25 мая, 18:00

«Нагнетание со стороны МОК продолжается». Россиян выдавливают из тяжелой атлетики

Корреспондент
Читать «СЭ» в
Мутные интриги в одном из самых скандальных видов спорта.

Президента Федерации тяжелой атлетики России (ФТАР) Максима Агапитова не допустили до участия в выборах на пост главы Международной федерации тяжелой атлетики (IWF).

В последнее время нам не привыкать к новостям о возможном недопуске российских кандидатов к голосованиям на руководящие должности спортивных организаций. Однако чаще всего саму возможность выдвинуться отечественным функционерам сохраняют, пусть и итог участия их в выборах не всегда очевиден.

Агапитову не дали даже шанса представить свою программу спасения вида, который очевидно застрял в глубоком кризисе.

Как рассказал в беседе с «СЭ» глава ФТАР, текущий кризис и есть причина внутренней «русофобии» в IWF.

Это политический вопрос, и он никак не связан с нарушениями

Выборный конгресс IWF запланирован на 25-26 июня этого года. Еще 12 марта руководитель отечественной тяжелой атлетики Максим Агапитов сообщил, что ФТАР планирует выдвинуть своих представителей на июньские выборы в руководящие органы IWF, включая пост президента организации. На высший пост Агапитов претендовал сам, однако накануне его отказались регистрировать в качестве кандидата.

Дело в том, что Российская федерация тяжелой атлетики до сих пор под сомнительным статусом в IWF из-за допинговых обвинений в адрес наших спортсменов. А в августе 2021 года IWF приняла норму, согласно которой на выборы не допускаются представители тех федераций, у которых за последние четыре года было шесть или более положительных допинг-проб. В их число входит и Россия, хотя основная масса этих историй — старые и только сейчас выплывают наружу. Как бы то ни было, в списке кандидатов на позиции в IWF по итогу нет ни Агапитова, ни других функционеров из нашей страны.

Все проходит согласно внутреннему регламенту IWF, но Максим считает его незаконным и планирует обратиться в суд, о чем и рассказал «СЭ».

— Сожалеем, что в IWF приняли такое решение. Что вы намереваетесь теперь делать?

— Я собираюсь обжаловать решение IWF. Будем обращаться в CAS.

— Каким образом будете вести защиту? Есть какая-то юридическая практика по этому вопросу, понимание, на какие аргументы можно апеллировать в суде?

— Знаете, это уже, наверное, к юристам. Вы такие вопросы задаете, я же не юрист.

— Как для себя вы оцениваете это решение IWF? Насколько для вас было важно участие в выборах?

— Конечно же, это несправедливо. И важно, раз я собирался участвовать, значит, была программа, настрой победить. Но это просто политический вопрос, вопрос политических мнений в федерации. И он уже никак не связан ни с какими нарушениями.

— Можно уточнить, речь о конкретных политических разборках внутри Международной федерации тяжелой атлетики? Ведь параллельно допустили до выборов в лыжах Елену Вяльбе, переизбирался в боксе Умар Кремлев...

— Все так, это политическая подоплека внутри федерации тяжелой атлетики. Наша внутренняя подоплека.

Цель МОК — выдавить представителей России из тяжелой атлетики

Говоря о политических подоплеках, нельзя не вспомнить что руководителя ФТАР уже не первый раз лишают возможности претендовать на пост руководителя в международной федерации. Ранее он уже боролся с несправедливым отстранением его от выборов главы Европейской федерации тяжелой атлетики (EWF), которую временно возглавлял в статусе исполняющего обязанности вместо обвиняемого в нарушениях Хасана Аккус.

Агапитов — редкий для российского функционера борец с допингом и коррупцией, и обвиняет он в распространении вредных для спорта практик IWF и EWF. Кстати, в последней он сейчас сохраняет пост вице-президента.

Проблемы, о которых говорит глава ФТАР, связаны с неясным статусом тяжелой атлетики. Перед Олимпиадой в Токио Международный олимпийский комитет (МОК) рассматривал вариант лишения тяжелоатлетов Олимпиады из-за чрезвычайного количества допинговых скандалов. Но и перед Парижем вопрос исключения из олимпийской семьи, судя по всему, не вышел из разговоров в кулуарах IWF и МОК.

— Что сейчас со статусом тяжелой атлетики в олимпийской семье? Помнится, перед Токио МОК поставил вид на грань выхода из олимпийской семьи. Какие разговоры идут перед Парижем?

— Сейчас по нашей ситуации ничего конкретно не изменилось. Статус тяжелой атлетики как олимпийского вида спорта будут рассматривать в 2023 году. Именно с этим и связана вся политическая обстановка.

— То есть МОК ставит условия, по которым вид может сохранить свой олимпийский статус? И в эти условия входит ваше участие или неучастие в выборах?

— Верно. Есть подчеркнутая русофобия, сильное давление. Она все нагнетается и нагнетается со стороны МОК, все это продолжается, и не первый год. Очевидное давление МОК с целью выдавить представителей России из тяжелой атлетики.

— На ваш взгляд, у тяжелой атлетики вообще есть пути выхода из сложившегося кризиса?

— Знаете, безвыходных ситуаций не бывает. Я так считаю.

— Вы для себя выстроили какую-то стратегию по выходу из кризиса?

— Конечно. И реализовал бы ее, если бы удачно прошли выборы.

— Можете вкратце рассказать о ее составляющих?

— Извините, в следующий раз. Сейчас я в Албании, неудобно говорить. У нас тут идет заседание исполкома Европейской федерации тяжелой атлетики, я принимаю в нем участие как первый вице-президент этой федерации.

— Какие важные вопросы поднимаются на этом заседании?

— Слушаются доклады от всех комитетов федерации. Подготовка к выборам потом будет идти. Обычная рутинная работа, но важно, что мы принимаем в ней участие.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты
Новости