19:30 20 октября 2015 | Теннис — WTA

Анастасия Павлюченкова: "Начинаю думать о первой десятке"

Анастасия ПАВЛЮЧЕНКОВА. Фото AFP
Анастасия ПАВЛЮЧЕНКОВА. Фото AFP

КУБОК КРЕМЛЯ

Россиянка Анастасия Павлюченкова после победы над Моникой Никулеску (7:5, 0:6, 6:4) в первом круге "Кубка Кремля" призналась, что ей было непросто привыкнуть к отскоку на московском корте. После последних успехов она уже задумывается о попадании в первую десятку рейтинга WTA. В следующем матче "Кубка Кремля" Павлюченковой будет противостоять Люси Шафаржова.

Мария НИКУЛАШКИНА,
Егор ПОЗДНЯКОВ

из "Олимпийского"

– Можете ли вы припомнить такую же внушительную победную серию? И есть ли у вас силы продолжить ее?

– Я не очень люблю об этом говорить. Приятно, что так все идет. Ну и что? Не знаю что сказать. Мне говорили, что у меня вообще хороший показатель в залах. Но я об этом не думаю. Играю турнир за турниром. Приятно, что выиграла титул. И здесь я тоже не ощущаю никакого давления, просто выхожу на корт и играю.

– Появились ли у вас мысли о попадании в первую десятку? Или вы решили не создавать себе дополнительного давления и просто играете?

– Только сейчас я начинаю об этом думать. В начале года таких мыслей не было. У меня было такое состояние: "выиграть хотя бы один матч". Кажется, первую свою победу я одержала только в марте. Сейчас я явно набираю форму, играю лучше, увереннее. Так что теперь можно уже об этом думать. Но я стараюсь адекватно смотреть на вещи. Потенциал есть, но нужно работать. В этом году уже нереально это сделать, так как это мой последний турнир. Надеюсь, что получится в следующем сезоне. Много зависит еще и от предсезонки. Важно правильно спланировать график. Надеюсь, что начало следующего года пройдет у меня без особых перемен. А там посмотрим.

– Расскажите, как для вас сложился турнир в Линце?

– Если честно, после прилета в Линц все было очень плохо. В Пекине в матче со Свитолиной я повредила ногу. И если к встрече с Пеннеттой я еще успела как-то восстановиться, то в Линце думала сняться перед матчем. Было еще и головокружение. Но вышла просто попробовать свои силы, потом был выходной, и матч за матчем просто так выходила, делала все, что могла. А потом уже прошла акклиматизация, которая на этот раз выдалась особенно тяжелой, мне стало полегче. Сюда прилетела только вчера, сегодня утром полчаса поиграла на четвертом корте. Так что в начале матча не могла понять, что происходит с отскоком. Лишь к концу третьего гейма вошла нормально в игру.

– Показалось, что спад в игре начался в первом сете при счете 5:4 в вашу пользу. После этого вы начали больше бороться с собой, чем с соперницей. Когда вы играли активно, то побеждали. А стоило затянуть розыгрыш, очки доставались ей. Так ли это?

– В первом сете я вела 2:1 с брейком, кажется, с этого все и началось. Потом было 3:2 с брейком, и все могло сложиться полегче. Но нужно отдать должное и Никулеску. Когда она уступает, то играет и подает лучше. Немного не получилась у меня концовка первого сета. Потом завелась, и меня накрыло.

– Сзади вас на трибуне сидел человек, который, скажем так, постоянно давал советы. Как вы вообще на это реагируете? Слышите ли подобные "подсказки" по ходу матча?

– Да, иногда я это слышу. Порой это даже помогает. В принципе, он все правильно говорил тактически. Я бы с ним согласилась (улыбается). По сути, он даже помогал мне как тренер, и мне ничего за это не было.

– Шафаржова здесь говорила, что вы хорошие подруги, называла сильной соперницей. А что вы о ней скажете?

– Не подруга я с ней! (Смеется.) Нет, я шучу. Мы действительно дружим. Но завтра я об этом забуду. Вспоминаю, на Roland Garros у нас был очень упорный матч. У меня были сетболы, но я их не реализовала и обидно проиграла. А на следующий день мы пошли с ней ужинать. Смешно было, что мы не могли показывать эмоции по ходу встречи, потому что не было злости друг к другу, все держали в себе. Каждая из нас выигрывала красивый розыгрыш, а потом молча шла играть дальше. Завтра я постараюсь об этом не думать. Я играю дома, мне хочется выиграть. Она очень серьезная соперница, к тому же левша. На этом покрытии противостоять ей будет тяжело. Но что поделать, надо выходить и играть.

– Елена Веснина говорила, что вы предварительно договаривались выступить здесь в паре, но из-за слишком высокой нагрузки вы снялись. И это, понятное дело, уважительная причина. Но насколько тяжело отказывать подругам, имея предварительные договоренности?

– Можно сказать, что я ее немножко подвела, потому что тянула до последнего. Я еще в субботу утром сказала, чтобы Лена на всякий случай искала замену. Но до вечера не могла дать окончательный ответ, потому что очень хотела сыграть в паре. Вот только к концу турнира в Линце ноги уже совсем отваливались. Если бы я не отказалась, то мне уже сегодня пришлось бы играть два матча. А это, конечно, нереально.

– Вы производите впечатление достаточно доброжелательного игрока. Но есть ли в туре теннисистка, которая способна вызвать у вас хорошую спортивную злость? Как, например, ее вызывает Лукаш Росол у мужчин.

– У меня он, кстати, ее не вызывает (смеется). Из женщин... Та же Никулеску, например, такая... Неприятная. У нее еще такой стиль игры, что тяжело не злиться. Я не понимаю, как она вообще попадает этим своим ударом справа, слева... Но за кортом я очень доброжелательна. А на корте уже не очень. Анастасия Родионова? Нет, мы с ней нормально общаемся. С ее сестрой мы дружим. Но одиночку она сейчас меньше играет, а это важный фактор. На самом деле, у меня нет ни к кому никаких личных счетов на корте. Да, спортивная злость присутствует почти всегда, но это нормально. Вот только не забывайте, что у девушек в туре в целом хватает личных претензий (улыбается).

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Загрузка...