме естественной радости от триумфальной победы мы, вспоминая ту игру, неоднократно отдавали должное искусству арбитра. И даже не это было главным. Латышева мы все знали и уважали давно. Но нас удивило и обрадовало его абсолютно ровное отношение ко всем футболистам, независимо от их клубной принадлежности. Ведь "Локомотив" тогда не мог даже сравниться по наградам со знаменитым "Спартаком". И, чего греха таить, мы при встречах с грандами советского футбола далеко не при всех судьях чувствовали себя в безопасности. Зато при Латышеве, да еще в финале Кубка, играли без какой-либо оглядки на арбитра, не опасаясь никаких подвохов с его стороны. Словом, о Николае Гавриловиче у меня сохраняются самые теплые воспоминания.

ЛАТЫШЕВ - ОН И В АФРИКЕ ЛАТЫШЕВ

Валентин ИВАНОВ:

- Будучи действующим судьей, Латышев опекал целую плеяду прекрасных арбитров. Сравнить их с нынешними судьями я просто не в состоянии. Ведь у нас сегодня не судейство - ужас какой-то! А Латышев и многие его коллеги были для нас примером, за что мы и относились к ним уважительно. А об огромном авторитете Латышева и говорить не приходится.

- А у вас лично с Николаем Гавриловичем никогда на поле конфликтов не возникало? Ведь футболиста Иванова, помнится, особой любовью арбитры не жаловали, да и вы к ним избытка нежных чувств не питали.

- Конфликтов с Латышевым у меня не было никогда. Он для этого и повода не давал. Вот вы говорите о моих отношениях с судьями... За всю карьеру меня с поля удалили всего один раз. В Ленинграде это было, в игре с "Зенитом". Я не выдержал грубых приемов, которые в борьбе со мной неоднократно применял Кравец, и ответил ему. Но удалил меня тогда не Латышев. При нем такого случиться просто не могло: он бы своевременно разобрался в той ситуации. Умелый был и умный судья.

Анзор КАВАЗАШВИЛИ:

- К сожалению, на поле наши пути-дороги с Николаем Гавриловичем не пересекались. Когда я делал в большом футболе первые шаги, карьера нашего самого титулованного рефери подходила к закату. О чем очень сожалею. Ведь за работой Латышева на поле я наблюдал десятки раз. Могу сказать кратко: лучшего арбитра в СССР никогда не видел. Мы регулярно встречались с Латышевым, когда я работал в футбольных структурах Спорткомитета РСФСР, а он руководил Всесоюзной коллегией судей. На меня всегда производили большое впечатление его четкие, прекрасно аргументированные выступления на различных совещаниях. Умница! Да и дипломат был на зависть. И ко всему прочему отличался огромным человеческим обаянием.

Владимир МАСЛАЧЕНКО:

- Наше знакомство с Николаем Гавриловичем продолжалось не один десяток лет. Когда его судейская карьера приближалась к апогею, я был действующим вратарем "Локомотива". На поле мы встречались довольно часто. Но вот подробностей его судейства матчей с моим участием почти не запомнил. Наверное, это говорит о его незаурядном мастерстве: мы ведь о судьях чаще запоминаем что-то плохое, а хорошее воспринимаем как должное. Хотя каждый футболист знает, как тяжко порой достается судьям их хлеб. Во всяком случае, я помню, что Латышев никогда не мешал игре, не стремился злоупотреблять предоставленными ему правами. Мы, со своей стороны, верили ему и все его решения воспринимали без апелляций.

Впрочем, один эпизод, произошедший недалеко от моих ворот, я в памяти зафиксировал. В финале Кубка СССР 1957 года мой "Локомотив" встречался со "Спартаком". Пытаясь в борьбе с нашим защитником овладеть мячом, Ильин предпринял рискованный маневр. Оба противоборствующих игрока упали. Толя получил травму. Судивший тот матч Латышев без проблем разобрался в ситуации и не стал заниматься поисками виновного. Потому что его просто не было. Смею предположить, что многие его коллеги поступили бы иначе.

Не могу не рассказать еще об одной истории. Горжусь тем, что Николай Гаврилович презентовал мне один из своих замечательных учебников по правилам игры и методике судейства. Не стану говорить, как много нового узнал я из этой книги. Пользовался ею постоянно, она очень помогла мне в период учебы в Институте физкультуры. Уезжая работать в Чад, естественно, прихватил с собой и подарок Латышева. Многие положения его книги я перевел на французский язык и пользовался этими переводами, когда начинались какие-либо разбирательства, связанные с правилами игры.

- А вы в Чаде и судейством занимались?

- Приходилось... Так вот, в разгар споров я зачитывал своим оппонентам цитаты "из Латышева", не забывая при этом упоминать, что автор текста - арбитр, судивший финальный матч чилийского чемпионата мира 1962 года. Спор мгновенно прекращался, и победа в нем оказывалась на моей стороне.

ОШИБКИ БЫЛИ. УМЫСЛА - НИКОГДА

Валентин НИКОЛАЕВ:

- С Николаем я был знаком, наверное, не меньше 60 лет. В конце 30-х я играл в детских командах "Локомотива", и он нас частенько судил. Мы уже тогда уяснили, что Латышев - судья безупречный, что он заметно отличается от подавляющего большинства своих коллег. Я не припомню, чтобы при его судействе возникали какие-либо недоразумения, скандалы.

- Но, Валентин Александрович, один-то скандал, причем вселенского масштаба, все же случился. И не в рядовой игре, а в финале Кубка СССР 1951 года. Судил тот злополучный матч Латышев.

- Скандал на самом деле имел место. Но судья в нем был абсолютно неповинен - он-то провел игру безупречно! Мы играли в финале с командой города Калинина, которая представляла Московский военный округ. Выиграли мы с минимальным счетом, а кому-то из крупнозвездного начальства наша победа показалась "недостаточно убедительной". Короче говоря, нас заставили согласиться на переигровку. Помню, что второй финал хотели вновь поручить судить Латышеву, но он от такого "дара" отказался. Кубком мы все равно завладели! А генералам, затеявшим ту неприличную возню, было безразлично, кто победит: ведь в финале играли две армейские команды...

Юрий НЫРКОВ:

- О Латышеве могу говорить только в превосходной степени: великолепный арбитр, судивший только по совести. Человек с большой буквы! И говорю я так совершенно искренне, хотя больше полувека у нас с Гаврилычем продолжались очень добрые, душевные отношения. Мы очень часто встречались семьями, любили с женами посещать летний ресторан "Прага", который когда-то располагался в Сокольниках. Я считался жестким защитником, но грубую игру отвергал. Поэтому никаких недоразумений с Латышевым у меня на поле не возникало. Впрочем, один курьезный случай все же произошел. Не помню точно, в каком это было году, полагаю, где-то в период между 48-м и 50-м. Наша "команда лейтенантов", как ее с легкой руки журналистов тогда называли, встречалась со "Спартаком". В одном из эпизодов я отбил мяч грудью, а Латышеву показалось, что рукой. Пенальти! Обидно, конечно, но мы расценили тот случай как досадное недоразумение. И я, и мои одноклубники были убеждены, что Николай Гаврилович злонамеренно судить не умел и не хотел.

- Юрий Александрович, вы были блистательным футболистом легендарной дружины Аркадьева, стали генералом, но с футболом неразлучны и по сей день. В чем видите главные недостатки современных судей?

- По многим причинам авторитет российских арбитров сегодня пребывает на очень низком уровне. Многие из них страдают нерешительностью, особенно когда правила нарушают титулованные футболисты именитых клубов. А это только провоцирует нарушителей на грубую игру. Далеко не безупречно ведут себя и многие тренеры.

Алексей ПАРАМОНОВ:

- Наверняка все футболисты моего поколения говорят о судействе Латышева и о его человеческих качествах только хорошее. С удовольствием к ним присоединяюсь. И это не пустые слова. С Николаем Гавриловичем у меня было очень много встреч и на футбольных полях, и за их пределами. Расскажу о забавном случае. Осенью 1954 года наш "Спартак" выехал в Бельгию на товарищеские игры. В те времена было принято включать в состав делегаций судей. Так получилось и в тот раз: с нами в поездку отправился Латышев. Первая игра, которую судили местные рефери, завершилась разгромом знаменитого "Андерлехта" - 7:0! Следующая встреча предстояла в Льеже с одноименным клубом. Заранее было оговорено, что игру будет судить советский арбитр. Но бельгийцы, ошарашенные фиаско "Андерлехта", перед самым началом игры в Льеже затеяли некорректную возню. Когда мы уже заканчивали разминку, вдруг невольно обратили внимание на то, что на поле готовятся выйти... два главных судьи: в одном проходе стоял Латышев, а в другом - бельгиец. Руководитель нашей делегации подошел к Латышеву и не терпящим возражений тоном заявил: "Судить будешь ты!". Но не тут-то было. Бельгийцы возражали. Игру пришлось задержать и ждать результатов "переговорного процесса". К счастью, компромисс удалось найти быстро: первый тайм судил Латышев, а второй - бельгиец.

- А сыграли-то как?

- "Спартак" победил - 5:2! А вообще с Николаем Гавриловичем мы много десятков лет поддерживали самые теплые и уважительные отношения.

- И это несмотря на то, что при судействе Латышева "Спартак" из пяти кубковых финалов в трех (1948, 1952 и 1957) потерпел поражения?

- Поражения в любом матче, тем паче в финале Кубка, всегда трагедия. Но мы при Латышеве были уверены: никаких отступлений от законов футбола он не допустит. Никаких обид ни у кого из моих одноклубников не возникало.

- Что же получается: почти все в один голос говорят, что судей без изъянов не бывает. А у Латышева их, значит, не было?

- Конечно, это не так! Случалось и Николаю Гавриловичу ошибаться. Но, во-первых, достаточно редко, а во-вторых, все футболисты и тренеры твердо знали: преднамеренно Латышев ничего плохого не сделает. Кстати, могу рассказать об одном наблюдении за действиями знаменитого судьи. Футболисты ведь внимательно присматриваются к поведению арбитра на поле, стараются найти у него какие-то слабости, чтобы при случае их использовать. Мы таковых не обнаружили, зато высмотрели одну деталь: Латышев, когда на поле складывалась сложная ситуация, волнение скрывал достаточно умело, но свое состояние выдавал тем, что правой рукой подтягивал шорты.

БЫЛ ЛИ ПЕНАЛЬТИ В САНТЬЯГО?

Виктор ПОНЕДЕЛЬНИК:

- Когда наш арбитр удостоился высочайшей чести судить финальный матч чемпионата мира-62, футболисты сборной СССР - и я в их числе - еще находились в Чили. Естественно, мы внимательно следили за ходом игры между бразильцами и чехословаками, переживали за нашего арбитра. Работа Латышева вызвала у нас восхищение. Даже у любившего поворчать капитана нашей сборной Игоря Нетто, который часто вспоминал, как Николай Гаврилович трижды подряд (два раза в 58-м в матчах с "Торпедо" и "Динамо", а потом и в 59-м в игре с тем же "Динамо") выносил ему предупреждения. Можно только сожалеть, что нынешние судьи не имеют возможности ознакомиться с каллиграфическим "почерком" нашего судейского патриарха. Им было бы с кого брать пример...

Никита СИМОНЯН:

- Мне довелось присутствовать на финальном матче чемпионата мира 1962 года в Сантьяго. Во время игры мяч задел руку бразильца в штрафной площади. Чехи дружно вскинули руки - пенальти! Но Латышев мгновенно остудил их пыл, предложив продолжать матч. Решение Гаврилыча было абсолютно верным, ибо в действиях южноамериканского футболиста не было даже намека на умысел. Но история на этом не завершилась. Группа советских специалистов-наблюдателей, в числе которых был Маслов, Товаровский и я, летела домой вместе с Латышевым. Когда наш самолет, как было предусмотрено расписанием, приземлился в Праге, пограничники начали бросать в адрес нашего арбитра колкости: как же, мол, так - не дал пенальти! Мы, не сговариваясь, дружно встали на защиту соотечественника и инцидент быстро погасили.

Вообще плеяда арбитров, которую возглавлял Латышев и в которую входили Дмитриев, Моргунов, Саар, Широков, на мой взгляд, куда солиднее, чем сегодняшнее поколение судей. Какие-то они нынче не те... А ведь мы с вами помним, как выглядел Латышев на поле! Всегда подтянутый, с прекрасной фигурой, отменно подготовленный физически и безупречно владевший всеми премудростями судейского дела. Всем своим обликом Николай Гаврилович внушал футболистам уважение. Великий был судья!

В ОДНОЙ БРИГАДЕ

И в заключение позволю взять слово самому себе. Счастливчиков, которым доводилось выходить на футбольные поля вместе с Латышевым, в Москве осталось меньше десятка. И каждый наверняка гордится тем, что работал в одной бригаде с великим арбитром. Я не исключение.

Это было 21 октября 1962 года, четыре месяца спустя после чилийского чемпионата мира, где Латышев отсудил четыре игры, в том числе финальную, и получил от президента ФИФА сэра Стэнли Роуза "Золотой свисток". В Ленинграде местные динамовцы принимали алма-атинский "Кайрат". Когда мы только показались в арке туннеля, зрители встали с мест. Латышева приветствовали возгласами: "Николай Гаврилович, молодец!", "Латышеву слава!" Выбегая на поле, мы с Бочаровым умышленно приотстали от старшего коллеги, чтобы не примазываться к чужой славе.

Хозяевам поля не удалось переиграть "Кайрат": матч завершился нулевой ничьей. Но и на прощание зрители так же тепло приветствовали Латышева. Правда, тогда еще не было принято обязательно угощать судей, дарить им сувениры. Мы сами заказали ужин в "Европейской", не отказав себе в удовольствии "нарушить режим". Нам некого было стесняться: у нас было хорошее настроение, присущее людям, добротно завершившим трудную работу. В те годы все было не так, как теперь: футбол еще стремился блюсти основы нравственности, ему были неведомы мрачные эпидемии договорных матчей, всеобщая коммерциализация и бездуховность. А к Латышеву, как я мог лично убедиться, руководители команд даже близко не приближались с сомнительными просьбами и предложениями.

Марк РАФАЛОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...