Газета
26 ноября 2010

26 ноября 2010 | Теннис

ТЕННИС

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Анна ДМИТРИЕВА

ОБЕД ДЛЯ СОЛЖЕНИЦЫНА

У Анны Дмитриевой 10 декабря - юбилей.

Стоит ли говорить то, что и так все знают, - лучшая теннисистка Союза, человек телевидения. До недавних пор Анна Владимировна руководила всем спортом на "НТВ плюс".

Ее жизнь полна удивительных встреч. Мы слушали и поражались. Все это казалось волшебной повестью.

Но ведь было же.

* * *

- От каких предложений по проведению собственного юбилея успели отказаться?

- Никаких предложений не было, а сын попросил об одном: чтоб пригласила в ресторан самых близких людей, с которыми работала. Вот это сделаю обязательно. Больше ничего не будет.

- Вот и брат ваш, знаменитый телеведущий Владимир Молчанов, рассказывал в интервью, что вы не готовы к торжествам.

- Ох, терпеть не могу!

- Скромность - ваша черта?

- Это не скромность. Просто не люблю дни рождения. Чему радоваться? Я уже лет в двенадцать поняла: взрослеть неинтересно. Брат, которому в этом году исполнилось 60, тоже не отмечал.

- Шаляпину до самой старости казалось, что его жизнь не удалась. А ваша удалась, как считаете?

- Иногда думаю, что надо было чем-то другим заниматься, но меня ребенком отвели в теннис. В том возрасте, когда сам не выбираешь. А уж там все получилось настолько хорошо и быстро, что стало частью моей жизни. Люди в те годы действительно увлекались спортом, ничего же не было. Театр, спорт да бега.

- На бегах бывали?

- В детстве. Родители дружили с Яншиным, а тот обожал ипподром. Там я больше следила за ним. Все знали, что он очень темпераментно болеет. Страдает, когда проигрывает. И вот я помню: сидит Яншин, уже старый, толстый. Очень мрачный, весь мир ему не мил - а вокруг билеты.

- Москва вашего детства - какой она была?

- Снежной. Улицы, которые теперь поливают зимой какой-то пакостью, прежде всегда были белые-белые. Такое удовольствие - идешь по тротуару, и под каблучками снег скрипит.

- Кто-то из артистов сказал: "Для меня Москва - не Арбат, а бульвары". А для вас?

- Тоже бульвары! Я всю жизнь там гуляю, мы жили на Петровке. Всякие романтические истории проходили как раз там, возле сада Эрмитаж. И брат гулял там с няней. Даже сейчас, если зимним вечером никуда не тороплюсь, люблю прокатиться по бульварам.

- Совершали в юности необдуманные поступки?

- Когда жили в доме отдыха в Пестове, с сыном артиста Хмелева Алешей украли на огороде огурцы. Нас заметил мальчик постарше, так еще много лет я боялась встречаться с ним глазами. Казалось, сейчас все расскажет.

- Вас же в комсомол из-за тенниса не приняли?

- Да, и я очень переживала. Все получилось несправедливо. Учитель физкультуры сказал, что я эгоистка - сама играю в теннис, а в школе секцию не создала.

- Разве вы эгоистка?

- Чтобы преуспеть в спорте, нужно иметь долю эгоизма. Но я вообще этого не проявляю. Муж говорит, что ввожу людей в заблуждение.

- Комсомолкой-то в итоге стали?

- Конечно. Но это уже было не в радость. А когда не приняли, я так плакала, что какой-то мальчик начал за мной ухаживать. Так что была компенсация.

- Ваш муж - внук Корнея Чуковского. И очень на него похож, кстати.

- Вы полагаете? Чуковские - все высокие, у всех носы приличные. Только у моего Мити нос немножко получше, чем у Корнея Ивановича.

- Чей портрет у вас в комнате?

- Это папа, совсем молодой. Он был художник.

- Такой художник, что его картины продаются на аукционе "Сотбис".

- Там перепродавали картины, которые каким-то образом попали за границу. Может, через великую балерину Спесивцеву. У отца с ней был роман в 20-х. Потом она эмигрировала. А полотна эти купил Церетели, сейчас висят в его музее.

- Какую картину из вашего дома хотелось бы вернуть?

- Мне ничего возвращать не хочется, а сын мечтает вернуть одну. Она удивительная. Репин нарисовал Корнея Ивановича в день смерти Толстого. Картина стоит очень дорого. Сначала досталась Ростроповичу. А позже всю его коллекцию выкупил Усманов.

- Вокруг вас сейчас картин много.

- Это ранние работы отца. Того периода, когда он учился у Петрова-Водкина. Потом папа стал театральным художником. Вот эта, зимняя горка, мне особенно нравится… С настроением… Некоторые из этих работ в чудовищном состоянии хранились в Бахрушинском музее, были закатаны в рулоны. Митя их отреставрировал.

- Зато рамы скромные.

- Папа так любил.

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ

Окончание - стр. 8

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...