23:30 14 января 2012 | Теннис

Мария Шарапова:
"В Австралии все только начинается"

11 января. Мельбурн. Мария ШАРАПОВА. Фото AFP
11 января. Мельбурн. Мария ШАРАПОВА. Фото AFP

Перед стартом первого в сезоне турнира "Большого шлема" Открытого чемпионата Австралии четвертая ракетка мира россиянка Мария Шарапова дала пресс-конференцию, на которой рассказала о состоянии своего здоровья, поделилась воспоминаниями от первого визита в Мельбурн и призналась, что ей так же интересно узнать, кто выиграет Australian Open, как и всем остальным.

В октябре 2011-го Мария Шарапова была вынуждена сняться с итогового чемпионата года в Стамбуле из-за травмы лодыжки. Она же помешала 24-летней теннисистке выступить на подготовительном к Australian Open турнире в Брисбене. Зато у россиянки осталось больше времени на тренировки. С этого и началось ее общение с журналистами в пресс-центре "Мельбурн Парка".

- Как вы чувствуете себя?

- Хорошо. Я в Мельбурне уже довольно давно, приехала сюда заранее. Раздумывала над тем, чтобы сыграть на турнире в Хобарте на этой неделе, но решила, что лучше будет остаться здесь, потренироваться и подготовиться. Не хотелось торопиться и играть турнир, пока я не чувствовала себя достаточно готовой. Сейчас же все хорошо.

- Вы сыграли тренировочный сет (с Еленой Весниной) на Margaret Court Arena.

- Да, и это хорошо. Неделю назад я разговаривала с Крэйгом Тайли (директором Australian Open. - Прим. М.Н.), он упомянул о "Детском дне", спросил, хочу ли я как-то поучаствовать. И я подумала, что в условиях отсутствия игровой практики будет здорово сыграть сет. Так и получилось.

- Лодыжка залечена, или вы все еще неуверенны в некоторых движениях?

- Почти залечена. Просто на это потребовалось больше времени, чем я предполагала.

- Беспокоит ли вас отсутствие игровой практики и то, что вы начинаете сезон сразу с турнира "Большого шлема"?

- Я предпочитаю выступать на турнире "Большого шлема" здоровой, и не думаю о том, что я не сыграла сколько-то матчей. Для меня здоровье - самое главное.

- Перед этим Australian Open многие топовые игроки имеют травмы. Вам это не кажется необычным?

- Да нет. Теннис - тяжелый вид спорта. Мы играем по многу месяцев в году. Моя травма - это подвернутый голеностоп. Мне, можно сказать, просто не повезло. А назойливые повреждения есть у каждого. Это часть нашей работы. Мы просто принимаем это как есть и стараемся вылечиться поскорее.

- Мысли о том, что травмы есть и других, облегчают участь?

- Если честно, мне кажется, что все теннисисты довольно эгоистичны и думают только о себе (смеется). Буду с вами откровенной.

- Себя вы тоже имеете в виду?

- Да-да (улыбается).

- В туре появились молодые игроки. Есть и опытные вроде Серены Уильямс и Ким Клийстерс. Вы где-то посередине. К какому поколению вы сами себя относите?

- Поясните, кого вы понимаете под "молодыми"?

- Тех, кому слегка за 20, - Квитову, Возняцки.

- 24 - это еще не 25, поэтому можно сказать, что мне тоже "слегка за 20". Пару недель назад я проснулась и подумала: "В 18 лет я думала: "Неужели я буду играть и в 25? Еще семь лет!". Но сейчас мне 24, и я чувствую, что у меня еще много времени впереди.

- Вы помните, как впервые играли здесь? Может быть, в турнире юниорок?

- Да, помню, как проиграла финал юниорского турнира (чешке Барборе Стрыковой в 2002 году. - Прим. М.Н.) и была не очень-то счастлива по этому поводу.

- Каким вы тогда были игроком? Каким человеком?

- В таком возрасте главное - опыт. Я считаю, что плохого опыта не может быть в принципе. На этом этапе карьеры ты учишься, постигаешь какие-то вещи. Ты выигрываешь или проигрываешь, но это в любом случае приносит пользу. Если проигрываешь, учишься принимать поражения, если выигрываешь - получаешь рейтинговые очки, тебя замечают и так далее. То был очень важный момент в моей карьере: я пыталась перейти из юниоров на взрослый уровень. А это непросто для любого игрока.

- В то время вы ходили с широко распахнутыми глазами и думали: "О, Боже! Где здесь Штеффи или Моника?".

- Разве Штеффи тогда еще играла?

- Нет, извините. Она завершила карьеру в 1999-м.

- На самом деле, подобное со мной случалось только во Флориде, где я росла, и каждый год ездила на турнир в Майами. Мои родители возили меня туда, чтобы я видела лучшие матчи своими глазами. Но мне, правда, больше нравились мужские поединки. Помню, всегда любила ходить на игры Марсело Риоса. Он заставлял смеяться от души и показывал веселый теннис. Любила смотреть, как играет Кафельников. В общем, был у меня такой опыт: я еще не играла в Майами сама, но наблюдала за матчами ведущих теннисистов.

- Что изменилось, когда вы стали приезжать в Майами в качестве игрока?

- Впервые я сыграла там на юниорских соревнованиях. В них принимали участие восемь девочек, и я встречалась в финале с Хиселой Дулко. У нас была битва на одном из основных кортов. Мне кажется, что я выиграла. Хотя, может, и проиграла. Вроде бы мы играли три сета, потому что это был, наверное, самый длинный юниорский матч в моей жизни.

- Нам сложно назвать фаворита женского Australian Open-2012. Может быть, вы выделите кого-нибудь из своих соперниц?

- Эта ситуация чем-то отличается от нескольких последних лет?

- В целом, нет. Но все четыре мэйджора прошлого года выиграли разные теннисистки. Теперь сложно назвать претендента номер один. Мы хотим, чтобы вы нам помогли.

- Это сложно. Ведь все мы приезжаем сюда и пытаемся подготовиться как можно лучше. Сейчас начало нового года, межсезонье закончилось не так давно, все мы над чем-то работали на тренировках и в чем-то нам, возможно, нужно прибавлять. У нас пока не было достаточно времени, чтобы вновь адаптироваться к жизни в туре и. Здесь, в Австралии, все только начинается.

Не только вам, но и мне тоже, интересно посмотреть, кто что предложит соперницам, кто как сыграет, кто на каком уровне окажется.

- Можно ли утверждать, что четыре года назад, выиграв Australian Open-2008, вы находились в лучшей форме в своей карьере?

- Если рассматривать две недели в целом, то да. В этом нет никаких сомнений. Неважно, кто ты есть, показывать высочайший уровень в семи матчах подряд на протяжении 14 дней очень тяжело. У каждого бывают небольшие спады, может быть, некомфортные внешние условия, неудобные соперники или просто неудачный день. На мой взгляд, финал был моим худшим матчем на том турнире, хотя, по идее, нужно прибавлять от поединка к поединку. Но да. Тогда у меня была сложнейшая сетка. Может быть, самая сложная за всю мою карьеру, так что…

- Над чем вы сейчас работаете? Какой хотите видеть свою игру?

- Для меня главное оставаться агрессивной и искать возможность выходить вперед, завершать розыгрыши ближе к сетке. Хочу сказать, что если я бегаю по корту и посылаю на другую половину десять, а то и двадцать мячей, значит, я играю не в свою игру. Так что дело в этом: идти вперед, становиться быстрее.

Подготовила Мария НИКУЛАШКИНА

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ