Газета
29 декабря 2006

29 декабря 2006 | Хроника

ХРОНИКА

ЛУЧШИЙ СПОРТСМЕН РОССИИ-2006. Версия "СЭ"

"И НЕ ПЫТАЙТЕСЬ МЕНЯ ПЕРЕДЕЛАТЬ!"

Поскольку интервью с лучшей спортсменкой страны по версии журналистов "СЭ" предполагалось опубликовать в рождественском - праздничном - номере, то и его содержание, как представлялось, должно было быть соответствующим. С упором отнюдь не на работу и учебу, а на наряды, подарки, приметы и прочую неспортивную чепуху, которая крутится в голове под Новый год.

Но разговор как-то сам по себе получился серьезным. Более того, прощаясь с Журовой на крыльце московской Академии госслужбы при президенте РФ, где она как раз в те дни сдавала сессию, я словила себя на неожиданной мысли: если когда-нибудь увижу фамилию этой выдающейся спортсменки в списке кандидатов на пост президента страны, проголосую, скорее всего, именно за нее.

ОДНА ОЛИМПИАДА ЗАКОНЧИЛАСЬ, ДРУГАЯ - НАЧАЛАСЬ

-Света, ваша нынешняя общественная активность невольно наводит на мысль, что со спортом вы окончательно решили закончить. Это и на самом деле так?

- Давайте подождем с официальными заявлениями до марта. Если меня выберут в депутаты Законодательного собрания Ленинградской области, то понятно, что совмещать спорт и работу я уже не смогу.

-А стоит ли менять спортивную карьеру на политическую?

- Я сама пришла к такому решению - никто меня в политику не тянул. Просто уже после Игр в Турине вдруг обратила внимание, что люди начали обращаться ко мне с совершенно неожиданными просьбами. Например, звонят и говорят: "Свет, помоги нам установить электроосвещение на стадионе. Ты же с Путиным общаешься - можешь, наверное, как-то посодействовать..." Даже в Академии, случается, кто-то обращается с вопросами и своими проблемами.

В общем, я поняла, что окружающие видят во мне не только спортсменку, которая выиграла золотую олимпийскую медаль, но и человека, который реально способен что-то для них сделать. Значит, нужно соответствовать, и учеба в этом смысле - большое подспорье. Хотя в Академию поступила еще до того, как мысли о политической карьере пришли мне в голову. Всегда мечтала получить серьезное образование, связанное с управлением и экономикой.

-Надо понимать, что по математике у вас в школе была "пятерка"?

- Конечно. И по химии и физике - тоже. Что же касается управленческих способностей, то я всегда была лидером. В октябрятском возрасте - командиром "звездочки", потом - председателем совета отряда, комсоргом, капитаном команды. Когда ты управляешь какой-то группой людей, помогаешь им решать проблемы, то...

-...то, как говорила героиня фильма "Москва слезам не верит", самое сложное - организовать троих, а в дальнейшем количество не имеет никакого значения?

- Именно. Нужны только знания. Чем больше людей у тебя в подчинении, тем больше требуется знаний. Поэтому профиль учебного заведения я выбирала совершенно осмысленно. Ну а когда решила для себя, что хочу пойти в политику, пришлось выбирать уже и партию.

У меня было время, чтобы подумать, ознакомиться с разными программами, я много общалась с людьми и в итоге поняла, что надо идти туда, где больше единомышленников. Собственно, это и стало определяющим в моем выборе в пользу "Единой России".

-Не так давно один известный спортсмен признался, что пошел в политику только потому, что его попросил об этом довольно высокопоставленный чиновник. Вы допускаете такую ситуацию для себя?

- Сложно сказать. Дело в том, что, подписываясь на членство в той или иной партии, ты одновременно подписываешься на многое другое. На то, к примеру, чтобы придерживаться соответствующей идеологии. У меня, не скрою, было несколько вариантов. И звали, и уговаривали, и знакомых везде хватало. Но окончательный выбор в пользу "Единой России" я сделала сама.

-Не создал ли процесс перехода от спортивной жизни к общественной каких-то психологических трудностей?

- Мне помогло то, что сразу после окончания сезона я вошла в Заявочный комитет "Сочи-2014". И столкнулась с таким объемом работы, что некогда было даже думать на тему ухода из спорта. В марте закончила выступать, а в апреле уже вовсю консультировала.

-Кого?

- Моя нынешняя должность в Заявочном комитете - координатор по связям со спортсменами и спортивными послами. Так что все общение идет через меня. Я составляла специальную анкету, собирала мнения множества людей - по Олимпийской деревне, по объектам, чтобы все эти пожелания можно было учесть. С апреля по август успела побывать в Сочи пять или шесть раз. Можно сказать, одна Олимпиада закончилась, другая - началась.

-Вы не можете не отдавать себе отчет в том, что дальше эта работа будет только сложнее, интенсивнее, интереснее. И, вероятно, потребует куда больших жертв, нежели спорт. Готовы ли вы и в дальнейшем приносить в жертву семью, дом, общение с родными, ребенком, мужем?..

- Одно время у меня были определенные иллюзии на этот счет. Мол, закончу бегать, сяду дома с ребенком и буду на кухне щи варить. Когда об этом узнала моя подруга, то лишь рассмеялась и сказала: "Если такое произойдет, я сама себе пальцы отрублю". Меня, конечно, муж сильно избаловал после рождения ребенка. Оказался гениальным поваром. Так что я вообще забыла, что такое стоять у плиты.

-Но уверены ли вы, что так будет продолжаться и дальше? Мой личный опыт говорит о том, что даже очень умные и понимающие мужчины могут весьма болезненно относиться к тому, что женщины берутся за серьезную работу и добиваются в ней успеха. Не говоря уже о том, что иногда просто обидно понимать, что голова близкого человека постоянно загружена чужими проблемами.

- Мои родители и сестра - то есть те люди, которые непосредственно занимаются сейчас воспитанием моего ребенка, - признали и приняли такое положение вещей уже давно. Поняли, что пытаться меня переделать - бессмысленно. Поэтому просто помогают. Когда я только родила, именно они мне сказали: "Если почувствуешь, что у тебя есть возможность вернуться в спорт, - возвращайся. Тылы мы тебе обеспечим".

С мужем мы живем вместе уже восемь лет, и пока нам удается находить понимание. Хотя вы заметили абсолютно правильно: чем больше занята голова, тем сложнее взаимоотношения в семье. Я могу например, в какой-то ситуации забыть позвонить домой. Да, такое случается, и я понимаю, как мужу бывает обидно. Предыдущие месяцы, не скрою, были напряженными - из-за моей работы. Но я честно спросила мужа сразу после туринских Игр: "Ты готов к тому, что будет очень тяжело?" Мне все-таки легче: я постоянно занята, мотаюсь по всему свету. А ему приходится все время ждать. И тем не менее он отпустил меня на учебу в Москву, понимая, что это - большая часть моей будущей жизни. Независимо от того, стану я политиком или нет.

-Это будет уже второе высшее образование?

- Да. По первому я - магистр физической культуры. Закончила Академию с двумя "красными" дипломами - бакалавра и магистра. Мою диссертацию, думаю, долго еще всем показывать будут - самостоятельно написала ее от первой до последней буквы. Анализировала собственную 14-летнюю подготовку начиная с 12-летнего возраста.

СПОРТСМЕНКА, ОТЛИЧНИЦА...

-Не могу не вспомнить слова известной фигуристки: "Если бы я хорошо училась в школе, то плохо бы выступала".

- Я так не считаю. Мне всегда нравилось учиться. К тому же повезло с людьми, которые контролировали этот процесс с самого начала. Первый раз я поехала на сбор, когда мне было 9 лет. Мой первый тренер Юрий Новиков лично занимался с нами, проверял домашние задания. Нам же сразу объяснил, что именно он добился разрешения директора школы увезти нас на сбор и, соответственно, несет полную ответственность за то, с какими знаниями мы вернемся. Иначе в следующий раз нас просто не отпустят.

В более старшем возрасте нас определяли в школы в тех городах, где проводились сборы. Иногда вместе с нами на сборы ездили учителя - в те времена была такая возможность. А вот английский язык я выучила сама. В 18 лет поехала на первый взрослый чемпионат мира и очень быстро поняла: для того, чтобы с кем-то общаться, школьных знаний не хватает. Поэтому и поставила себе цель выучить язык. Сначала зубрила слова и фразы по самоучителям, потом занималась с преподавателем. Да и практики было более чем достаточно: один иностранный тренер, потом - второй.

-Кого из них вы считаете более причастным к своему олимпийскому успеху?

- Владимира Сергеевича Филиппова. Он оказался настолько мудрым человеком, что даже когда я уезжала к другим специалистам, ничем не проявлял ни обиды, ни ревности. Наоборот, всячески поддерживал. В общей сложности мы проработали вместе 17 лет. И машину ему в подарок я преподносила с особенным удовольствием.

-Вами невозможно не восхищаться. Красивая, сильная, неизменно доброжелательная к окружающим женщина, прекрасно поете, танцуете, умеете и явно любите красиво одеваться. Но готовы ли вы, идя в политику, столкнуться с тем, что называется предвыборными технологиями? Как в свое время столкнулись трехкратные олимпийские чемпионы Ирина Роднина, Александр Карелин, четырехкратный олимпийский чемпион Александр Попов - люди с кристальной репутацией.

- Готова, конечно. Моя теория такова: что бы ни говорили обо мне окружающие, у меня всегда остается возможность доказать своими поступками, что это не так. Пусть люди сами поймут, что правда, а что нет.

-Это именно теория. А на практике вы вполне можете утром открыть газету и узнать из нее, что конькобежка Журова в нетрезвом состоянии устроила дебош в общественном транспорте, украла у старушки кошелек и пыталась коньками проломить голову блюстителю порядка. И это будут читать ваши родители, дети, друзья... К такому вы готовы?

- Нечто подобное я, представьте, уже успела испытать. Не так давно журналисты одного издания приехали к моей маме за интервью. Дали ей в руки батон колбасы, сфотографировали и написали, что мама работает кладовщицей на рынке. Подтекст, думаю, понятен. Мама действительно работает на рынке, хотя и не кладовщицей. Она сорок лет проработала в торговле, у нее экономическое образование, она долгое время заведовала магазином и, естественно, никогда никуда из этой профессии не уйдет. Большинство наших родителей относятся к поколению людей, которые вообще не могут не работать, сколько им этого ни предлагай. И никогда не позволят себе, выйдя на пенсию, сидеть на шее у детей.

-В вашей карьере есть уже проигранные выборы - когда вас выдвинули на пост президента Союза конькобежцев России. Это было болезненно?

- Скорее поучительно. Болезненным было то, что расстроились люди, которые меня поддерживали. Сама я поняла, что выборные технологии, с которыми пришлось столкнуться впервые, сбивают людей. Причем сбивают настолько, что они не всегда остаются способны сделать тот выбор, который, может быть, и предпочитали всем остальным. Уважаю президента нашего союза уже за то, что он сумел добиться победы. Он ведь работал над этим, верно? И, значит, выигрыш справедлив. Я же, можно сказать, потренировалась, поняла многие вещи, проанализировала их, определила, кто есть кто...

-В ком-то, видимо, разочаровались?

- Конечно. И это тоже плюс, потому что иначе я никогда этого не узнала бы. Хотя это даже нельзя назвать разочарованием. Я просто сделала для себя выводы. Мне несвойственно ни ненавидеть людей, ни обижаться на них, ни завидовать. Просто жду, что человек даст оценку своим поступкам. Если же сама не права, обязательно извинюсь. Не умею оставлять это на потом.

-А если представится возможность выставить свою кандидатуру на тот же пост в СКР еще раз, рискнете?

- Это будет зависеть от обстоятельств. В первый раз у меня было желание, эмоции, энергия, эйфория, которая не успела пройти после Олимпийских игр. Я понимала, что именно хочу изменить и как буду это делать. Сейчас же, как мне кажется, меня надо очень сильно попросить и убедить, чтобы я еще раз пошла на это.

Проиграв на выборах, я пришла к выводу: значит, большинству людей мои старания и мечты были не нужны. А как тогда с этими людьми работать? Они сами выбрали того, с кем хотят идти дальше.

-Вы и тогда рассуждали столь же спокойно?

- Не позволяю себе раскисать, даже когда очень сложно - как, например, было в Солт-Лейк-Сити. Просто так устроена, что, когда в моей жизни происходит что-то неприятное, сразу задумываюсь: что нужно изменить, чтобы это неприятное больше не повторялось. И как только понимаю причину, зацикливаться на плохом настроении становится просто некогда.

ЦЕНА ПОБЕДЫ

-Подавляющее большинство спортсменов, выигрывая Олимпийские игры, бывают не в состоянии сразу осознать, что победили. Как быстро поняли это вы?

- Честно говоря, не поняла до сих пор. Успела понять другое. Что Олимпийские игры - совершенно особенные, отдельные соревнования. Которые открывают дверь в мир. Или закрывают ее. Потому что реакция на получение золотой олимпийской медали у всех разная. Кто-то запивает от радости, кто-то ждет чего-то сверхъестественного, а когда этого не происходит, замыкается в себе и начинает думать, что его недооценили. Кто-то может уйти из мира вообще - как личность. А кто-то входит в открывшийся мир, поставив перед самим собой максимально высокую планку.

Но вот странная ситуация: мое самолюбие спортсменки было гораздо в большей степени удовлетворено на спринтерском чемпионате мира, который я выиграла за месяц до Игр в Турине. Со спортивной точки зрения для меня именно это достижение было более значимым.

Первенство мира в спринте мы не выигрывали 24 года. Плюс это было сделано в Херенвене, совершенно особом месте. 13 тысяч зрителей на трибунах, победителя с лавровым венком на шее усаживают в упряжку лошадей, его имя вносится в золотой список... Все это - как квинтэссенция спортивной карьеры конькобежца. Самое-самое, что только может быть. Наверное, поэтому я даже никогда не мечтала там победить. Был год, когда очень близко к этому подошла, но даже тогда сама мысль о том, что я когда-либо выиграю в Херенвене, продолжала казаться несбыточной. А вот о победе на Олимпийских играх мечтала с детства.

-Я до сих пор помню свои ощущения после победы в Монреале. Когда проснулась утром, первым делом вспомнила весь предыдущий день: как после соревнований пришла глубокой ночью в Олимпийскую деревню, как легла спать, положив медаль под подушку. И вдруг подумала, что все это мне приснилось. Полезла трясущейся рукой под подушку, с ужасом думая, что там не окажется никакой медали...

- Не знаю, как реагировала бы я, если бы мне было 18 или 20. Но когда ты столько лет тренировался, чтобы выиграть, так долго к этому шел... Эйфория была сильной. Так получилось, что медали нам вручали не сразу а на следующий день. И вот это ожидание было невыносимо долгим: сверлила мысль о том, что медаль вроде бы есть, а я даже потрогать ее не могу. Когда приехала на центральную площадь Турина, где должна была проходить церемония награждения и на экране начали показывать финальный забег, который я до этого еще не видела со стороны, меня заколотило так, как не трясло в момент выступления.

Дальнейшее воспринималось и вовсе абстрактно. Помню, увидела российский флаг и подумала: надо же, откуда наш флаг здесь взялся? Самое непостижимое, что флаг этот развевался в то время, как два соседних - китайских - висели совершенно неподвижно. Мне это показалось невероятно символичным.

-А как бежали, помните?

- Как известно, 500-метровку во время наших соревнований нужно бежать дважды. Так вот помню, что во время второго забега в спину почему-то дул ветер. Под крышей! Фантастическое ощущение: тебя несет вперед помимо твоей воли! В те секунды я как никогда чувствовала, какое огромное количество людей хочет моей победы. Кстати, потом обнаружила, что в ходе того забега разбила конек. Носок лезвия на одной ноге ударился в середину пятки другого. И пробил дырку. Но я не помню этого. А ветер помню. И мощнейший энергетический коридор. Ощущение, что я с кем-то соревнуюсь, отсутствовало в принципе.

ВОСПИТАНИЕ ПОД СТОЛОМ

-Вам когда-либо приходилось испытывать угрызения совести из-за собственных поступков?

- Был случай, который, думаю, я буду вспоминать всю свою жизнь. Когда я, как комсорг, вела собрание команды, на котором одного мальчика исключали из комсомола. И в итоге исключили. В тот момент я придерживалась очень жесткой линии. Считала, что, если человек в 14 лет не приходит ночевать в гостиницу, не сказав об этом тренеру, это - ЧП, серьезнейший проступок. Собственно, тренеры и подтолкнули нас тогда к такому решению. Но до сих пор не уверена, что, настояв на исключении того мальчика из комсомола, а значит, и из команды, поступила правильно. А вдруг он стал бы великим спортсменом? А мы, возможно, сломали ему жизнь.

-Мне кажется, вы должны сильно переживать из-за того, что не в состоянии постоянно быть рядом с собственным ребенком.

- Я стараюсь как можно реже разговаривать с сыном по телефону. Домой звоню часто, но лично с ним разговариваю очень мало. Потому что для малыша это - своего рода психологическая травма. Он просто не понимает, почему по телефону мама с ним разговаривает, а домой не едет. Зато когда приезжаю, делаю все, чтобы для сына это было праздником. Не балую - я в этом отношении достаточно строгая мама, - но постоянно стараюсь доставить ему кучу удовольствия. Отдаю все свое время. Мы вместе смотрим мультики, играем, читаем сказки, разговариваем. Думаю, он уже сейчас чувствует, что мама очень его любит.

Я уже не раз говорила, что олимпийскую медаль выиграла для сына. Он самим своим рождением помог мне ее выиграть. И, кстати, резко повысить благосостояние семьи. То, что меня сейчас нет рядом, не значит, что я его бросила. Неужели, сидя дома, и зарабатывая при этом сто рублей в месяц, я могла бы дать сыну больше?

К тому же моя родная сестра очень на меня похожа - в том числе и подходом к воспитанию. У нас в семье в свое время было нормой, что моя бабушка, которая вырастила и меня, возилась с детьми всех родственников. Дома был своего рода детский сад, где никому не приходило в голову делить детей на родных и неродных. Так было даже тогда, когда ребенком был мой отец и воспитывался вместе с двоюродными братьями. Когда мы куда-то выходим вместе с племянницей, многие уверены, что она - моя дочь. Поэтому я не боюсь оставлять на сестру и своего ребенка.

-Согласитесь, окружающим бывает трудно объяснить, что это - нормально.

- У меня вообще свой взгляд на воспитание. Я довольно часто убеждалась, что излишняя опека родителей лишает ребенка самостоятельности. В том числе права выбора того пути в жизни, который ему по душе. Это большая иллюзия, что ребенок принадлежит родителям после того, как появился на свет. Разве что первый год.

Мне кажется, что родительский контроль должен прежде всего заключаться в том, чтобы уберечь ребенка от каких-то действий, которые могут представлять угрозу для его жизни. Да, мы можем помочь получить образование, но путь он должен выбирать сам. Если ребенок будет руководствоваться интуицией, он так или иначе выберет что-то близкое тому, чем занимаются родители, - генетика все-таки играет большую роль. Более того, он будет относиться к родителям с уважением уже потому, что сам будет чувствовать уважение к своей свободе с "подстольного" возраста. Но когда ребенком пытаются насильственно руководить, в его сознании сбивается некая природная планка. И неизбежно возникает чувство протеста.

ПУТЬ К СЕРДЦУ МУЖЧИНЫ

-В каком городе вы чувствуете себя комфортнее - в Москве или Санкт-Петербурге?

- Петербург для меня - как якорь. Он спокойный, надежный. Там - родные, дом. Москва дает эмоции. И возможность получить знания.

-Но угол-то свой в Москве есть?

- Комната в общежитии. Мне этого достаточно. Новый год поеду встречать домой. Я люблю семейный Новый год.

-Какие-то новогодние традиции в вашей семье существуют?

- Мне кажется, традиции должны появляться, когда в семье рождается ребенок. Вот мы придумаем себе их - и они останутся.

-А у вас никогда не было соблазна выйти замуж за иностранца и остаться жить на Западе?

- Я же советский человек! Шутка, конечно, хотя считаю, что советского во мне много. Как бы то ни было, одного года, который я провела в Голландии, было достаточно, чтобы понять, что жить за границей я не смогу никогда.

-Но руку и сердце, признайтесь, вам там предлагали?

- Дело в том, что я постоянно давала понять, что не могу там жить. Это было видно по моему общению с людьми. Поэтому никто из окружающих не имел ни малейшего повода даже подумать, что такой вариант возможен. Наверное, из-за этого и предложений не делали. К тому же я привыкла, что в России мужчины щедрые. А за границей - не очень. И когда они начинают ухаживать за русскими, это сразу чувствуется.

Есть еще один важный момент. Мне нравится общаться именно с нашими людьми. Мы читали одни и те же книги, смотрели одни и те же фильмы. Когда я что-то цитирую, то, естественно, рассчитываю, что собеседник понимает, о чем идет речь. А там не понимают. Это различие в культуре для меня принципиально.

Одна из моих подруг вышла замуж за иностранца. Он буквально влился в русскую культуру когда начал с ней встречаться. Понял, что иначе ее просто не завоюет. Стал учить язык, специально для этого поступил на филологический факультет. Начал писать стихи. Сейчас даже матерится, как русский. Знает русские анекдоты, фразеологизмы. И любит повторять, что, если бы не освоил все это, никогда не был бы уверен в том, что жена его действительно любит.

-Кто в вашей семье будет готовить новогодний стол?

- Муж. Мне он в этих случаях даже близко подходить к кухне не позволяет.

-Получается, старый мудрый совет искать путь к сердцу любимого мужчины через его желудок для вас неактуален?

- Ну почему? Когда мы начали встречаться, я пыталась соблазнить Артемия сырниками и была уверена, что преуспела в этом. Потом, когда мы уже поженились, выяснилось, что сырники мужу с детства не нравятся. А я-то искренне полагала, что он позарился именно на мою стряпню...

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...