Лучшая теннисистка мира готова говорить о расизме, но не о своей игре. Самый дурацкий бойкот в истории спорта

31 мая 2021, 12:45

Статья опубликована в газете под заголовком: «Осака устроила дурацкий бойкот»

№ 8450, от 01.06.2021

Наоми Осака. Фото Instagram
Наоми Осаке не жалко заплатить более 100 тысяч долларов штрафа за возможность не отвечать на неудобные вопросы.

Одна из главных звезд женского тенниса Наоми Осака выпустила заявление, где объяснила свое решение не ходить на пресс-конференции во время Открытого чемпионата Франции, несмотря на серьезные штрафы. Представительница Японии, проживающая в США, собирается бойкотировать все мероприятия для СМИ, которые на турнирах «Большого шлема» обязательны после каждого поединка. Если Осака дойдет в Париже до финала, ей предстоят семь матчей и штраф более чем в 100 тысяч долларов. Основные мотивы Наоми:

— на пресс-конференциях задают одни и те же вопросы, и бессмысленно тратить на это время;

— некоторые вопросы, например про игру на грунте, выводят ее из душевного равновесия и грозят ментальными проблемами;

— вообще пресс-конференции вредны, потому что игроки вынуждены приходить на них разгоряченными после игр, и нередко их потом доводят до слез.

Система пресс-конференций давно устарела

Организаторы турниров «Большого шлема» отреагировали жестко. Если Осака продолжит упрямиться, ей грозят крупные штрафы (15 тысяч долларов за игру первого круга она уже заплатила) и потенциально даже дисквалификация с «Ролан Гаррос». Аналогичные меры готовы принять и организаторы других «Шлемов».

Для организаторов медиаоткрытость игроков — одна из главных фишек. По ходу турнира можно попросить интервью (часто эксклюзивное) абсолютно с любым игроком, а уж слова после матчей — это обязательная часть меню для журналистов. И ладно бы Осака отказалась от отдельных пресс-конференций по каким-то личным, разовым причинам. Но она объявила тотальный бойкот, присоединиться к которому теоретически могут и остальные. Как это часто бывает, Наоми выступает не только за себя, а за весь тур. А это уже очень опасно.

Если задуматься, Осака в чем-то права. Система послематчевых пресс-конференций в теннисе действительно архаична и практически не менялась как минимум с 1990-х. С той только разницей, что теперь мир узнает слова игроков онлайн, а не спустя несколько часов, как раньше. Но насколько целесообразно, когда после каждой встречи игроки отвечают на одни и те же вопросы одними и теми же словами?

В принципе, весь необходимый контент для пресс-конференции Осаке ничего не стоит самой запостить в своих соцсетях. Оценить свою игру, игру соперницы и поделиться ожиданиями от следующего матча — ничего необычного, и сделать это можно в комфортной обстановке за ужином, а не в переполненном незнакомыми людьми зале. Японку можно понять: зачем тратить время и нервы, чтобы в сто первый раз повторять одни и те же дежурные фразы?

При этом Наоми не привыкать брать на себя роль катализатора перемен. В сентябре она отказалась выходить на матч в знак протеста против полицейского насилия в США. На US Open на каждый матч японка выходила в маске, на которой было написано одно из имен темнокожих жертв произвола. Если бы не запрет Международного олимпийского комитета на политические акции во время Игр, скорее всего, Наоми придумала бы что-то в поддержку Black Lives Matter и для олимпийского теннисного турнира.

Но интересно, что, когда речь шла о важных для нее вопросах, Осаку не утомляли пресс-конференции и пресс-подходы. О своей социальной и политической позиции она готова была говорить вечно. И даже на прямой вопрос, не отвлекает ли ее вся эта деятельность от тенниса, отвечала так: «События за пределами тенниса для меня важны и очень меня мотивируют хорошо выступить, но на матчах я думаю только о том, чтобы вырасти как игрок».

Логинову не нравятся вопросы о допинге, а Осаке — про грунт

Сотрудничество звездного спортсмена и СМИ чаще всего взаимовыгодное. Журналистам для публикаций нужен эксклюзив или хотя бы просто слова топ-спортсменов. Но и звезды используют прессу в своих целях: например, чтобы прорекламировать тот или иной продукт или выразить политическую позицию, как Осака. Если пресса объявит Наоми ответный бойкот, она лишится львиной доли своих контрактов. Никому не нужен игрок, пусть даже блестящий теннисист, который отсутствует на первых полосах.

Есть в этом сотрудничестве и минусы, причем тоже для обеих сторон. Осаке не нравится говорить разгоряченной после матча и отвечать на одни и те же вопросы? А думаете, журналистам нравится долгое ожидание звезды ради пары дежурных фраз? И кстати, как быть с японскими журналистами, которые прилетели в Париж специально, чтобы осветить выступление Наоми? Формат пресс-конференции, безусловно, не совершенен. Но ничего лучше пока не придумали.

Поведение Осаки можно было бы считать благородным, если бы не одно но. Бойкот прессе она объявила не после победы, а на старте самого сложного для нее грунтового турнира «Большого шлема». Причем мотивировав это тем, что вопросы о сложностях игры на грунте выводят ее из душевного равновесия. Все это очень похоже на российского биатлониста Александра Логинова, который спокойно общается в смешанной зоне во время этапов Кубка мира, а по ходу чемпионата мира вдруг закрывается. Только Логинову не нравятся вопросы об атмосфере в команде и допинговом прошлом, а Осаке — про грунт.

Но суть одна. Выбирать вопросы, которые им будут задавать, — не дело спортсменов. Если вопрос кажется некорректным или провоцирующим, никто не заставляет на него отвечать. Например, многие теннисисты игнорируют вопросы про личную жизнь. Но если спортсмен не может выдержать стресса даже от единичного вопроса, то что с ним тогда будет на корте или на трассе? Опыт Логинова показывает, что такие бойкоты не только не уменьшают количество негативных публикаций, но, наоборот, многократно их увеличивают. Если Осаке просто нужен пиар, пусть даже и негативный, то она его получит.

Но вряд ли это приведет ее к чему-то хорошему.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
62
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья