23:30 20 ноября 2011 | Волейбол

Хорошая примета - не говорить "нет"

Кагосима. Вид с берега на вулкан. Фото en.wikipedia.org. Фото "СЭ"
Кагосима. Вид с берега на вулкан. Фото en.wikipedia.org. Фото "СЭ"

ЯПОНСКИЕ КАРТИНКИ
Антона СОЛОМИНА

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Спецкор "СЭ" на Кубке мира делится первыми впечатлениями от турнира в Японии.

Многие мои коллеги неоднократно рассказывали на страницах "СЭ" об особенностях японского народа. Рассказывали не без уважения, но всё же - с иронией и недоумением. Мол, как же любят местные жители браться за дело, в котором ничего не смыслят. Или, совершенно не понимая, чего ты от них хочешь, убеждать тебя в обратном.

Но постепенно на меня снизошло озарение: всё дело в том, что для японца попросту не существует слова "нет". И убедиться в этом очень легко. В субботу поздно вечером, добравшись до Кагосимы из Москвы с пересадкой в Токио, я первым делом спросил у сотрудницы отеля, можно ли где-нибудь срочно обменять валюту. Ответ был сколь утвердительным, столь же и неправдивым.

Молодая японка, стоявшая за стойкой регистрации, говорила по-английски так скверно, словно ее единственным учебным пособием по языку был популярный в конце прошлого века мультсериал "Маззи". Но после того, как я вынул из кошелька стодолларовую купюру и продемонстрировал жест футбольного арбитра, означающий замену, девушка улыбнулась во все 32 зуба, обрадовавшись собственной полезности, достала карту города и принялась чертить на ней схему пути до ближайшего почтового отделения. Я спросил: "Неужели почта работает даже в столь поздний час в выходной?" Собеседница еще раз улыбнулась и гордо выпалила: "Да! Завтра!"

Утренний поход в упомянутое отделение результата не принес - если не считать таковым пятиминутную задержку работы сразу нескольких почтовиков. Которые говорили по-английски еще хуже той девушки из гостиницы и тщетно пытались понять, чего же я от них хочу. А не поняв, не хотели отпускать гостя просто так, стремились быть хоть чем-то полезными и гурьбой уговаривали меня зачем-то отправить мои доллары обратно в Москву. Почтовым переводом или, на худой конец, бандеролью. Стоявшие в очередях японцы всё это время терпеливо ждали, когда клерки наконец вновь удостоят их своим вниманием. И ни один не возмутился. А теперь попробуйте представить такую же ситуацию в России… Да наши пенсионерки мигом выпроводят незваного иностранного гостя за порог, а при случае и сумкой отоварят!

История, как вы понимаете, на этом не заканчивается. Лишь вечером в воскресенье мне наконец удалось выяснить, что обменять валюту можно в другом отеле, расположенном по соседству. Там уже я сам оказался в роли терпеливо ожидающего. Служащая за стойкой регистрации минут 10 с такой же очаровательной улыбкой втолковывала одной пожилой даме какую-то очевидность - а та всё никак не понимала. Когда наконец до меня дошла очередь, выяснилось, что услуга обмена валюты предоставляется только гостям именно этого отеля. Но не забывайте - для японцев слово "нет" под запретом! Девушка и мои сто долларов на несколько минут скрылись за дверью, где, видимо, шла борьба между правилами гостиницы и желанием клиента. А потом - о чудо! - я наконец-то получил вожделенные 7203 иены. Кстати, требуемую сумму японка вычисляла на калькуляторе. А то еще не хватало ошибиться при умножении курса 72,03 на 100 - как же неловко тогда перед гостем будет…

***

На востоке не принято никуда торопиться, потому что спешка означает ускорение движения навстречу смерти. А еще азиаты отличаются от европейцев и американцев отсутствием мании величия. Например, одной из главных достопримечательностей Кагосимы является местный замок, который построил более 400 лет назад глава местного самурайского клана Симадзу Иэхиса. Отличительной особенностью этого замка является небольшой размер и невзрачный вид. Согласно преданию, Симадзу боялся, что если построит слишком роскошный дом, то пришедший к власти на западе страны сегун Токугава Иэясу разгневается и вновь пойдет на Кагосиму войной. План Симадзу сработал: замок практически в своем первозданном виде до сих пор возвышается над горой Сирояма (в дословном переводе - "гора замка").

На этой же горе располагается и пятизвездный отель, в котором до среды будет жить сборная России. Живописная дорога-серпантин, ведущая снизу, из центра Кагосимы, проходит прямо сквозь лесную чащу. А с вершины Сироямы открывается потрясающий вид на весь город и на расположенный в море, в нескольких километрах от берега, вулкан Сакурадзима высотой 1117 метров. Кагосиму нередко сравнивают с Неаполем, проводя параллели между Сакурадзимой и Везувием. Помимо наличия вулканов, итальянский и японский города объединяет расположение на юге страны и, соответственно, теплый климат. Пока на Москву обрушиваются снегопады, а Сибирь как минимум до марта погрязла в морозах, столица самой южной провинции Японии радует российских волейболистов солнышком и теплом. В субботу здесь, например, было +23 по Цельсию. А в воскресенье - "всего" +16. Правда, с холодным ветром.

***

Порадовала в воскресенье и сама сборная России, взявшая верх над итальянцами. На послематчевой пресс-конференции нашу команду представляли наставник Владимир Алекно, капитан Тарас Хтей (кстати, не участвовавший в игре из-за травмы) и… автор этих строк, совершенно спонтанно привлеченный в президиум в качестве переводчика. Дело было так: перед началом пресс-конференции Алекно обнаружил, что переводить выступление его самого и Хтея с русского на английский некому, и в "добровольно-принудительном" порядке призвал меня на помощь. Кто хотя бы раз видел нашего главного тренера, тот знает: дар убеждения у Алекно такой, что особо не возразишь - тем более когда находишься в Японии. Но всё в итоге прошло вроде бы неплохо. И тут вспомнился случай четырехлетней давности, когда мой коллега по "СЭ" Владимир Можайцев точно так же в Испании переводил одну из послематчевых пресс-конференций баскетбольного чемпионата Европы. Между прочим, победного для сборной России. Кто знает, может быть, практика "переквалификации" российских журналистов на крупных турнирах станет хорошей приметой?

Кагосима

Материалы других СМИ