«Можно найти миллион алиби. Но какой в этом смысл?» Саммелвуо — о сенсационном поражении от Турции

3 сентября 2021, 17:00
Туомас Саммелвуо — о сенсационном поражении от Турции.
Важное интервью главного тренера мужской сборной России.

Мужской чемпионат Европы по волейболу стартовал совсем не с того результата, которого все ждали. Россия совершенно неожиданно уступила Турции — 1:3. Главный тренер нашей команды Туомас Саммелвуо не стал прятаться после такой болезненной осечки. На следующий день мы поговорили с ним о причинах произошедшего.

Горящие глаза

— Некоторые тренеры откровенно избегают интервью после поражений. Приходится ли вам сейчас перебарывать себя?

— Я давно для себя решил: интервью — это часть нашей работы. Что мне теперь, пойти и прыгнуть с моста? Это не поможет. Я должен отвечать на вопросы не только тогда, когда все хорошо.

— Как прошел вчерашний вечер?

— Я гулял, думал. Дважды пересмотрел игру. Сделал для себя какие-то выводы. Ничего необычного. В таких турнирах нужно расти от игры к игре. По большому счету, вчера произошла обычная для спорта история. Олимпиада завершилась совсем недавно. Хотим мы или нет, это в нас еще есть. На словах можно говорить все что угодно, понимать все головой. Но иногда такие болезненные остановки гораздо эффективнее. Вчерашняя игра всем нам дала понимание многих вещей.

— Виктор Санеев, советский легкоатлет, после каждой Олимпиады снимал с себя золотую медаль, вешал на майку значок перворазрядника — и все начинал сначала. Он — трехкратный олимпийский чемпион. Вы хотели бы видеть от команды чего-то подобного?

— Нужно понимать, что все лето мы провели на карантине. Это непросто. Много отдали в Токио, да. Не видели семьи. Я отдаю себе в этом отчет.

Но что теперь делать? Поехать домой? Таких вариантов у нас нет. А раз мы точно остаемся, то лучше делать свою работу хорошо. В сборной собрались взрослые люди. И все должны четко понимать, почему мы сейчас здесь. Чемпионат Европы — это очень крутой турнир. Хорошо, что впереди у нас такой серьезный соперник — Нидерланды. Против такого не нужно лишний раз искать спортивную злость.

— А против Турции была недооценка соперника?

— Было видно, какими мы были на площадке. Таких горящих глаз, как в Токио, не было. И можно говорить что угодно. Сослаться на то, что не играли товарищеские игры, что Турции не нужно было забывать Олимпиаду. Всегда можно найти миллион алиби. Это не так сложно. Но какой в этом смысл?

Думаю, мы не ждали, что соперник даст такой бой. Проиграли концовку первой партии, в третьей хорошо вели, и стали закрадываться мысли: «Ага, теперь пойдет». Но все растеряли, начали нервничать, а соперник, наоборот, понял, что играть можно. И все! Для волейбола — обычная история.

— Такое поражение в стартовом матче может пойти на пользу в плане перспектив всего турнира?

— Должно пойти! Длинные турниры — сложные. И какие-то западения обычно бывают. Франция с трудом вышла из группы в Токио. Но это не значит, что вторая игра сразу же получится идеальной. Завтра будет тяжело. Нам нужно найти стабильность, привыкнуть к новой системе на площадке.

— В обеих концовках против Турции вы оставляли стартовую шестерку. Почему?

— Егору важно сыграться на новой позиции. Требуется время. В четвертой партии вышли Ильяс Куркаев и Павел Панков, потому что игра первым темпом не получалась.

Но все решения — они принимались тогда, в моменте. Я видел так.

Критика

— Знаю, что во время больших турниров вы не читаете СМИ. Но после Турции болельщики отреагировали очень жестко в комментариях.

— У каждого есть право сказать свое мнение. И если оно очень эмоциональное, значит, для людей это важно. Это плюс для волейбола.

Когда хорошо — нас хвалят, не получается — ругают. Есть и такие, кто смотрит глубже и видит, куда и как идет команда. Но, в любом случае, я не обращаю на это внимания. Моя работа — здесь. Я вместе с командой. И мы должны двигаться дальше. А критика — это нормально.

— В России делается акцент на том, что сыграть в Финляндии хорошо для вас особенно важно. На самом деле в этой связи есть давление?

— Мне очень приятно здесь играть, но я не могу сказать, что давление из-за этого сильнее. Да, меня зовут на разные мероприятия, но я вынужден отказываться практически от всего. Потому что мне важно сохранять энергию и концентрацию на турнир.

— В среду вас с отцом, Сеппо Саммелвуо, включили в Зал славы финского волейбола. Он для вас огромный авторитет. Что он сказал про серебро Олимпиады?

— Мы особо даже не говорили про это. С папой не виделись два года. И очень давно — с детьми. Обычно перед игрой я не участвую вообще ни в каких мероприятиях, но здесь был особенный момент. Это был сюрприз для отца, он не знал, что я тоже буду там. Мама сидела на трибуне. Это очень эмоциональный момент.

— У вас тут родители, дети, но вы с ними даже толком увидеться не можете. Сегодняшний день расписан по минутам, завтрашний — тем более, там игра. Вы в Финляндии, но не имеете возможности нормально провести время с семьей. Это угнетает?

— Нет-нет. Потом будет время. Я прекрасно понимаю, что приехал сюда не на каникулы, а на очень важный турнир. И семья хорошо знает, какой я в такие моменты. Все мысли — только о команде.

Будет выходной — увидимся. Потому что переключаться от волейбола хотя бы ненадолго тоже важно. Раньше я мог вообще не спать после игр, размышлять, анализировать. Но со временем понял, что это не идет в плюс. Я просто не мог дать команде нужной энергии. Важно держать какой-то баланс.

— Финские зрители завтра будут болеть за Россию?

— Думаю, да. Им по турнирным раскладам наша победа тоже выгодна. Но в целом на это не нужно обращать внимания: за тебя болеют или против. Или даже если играть приходится вообще при пустых трибунах. Если мы по-настоящему хотим побеждать, то должны быть готовы ко всему.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
13
Офсайд