WTA

5 августа, 12:00

«Мне комфортно на любом покрытии, стала универсальным игроком». Потапова — о дебюте в топ-50

Корреспондент
Читать «СЭ» в
Российская теннисистка провела великолепный июль, а теперь постарается удачно отыграть американскую серию турниров.

К 21 году в карьере Анастасии Потаповой набралось очень много крутых моментов. В 2016-м она выиграла юниорский «Уимблдон». В финале украинка Даяна Ястремская дважды брала повторы на матчболах россиянки, и дважды это кончалось не в пользу уже начинавшей радоваться Потаповой. Спустя два года Анастасия провела два финала WTA. В 2019 году прошла по кругу на Australian Open, «Ролан Гаррос» и Уимблдоне, причем на французском «мейджоре» обыграла пятую «сеяную» Анжелику Кербер. Дальнейшему мощному продвижению помешала травма. С апреля-2020 по январь-2021 Потапова отсутствовала в туре из-за операции на голеностопе.

Новое восхождение началось в этом году. Дебютный титул на уровне WTA и великолепное выступление на трех турнирах подряд в июле. Анастасия пробилась в топ-50, а теперь постарается здорово выступить на американской серии. Об этом четвертая ракетка России рассказала в интервью «СЭ».

Начну американскую серию в Цинциннати

— Как проходит ваша акклиматизация в США?

— Первый день самый легкий после перелета. Второй потяжелее, а вот третий — самый ужасный по всем параметрам, включая сон. Только на четвертый день обычно начинаю чувствовать себя в своей тарелке.

— В этом году начнете свое выступление на североамериканских турнирах в Торонто?

— Нет, с Торонто мы с командой решили сняться еще во время выступления в Праге. Начну американскую серию с квалификации в Цинциннати.

— Прекрасно вас понимаю. Сыграть 21 матч за 16 дней, включая битвы с Контавейт, с Бегу, с Крейчиковой, с Нимайер... Два полуфинала, один финал в одиночке, полуфинал и титул в паре. Не сильно устали?

— Непросто держать себя в отличной форме на протяжении трех недель, фактически без отдыха. Выходные мы тратили на переезды. Из Лозанны до Гамбурга добирались на поезде почти два дня, а путь из Германии в Прагу также на поезде занял девять часов. Но устала я больше эмоционально, чем физически. Потеряла очень много нервов. Особенно в матчах с Крейчиковой и Контавейт. Победы воспринимаются не так легко, как кажется со стороны. Происходит эмоциональный взрыв, который не всегда просто контролировать.

— Не было желания отказаться играть пару в Праге?

— Нет. Мы неплохо отыграли на двух предыдущих турнирах, и было понимание, что это будет последняя неделя перед мини-отдыхом. Так что хотелось выжать максимум.

— Какая победа стала самой яркой для вас на последних турнирах?

— Так вышло, что на каждой из недель я играла с теннисистками, от которых раньше терпела поражения. Выделить один матч нелегко, все победы были важны, но все-таки выигрыш у Контавейт стоит особняком. Она обыграла меня в Гамбурге в двух сетах, хоть и тот матч был очень крутым, мы играли очень интенсивно. Спустя пять дней в Праге я играла в абсолютно другой теннис. Полностью отключилась от всего мира, гнула свою линию и старалась не дать ей ни единого шанса поднять голову в этом матче.

— В финале Prague Open-2022 Мария Боузкова не сделала ни одного виннерса. На вашей памяти такое бывало еще хотя бы раз?

— Я обычно не смотрю статистику, поэтому точно ответить не могу. При этом это был мой худший матч за последнее время. Сказалось, что я набегалась, наигралась. На финал вышла опустошенной и уставшей. Абсолютно не было сил переломить ход встречи. Обидно, но это тоже опыт. Как бы мы ни горевали, но в дальнейшем постараемся не допускать таких ошибок.

Анастасия Потапова. Фото Global Look Press
Анастасия Потапова.
Фото Global Look Press

Мне интересно учиться играть пару

— Вы вышли на финал в паре буквально через 20 минут после поражения в одиночке. Тяжело было перестроиться? Забыть неудачу?

— Очень тяжело. Обычно у меня не возникает с этим проблем. Начинаю играть пару, полностью концентрируясь на новом матче. В тот же день у меня не получилось этого сделать. Была сверхэмоциональная, в какой-то момент даже подступили слезы во время парного финала. К счастью, я играла с Яной Сизиковой, с которой мы давние подруги. Она знает, что сказать мне в такие моменты, как правильно подбодрить. Яна меня в какой-то степени вытащила. Я действовала не лучшим образом, хотя и получше, чем в матче с Боузковой.

— Продолжите играть в паре с Сизиковой в этом сезоне?

— Мы точно сыграем пару в Цинциннати, где у нас есть хорошие шансы попасть в основную сетку. Возможно, и в Кливленде, но будем смотреть по состоянию, чтобы на US Open я была более-менее свежая.

На парный US Open, на момент подачи заявок, мы не проходили по рейтингу. После Лозанны ситуация изменилась, и мы пожалели, что нашли других партнерш. А в конце Праги еще втройне стали жалеть об этом (смеется). Могли бы очень здорово сыграть в Нью-Йорке, но ничего страшного. Велика вероятность, что вместе проведем еще несколько турниров этой осенью в Европе, а потом и сыграем на Australian Open-2023.

— Внимательно следите за своим парным рейтингом?

— В целом мне интересно учиться играть пару. Мы даже можем что-то отработать на тренировках, когда я устаю от улучшения аспектов своей игры в одиночке. Отвечая же на ваш вопрос, хочу отметить, что на турнирах серии «мастерс» важно, чтобы у тебя был высокий рейтинг именно в паре. Если ты не стоишь в топ-100, то сыграть на условном Индиан-Уэллсе или Риме не получится. На турнирах «Большого шлема» немного другая система, там учитывается в том числе рейтинг в одиночном разряде. Кстати, я замечала, что если мой рейтинг повышается в одиночке, то я подтягиваюсь и в паре. Иду примерно на разных позициях и там и там.

— В одиночном разряде вы дебютировали в топ-50. Чувствуете гордость за себя?

— Это здорово и престижно. Топ-50 — это некий барьер, который не так легко преодолеть. Долго ждала этого момента. Теперь наконец-то на всех турнирах буду сразу попадать в основную сетку. Счастье забыть про квалификацию, но это не предел мечтаний. Я сломала маленькую стену, впереди гораздо более серьезные препятствия. Топ-40, топ-25. Хочется двигаться дальше и быть как можно выше.

Знаю всего несколько девочек из топ-20, кто ходит к сетке

— Андрей Чесноков высказал мнение, что для продвижения в топ-20 вам надо научиться выходить к сетке, разнообразить игру. Прислушиваетесь к таким словам экспертов или вам важно только мнение своего тренера?

— Вообще по характеру я мало кого слушаю (смеется), но с тренером мы, безусловно, обсуждаем все нюансы игры. Ходить к сетке? Наверное, это было бы классно и дало толчок для продвижения, но в туре мало у кого получается делать это эффективно. Если честно, знаю всего пару девочек из топ-20, кто ходит к сетке. Возможно, он думает, что такой стиль подойдет именно мне, но пока мы над этим с Игорем [Андреевым] не работали.

— А со своим первым тренером Оксаной Кузьминой поддерживаете связь?

— Конечно, она работает в академии тенниса Александра Островского в Химках, где я тренируюсь. Не скажу, что мы созваниваемся с ней из-за плотного графика, но когда встречаемся, то обязательно у нас завязывается диалог. Например, до Лозанны я готовилась в Химках, видела Оксану Владимировну каждый день, много разговаривали.

— Вы можете назвать себя фанатом тенниса? Например, готовы посмотреть матч тура в свободное время или пересмотреть какую-нибудь культовую игру Роджера Федерера?

— Если бы вы задали мне этот вопрос год назад, то я бы сказала, что вообще не смотрю. Только какие-то финальные матчи и игроков, которые мне интересны. Но с недавнего времени, буквально пару месяцев назад, в моей жизни стало очень много тенниса. Например, в той же Праге мы с Яной смотрели матчи турнира даже во время ужина. Также начала ловить себя на мысли, что в свободное время включаю теннис. Если никто не играет в режиме онлайн, то пересматриваю свои матчи, хайлайты. Постепенно становлюсь настоящим фанатом (смеется).

— В этом году вы завоевали первый титул на уровне WTA, пройдя квалификацию в Стамбуле, а в финале одолев третью «сеяную» Веронику Кудерметову. Испытывали особые чувства?

— Первый титул всем запоминается по-особому. Все, кого я спрашивала, хорошо помнят про первый успех, но практически ничего не помнят про шестой, десятый... Я долго шла к дебютному трофею, до этого были две неудачные попытки в финале (не удалось взять титулы в Москве и Ташкенте, Анастасии на тот момент было 17 лет. — Прим. «СЭ»). К тому же победа в Стамбуле произошла в очень важный момент. Мне нужен был определенный толчок, который поможет до конца поверить в свои силы. Было здорово, до сих пор приятные воспоминания от того успеха.

— Поздравлений было как на день рождения?

— Даже больше, если честно.

— После этого в Мадриде вы взяли 23 очка подряд у Кристины Младенович. Это ваш рекорд?

— Не считала, но помню свои ощущения. Могла и вовсе выиграть золотой сет. Со счета 5:0 по геймам и 40:0 я не проиграла ни одного очка. Правда, задумалась об этом только после матча. Во время же игры понимала, что нахожусь в хорошей форме, а вот у Кики был не очень удачный день. В теннисе такое бывает.

Анастасия Потапова. Фото Global Look Press
Анастасия Потапова.
Фото Global Look Press

Чем дальше проходишь — тем меньше спишь

— В 2019 году вы говорили, что ваше любимое покрытие — трава. Ничего не изменилось с тех пор, учитывая последние успехи на грунте и харде?

— Сейчас я не могу назвать любимое покрытие. Мне комфортно везде, а результат зависит от настроя, физической подготовки и ментального состояния. На всех типах покрытия разная игра, разный стиль тенниса. К счастью, я научилась меняться, подстраиваться под покрытие. Можно сказать, что стала универсальным игроком.

— То есть болельщикам стоит от вас ждать продолжения феерии в США?

— Американская серия всегда складывалась для меня неудачно. Ни разу за четыре-пять лет мне не удавалось показать тут свой максимум. Хочется прервать этот злой рок. Думаю, у меня есть все шансы на это, но не хочется забегать вперед, озвучивать какие-то цели. В ближайшие пару дней просто хочу расслабиться. Турнир в Праге закончился, но я до сих пор нахожусь в тонусе. Нет осознания того, что можно выдохнуть. Хорошо, что у нас будет одна свободная неделя до Цинциннати, чтобы подготовиться и соскучиться по официальным матчам.

— Как обычно проводите выходные между турнирами?

— В первый день я обычно высыпаюсь. Чем дальше проходишь по сетке — тем меньше спишь. Нервы, эйфория, желание выйти на корт. Постоянно думаешь о теннисе, а это очень сильно мешает уснуть. После победы в паре на Prague Open вся моя команда пошла отмечать, но я сказала: извините, мне нужно поспать. Во второй день обычно идем гулять, находим интересные рестораны, стараюсь записаться в СПА. Если такая услуга есть при отеле, то это супер. Обожаю массаж, бассейн, сауну. Ну и, конечно, шопинг. Это важный ритуал моей разгрузки. Если есть еще свободный день, то уже добираюсь до парков, музеев, достопримечательностей.

— Вы рассказывали, что любите баскетбол, так как ваша бабушка была баскетбольным тренером. Сами играете или больше любите смотреть за профессионалами?

— Я больше люблю играть, чем смотреть. Если честно, не до конца знаю все правила. Надеюсь, бабушка не дочитает до этого момента (смеется). Она у меня молодец, до сих пор играет каждый день. Если есть возможность, то мы вместе идем и бросаем по кольцу по несколько часов. Очень заряжает.

— Сейчас суперпопулярность набирает падел. Как относитесь к нему?

— Ни разу не пробовала. Даже живя какое-то время в Испании, так и не дошла до кортов. В будущем планирую поиграть и обязательно расскажу про ощущения. Со стороны выглядит динамично.

Всплакнула из-за несправедливости в отношении Авериных

— Что еще любите, кроме тенниса и баскетбола?

— Очень нравится гимнастика. Как художественная, так и спортивная. Дружу со многими девочками, они выбрали очень красивый вид спорта.

— Наблюдали за выступлением Арины и Дины Авериных на Олимпиаде в Токио?

— Конечно. Было жалко девчонок. Даже немного всплакнула из-за несправедливости. Внимательно смотрела и спортивную гимнастику. Очень горжусь Ангелиной Мельниковой, которая завоевала на Играх-2020 сразу три медали. А победа гимнасток в командном многоборье, на мой взгляд, самое яркое событие в Токио.

— Когда вас спросили, как вы поддерживаете форму на карантине, то вы в шутку ответили, что употребляете минимум еды и 12 часов стоите в планке. А если серьезно, у вас есть рекорд по удержанию планки?

— Рекорды не ставила. У меня сильный пресс, сильные руки, но именно планку почему-то трудно держать. На спор смогу отстоять две минуты, но не больше. На разминке больше минуты обычно не делаю.

— А почему в еде так сильно себя ограничивали во время карантина?

— У меня была необычная ситуация. Трудно держать себя в форме, когда ты не можешь выйти из дома, плюс я восстанавливалась после операции. Спорта в моей жизни практически не было. Если бы я еще и ела в нормальном объеме, то боюсь представить, какой бы я вышла с карантина.

— Из-за травмы голеностопа вы пропустили почти восемь месяцев. Это был тяжелый период?

— Восемь месяцев я не участвовала в турнирах, а без тенниса провела примерно три месяца. Было тяжело. Понимала, что операция прошла успешно, я вернусь на корт еще сильнее, но все равно был внутренний страх. Все-таки я первый раз вылетела на такой долгий срок. Разные были нехорошие мысли в голове, но рядом всегда была моя команда, родители, друзья. Они помогли мне справиться со всеми трудностями.

— А родители посещают ваши матчи?

— Мама не ходит никогда. Она, кстати, прилетала в Стамбул, но, когда у меня были матчи, мама брала мою собаку, уходила со стадиона и гуляла с ней. И только когда слышала, что играет музыка и все закончилось, она возвращалась и узнавала результат. Папа не может ездить так часто, как мама, но если я играю в России, то он всегда приходит на мои матчи. Хоть и сильно переживает.

Спокойна ли я, если родители на трибунах? Абсолютно. Я даже пытаюсь заставить маму все-таки посмотреть мой матч вживую, но она пока отказывается. Не чувствую давления с их стороны, они никогда не погружались в мои теннисные вопросы. А вне корта у нас прекрасные отношения.

Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости