18:30 17 июня 2011 | Теннис

Роджер Федерер:
"У меня еще столько всего впереди"

6 июля 2003 года. Лондон. Роджер ФЕДЕРЕР празднует первый титул "Большого шлема" после победы в финале Уимблдона над Марком Филиппуссисом. Фото AFP
6 июля 2003 года. Лондон. Роджер ФЕДЕРЕР празднует первый титул "Большого шлема" после победы в финале Уимблдона над Марком Филиппуссисом. Фото AFP

В преддверии особенного для себя Уимблдонского турнира экс-первая ракетка мира Роджер Федерер дал интервью ведущему американскому изданию Wall Street Journal.

- В этом году вам исполнится 30 лет. Однако, кажется, вы чувствуете себя намного моложе. Вы с этим согласны?

- Да, чувствую себя молодым, это действительно так. Матчи и тренировки сказываются на твоем теле, но когда ты становишься старше, умнее и опытнее, начинаешь понимать, как с этим лучше всего справиться. Уже говорил, что мне нравится моя нынешняя физическая форма, поскольку мне известен предел своих возможностей, я знаю, какой огромный у меня потенциал. Когда ты моложе, порой боишься поднажать или, наоборот, выплескиваешь себя сверх меры.

- Многие игроки устают от постоянных перелетов, однообразия образа жизни во время выступления в туре. А как это сказывается на вас?

- Постоянные путешествия могут быть довольно утомительными, но для меня это не составляет большой проблемы. Я стараюсь облегчить эту рутину и избавиться от стресса насколько возможно, но в целом мне это не причиняет никаких неудобств, потому что я люблю путешествовать, познавать культурные традиции разных стран. К тому же мои друзья живут по всему миру. Моя жена Мирка не возражает против такого образа жизни и получает от этого столько же удовольствия, сколько и я. Конечно, если ей что-либо не понравится, если она скажет, что больше не может, что ненавидит все это, ситуация, скорее всего, изменится. Но пока этого не происходит, она всегда меня поддерживает. Ее поддержка помогает мне двигаться дальше и находить выход из сложной ситуации.

- Есть ли у вас какие-то ритуалы, которые вы совершаете перед матчами? Без чего не можете играть?

- Честно говоря, нет. Я не суеверный человек, но я всегда стараюсь выделить достаточно времени перед матчем для разминки, так что никогда не опоздаю на тренировку, например, из-за пробок. Мне также нужно время, чтобы принять душ, поесть, подготовиться. Я всегда одинаково хорошо готовлюсь к матчам, потому что уважаю своих соперников. Наверное, это и есть своего рода обычный порядок вещей для меня. Все очень просто.

- Уимблдон стал первым турниром "Большого шлема", который вы выиграли (в 2003 году). Стал ли этот турнир особенным для вас?

- На нем для меня как теннисиста все сложилось воедино. А началось все тогда, когда, сидя в гостиной дома моих родителей, я смотрел по телевизору, как Беккер и Эдберг играли в трех финалах Уимблдона подряд. Тогда сказал себе что-то вроде: "Я тоже когда-нибудь выиграю Уимблдон и от радости упаду на колени". Именно поэтому Уимблдон для меня - всегда самое яркое событие сезона, несмотря на то, что я также люблю и многие другие турниры.

- Где-то год назад вы изменили свои принципы подготовки. В чем конкретно это выразилось?

- Что ж, с тех пор все стало намного лучше, чем где-то год назад. Перенес мононуклеоз, проблемы со спиной, от которых теперь на самом деле не осталось и следа. Не знаю, сколько отняли у меня эти проблемы, но пять или как минимум три-четыре недели точно. И это, полагаю, сказалось на моей игре.

- Как вы думаете, вы сможете вернуться к более агрессивному стилю игры, который вы показывали в начале своей карьеры?

- Я выступаю в туре вот уже 10 лет, может быть, даже 12, точно не помню. Ты проходишь через фазы, когда можешь позволить себе более агрессивный стиль игры, или начинаешь много ошибаться, потому что сыграл очень много матчей подряд, или не мог тренироваться, или, наоборот, тренировался слишком усердно, и это ведет к ошибкам в игре. Эти этапы сменяют друг друга, и, наверное, только тренер может предложить что-то и подтолкнуть к правильному пути. Мне нравится, что в моей команде царит полное взаимопонимание. На самом деле - мне по душе получившаяся "химия".

Мой тренер Пол Аннакон советует мне играть более агрессивно, но куда важнее - держаться своих основ, а это - играть в привычный, классический теннис, во многом играть инстинктивно. Я же не могу выйти на корт и отбивать каждый удар со всей силы. Это не в моем стиле. Возможно, другие игроки и могут так, но мне важно иметь возможность думать над тем, как лучше сыграть в отдельно взятой ситуации и удивлять соперника нестандартными решениями. Пол и Северин Лути, мой второй тренер, всегда советуют мне использовать разные виды ударов, и я стараюсь следовать этому.

- У вас дочери-близнецы. Каково это - путешествовать по миру и играть в теннис вместе с семьей? Ведь это, наверное, вносит изменения в вашу повседневную жизнь…

- Могу точно сказать, что это самое лучшее время в моей жизни. Сейчас они учатся разговаривать, бегать и многим другим вещам. Их появление изменило больше мою личную жизнь, нежели мою карьеру. Это так здорово - смотреть, как они растут, это помогло мне улучшить мою игру и сделать наши отношения с Миркой интереснее. Порой нашим дочкам тоже приходится нелегко, ведь они могут болеть и чувствовать дискомфорт при смене часовых поясов, но я счастлив, понимая, что помогаю им расти и многому учиться. Многие говорят, что когда ты становишься отцом, ты перестаешь выигрывать, но я абсолютно не согласен с этим утверждением. В своей карьере многого добился, но я по-прежнему считаю себя очень молодым, и у меня еще столько всего впереди.

- Будете ли вы учить своих дочерей играть в теннис?

- Если они захотят попробовать, взять в руки ракетки и сделать пару ударов, я с радостью помогу им разобраться что к чему, потому что именно это я умею делать лучше всего (смеется). Если им захочется, они смогут поиграть со мной, моей женой и моими друзьями. Но не знаю, стану ли я заставлять их заниматься теннисом настолько серьезно, чтобы стать первой ракеткой мира. Все будет зависеть от того, чего захотят они сами, но мне будет приятно, если они будут заниматься спортом, потому что это, прежде всего, здоровый образ жизни. Занятия спортом всегда полезны для детей, поскольку это помогает им привыкать к победам и поражениям, дает возможность встречаться со своими друзьями на спортивных площадках. Я считаю, что это очень важно. Будет здорово, если мои дети выберут теннис.

- Бывает так, что вы думаете о том, чего добились, и говорите: "Не могу поверить в то, что мне принесла игра!"?

- О, да. О, мой бог. Не думаю, что какой-либо игрок может предугадать, что в будущем его ожидает успешная карьера, множество побед на турнирах "Большого шлема" и других турнирах. В детстве люди не мечтают о таких вещах, все это приходит намного позже. Мне кажется, что любой теннисист, хотя бы однажды ставший первой ракеткой мира или выигравший один турнир "Большого шлема", говорил себе: "Знаете, я ждал этого и вот это случилось!" Когда же достигаешь чего-то большего, воспринимаешь это, как какой-то бонус. За свою карьеру я добился гораздо больше, чем рассчитывал. Честно говоря, я даже не был уверен в том, что однажды выиграю турнир "Большого шлема".

Подготовила Евгения МАТВЕЕВА

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ