«Об Аслане надо снимать кино. Если получилось у него — почему не получится у тебя?» Психолог сборной России — о чуде Карацева

17 февраля 2021, 18:45

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Карацев очень нужен нашему теннису»»

№ 8382, от 18.02.2021

Аслан Карацев. Фото AFP
Игорь Рабинер поговорил о феномене Аслана Карацева с психологом сборной России по теннису Вадимом Гущиным.

Сказка Аслана Карацева продолжается. В четвертьфинале Australian Open в четырех сетах повержен Григор Димитров. В полуфинале 27-летний уроженец Владикавказа и житель Минска, до этого турнира никогда не входивший в топ-100 АТР, встретится с Новаком Джоковичем. Эта история — интереснейший кейс для психологов. Тем более что сам Карацев в интервью «СЭ» в прошлом октябре сказал: «Cчитаю, что по игре я не уступаю ребятам, которые стоят выше в рейтинге. Мои проблемы больше были в голове, и я работаю над этим».

Что и как щелкнуло в голове у спортсмена, чтобы позволить ему в одночасье превратиться из абсолютного (если судить по биографии) середняка в серийного ниспровергателя фаворитов? Какой процент обычных на первый взгляд людей спорта способен на такие вот прорывы, если найти в их головах правильные кнопки? Судьба Карацева заставляет обо всем этом задуматься.

Я поговорил о феномене Аслана с человеком, который хорошо его знает, — психологом сборной России по теннису Вадимом Гущиным.

Для меня чудо, как Аслан стал контролировать свои эмоции

«С Асланом мы впервые встретились в юниорской сборной на ежегодном сборе в Испании, — рассказал Гущин. — Ему было 15 лет. Не могу сказать, что его год рождения был урожайным, на фоне сверстников он выделялся. Но не так, как по своим годам Рублев, Хачанов и Медведев.

Его проблемы были видны сразу. Я занимаюсь с теннисистами, естественно, исправлением не технических недочетов, а поведения в рамках матча и тренировки. Исправлять там было что. Шамиль Тарпищев говорит: «Чудо, как он стал бить». А для меня чудо — как Карацев стал контролировать свои эмоции.

Он, как и Медведев и Рублев, — крайне эмоциональный человек. Даня у меня на плече рыдал, у Андрея все летало по корту. Как и у Аслана. Каждый год было еще несколько сборов, и не могу забыть, как в той же Испании мяч у него полетел на высоту метров 30, и это сопровождалось воплем, который был слышен в окрестных селениях. Он правильно говорит — проблемы были в голове! Они все трое очень тяжело переносили, когда не получалось.

Конечно, я пытался что-то сделать. Но, поскольку ребят было много, не могу сказать, что преуспел. И не буду врать, что тогда решил: он обязательно выстрелит. Это по Медведеву с Рублевым сразу было видно: да, у этих что-то будет. Мысли же об Аслане были такие: кавказский мальчик, не умеет себя контролировать, очень резко на все реагирует.

А потом он приехал на матч Кубка Дэвиса в июле 2016 года с Нидерландами. Есть такая практика — вызывать молодых ребят не для игры, а для адаптации. Он при 4-0 даже сыграл (проиграл. — Прим. И.Р.), но было видно, что не чувствовал себя комфортно. В той команде не было суперзвезд — играли Кузнецов, Габашвили, Кравчук, только начинал совсем юный Рублев.

Но даже на их фоне ему было неудобно, он не чувствовал себя частью той команды. У него была скромность при буйном темпераменте. И не уходило ощущение, что Аслан по-прежнему не нашел себя. Хотя уже за 20, а в этом возрасте уже должен что-то показывать. Посмотрели — и потом долго-долго его никуда не вызывали. И было ощущение, что больше никогда. Тем более что на смену предыдущему поколению теннисистов пришли Рублев, Хачанов, Медведев. Не было никакого ощущения, что он может туда попасть".

Неудивительно — ведь на следующий год Карацев провалился в пропасть, из каких, казалось бы, не выбираются. В 24 года оказаться на 747-м месте, а закончить 2017-й на 621-м, играть, будучи взрослым мужиком, во фьючерсах — совсем не то, к чему стремится амбициозный теннисист.

«Видно было, что он мучился, — говорит Гущин. — Приезжал сюда на турниры очень низкого ранга, но и на них никуда не доходил, ничего выиграть не мог. При этом он тогда уже был физически сформировавшимся, наиболее атлетичным из всех наших игроков, даже по сравнению с Хачановым. Очень крепкий, мускулистый, ноги сильные. По телу — мужик. Но не было мужской уверенности, внутреннего спокойствия и баланса. И, соответственно, результатов.

— Что же произошло потом?

— За всю историю очень мало ситуаций, когда человек попадает в топы в этом возрасте. Знаю только Радека Штепанека — но тот был знатный парный игрок, и прорвался он не на «Большом шлеме», а, по-моему, на итоговом турнире в Париже. Фактор номер один — характер. Человек не сдался, боролся до последнего. А фактор номер два — тренер. У вас может быть любой талант. Но если нет своего тренера — ничего не выйдет".

Секреты преодоления: характер, тренер, поведение

Вот как сам Аслан вкратце рассказывал о переменах в его судьбе в уже упомянутом интервью — взятом, напомню, когда подъем уже начался, но до сенсации оставалось четыре месяца:

«У меня были разные проблемы, отсутствовали спонсоры, потом начались травмы, не было личного тренера. Все это мешало мне показывать результаты. И вот с прошлого года я работаю с Егором Яцюком, мы друг друга понимаем, он меня правильно ведет. Ничего нового, может, и не говорит, но ведет правильно. Раньше я тренировался в хороших местах — в Германии или Барселоне, но те люди не подходили мне. Потом я решил поработать с Егором в Минске, мы до сих пор занимается вместе. Я живу в Минске, и мне все нравится.

— То есть ключ к такому прорыву — это исключительно тренер?

— Да. Но это не только тренировки на корте, еще мы стали больше внимания психологии уделять, он меня настраивает, какие-то важные вещи говорит. Так что да, ключевую роль сыграл именно он. Мы с 2019 года работаем".

Это опять же интересный момент — прежде Карацев тренировался и жил в гораздо более подходящих для теннисного развития местах, но с неправильными людьми. Еще один психологический сюжет! И говорит он о том, что нет единых алгоритмов и мест, где тебе гарантировано больше, чем в других. Но есть люди, которые тебя слышат или нет, с которыми возникает химия или не возникает. И с правильным человеком ты можешь рвануть, когда уже никто от тебя этого не ждет.

«Аслан полностью прав в самооценке. Ему очень помогает этот тренер, — комментирует Вадим Гущин. — Мотание по заграницам, смена тренеров — было видно, что он не может найти того человека, который реально в него поверит. С иностранными тренерами надо, чтоб повезло, — как это произошло с Рублевым и Медведевым. А Карацеву не везло и с этим тоже.

А потом он нашел Яцюка. Я езжу в Белоруссию по приглашению местной федерации тенниса, читаю лекции и многое вижу. Там появился блестящий теннисный центр — гораздо раньше, чем в Москве в Сокольниках. Там идет планомерная работа по подготовке тренерских кадров. Там размеренная и спокойная жизнь, методичный и вдумчивый стиль работы. Он, видимо, как-то лег на характер Аслана.

Точнее расскажет он сам, поскольку я этого тренера видел всего два раза на семинарах, даже не общался с ним. Там устраиваются семинары — более того, мы дошли до того, что приглашаем белорусских специалистов на наши семинары. У них есть европейские лицензии, а наши тренеры на это не сподобились. Им некогда и лень.

После всех европейских коллизий он пришвартовался к Белоруссии как к тихой пристани. Плюс нашел тренера, который смог сильно изменить ему технику игры, но это не мой профиль, и пусть об этом рассуждают специалисты. А по моей специфике — сейчас я вижу у Аслана практически идеальное поведение. Оно лучше и правильнее, чем у Рублева, Медведева и тем более Хачанова.

Возьмем его матч с Оже-Алессимом. Тот в прекрасной форме, обыграл Дениса Шаповалова, которому всю жизнь проигрывал. Взял у Аслана первые два сета. Но на другой стороне корта мы увидели мужика, который совершенно не дрогнул, спокойно продолжал делать свое дело, рубить дрова. И прорубился.

16 февраля. Мельбурн. Аслан Карацев.

Он очень спокойно реагирует на ошибки, вы не увидите у него что-то брошенное или сломанное. Он почти не разговаривает на корте. Но это, кстати, и в жизни — он не говорун и не оратор, это вам не Рублев с Медведевым и тем более не Хачанов. Аслан спокойно, последовательно провел в жизнь тактику. У него есть очень важный элемент, который называется самоподдержкой. Он просто планомерно, не спеша раздавил Оже-Алессима.

Сейчас вам будут рассказывать, что Димитров не мог согнуться. Да ладно! Если бы против него не оказался такой психологический танк, я бы еще поглядел, как рано он начнет жаловаться. И с ним, и с Оже-Алессимом, и с Шварцманом это не только и не столько техническая победа, сколько победа характера. Сейчас Аслан — это скала. Предельно устойчивая психологически, стабильная, знающая свой путь вообще и тактику сегодня. И железной рукой ее проводящая.

— Что же сделал для этого Яцюк?

— Он добился того, чего не смогли добиться здесь, в России, в том числе и я. Он добился полного контроля этого вулкана. Теперь Асик, как его все звали с детства, идеально управляет собой и ответственной игрой. У него не может быть вопроса во время игры: «Что мне делать?» Не может быть брошенного в сторону банана или кинутого мяча.

Шварцман в прошлом году провел свой лучший сезон — и брал как раз устойчивостью. Он перекачивал кого угодно вплоть до Надаля. Он ничего не мог с Карацевым сделать! Оже-Алессим побеждал, а потом вдруг уперся в стену. Всегда надо смотреть на противника, нельзя замыкаться на своем игроке. И по нему было видно — Аслан сломал Алессима. Тот начал разводить руками, а в конце сорвался. Просто опустил плечи и ходил с опущенной головой. Хотя, казалось бы, пятый сет, счет равный, пробуй!

Но он понимал, что пробовать уже не получится. Спина с точки зрения психосоматики — это отражение давления. Так вот, Асик давит так, что в конце концов сминает".

Он попал в сборную на Кубок АТР, потренировался и понял: «Я не хуже!»

Еще один нюанс в карацевском преодолении — важность не только глобальных, но и конкретных, сиюминутных жизненных решений, которые могут многое изменить. Так, Аслану очень помогла... пандемия. В октябрьском интервью «СЭ» он сказал:

«Во время пандемии я не сидел дома, а тренировался в Штатах, играл тренировочные матчи, у меня было много теннисной практики. И когда вышел на первые турниры в Чехии после локдауна, мне это очень помогло. Это большую роль сыграло».

А сидел бы дома, как многие теннисисты, — и не случилось бы этого рывка. Дома в такое непростое время было бы спокойнее, правда? Но парень рискнул, пошел по пути наибольшего сопротивления и был за это вознагражден.

«Начался ковид. Кому-то, как Хачанову, он оказался поперек горла. Мы эту тему как раз с Михаилом Южным обсуждали. У Аслана появилось время подготовиться, — вспоминает Гущин. — Все где-то болтались, а он попал в Америку, и там можно было тренироваться. Это заслуга Яцюка.

Переломный момент — согласен с Асиком — наступил осенью, когда он выиграл несколько челленджеров. Там же такой стресс — вы не представляете! Люди, которым надо пробиваться, рубятся порой сильнее, чем в турнирах топов. После подготовки в США он выиграл два, еще в одном дошел до финала. Зачатки сегодняшней игры появились уже тогда, но еще не было этой стопроцентной уверенности.

Был очень важный финал челленджера с Вавринкой, который Карацев проиграл в равной борьбе. Сто какая-то ракетка мира — и Вавринка, неоднократный победитель турниров «Большого шлема», Stan The Man. Тем не менее он натолкнулся на этот камень и сет проиграл. Но Стэн помастеровитее, а главное, Аслану тогда не хватило уверенности. Но и тогда, и на Открытом чемпионате Санкт-Петербурга было видно, что играет уже другой человек.

И наконец, акт последний. Попасть в эту сборную России, где капитан — Женя Донской, — это большой приз. Там не просто прекрасный состав, но и хороший психологический климат. Нет человека более доброго и поддерживающего ребят, чем Женек. Да еще и рядом Андрей с Даней, у которых и уровень сумасшедший, и ни намека на зависть к кому-то другому. Из той, явно более слабой команды на Кубке Дэвиса он попал в эту, где вдруг понял: «А я не хуже!» Вот он с ними тренируется, бьется, а они же супертопы!

Это тоже было крайне важно — попасть на победную волну, пусть и не совсем свою. Его реакция после каждого матча в Австралии — это Аслан, я его узнаю. Он не будет хвастаться и говорить — «я». Он честно, откровенно и спокойно объяснит, что происходит. Вот после матча с Димитровым его спросили: «Вот вы ушли в туалет — наверное, какие-то слова себе сказали, заводили себя?» — «Да нет, я просто в туалет пошел». — «Как вы думаете — выиграете «Большой шлем?» — «Не знаю. Я играю от матча к матчу». Просто мужик без пафоса.

Андрей и Даня — еще не матерые личности. Где-то пацаны. Это видно, и это хорошо, потому что соответствует их возрасту и очень им идет. А тот — мужик. Шамиль Анвярович точно сказал, что в сборной с ним появилась очень нужная часть. Чтобы мы могли брать любую командную высоту, мне кажется, в сборной не хватало такого мужика. Если все будут здоровы, думаю, в этом составе мы можем обыграть абсолютно любую команду. Потому что это и большие мастера, и команда, люди, которые друг к другу хорошо относятся, поддерживают, а не конкурируют".

Своей судьбой Карацев говорит другим: «А ты не бросай!»

В октябре прошлого года, когда он уже выиграл два челленджера, взял сет у Хачанова в Санкт-Петербурге, дошел до тай-брейка в финале челленджера с Вавринкой, но еще не входил в сотню лучших, его спросили:

— После такого прорывного сезона какие задачи будете ставить на 2021 год?

Карацев ответил:

— Попадать на большие турниры без квалификации. Для начала моя цель — выступить в основной сетке Australian Open. Затем — попасть в топ-50, а потом уже в топ-20.

Амбициозно для сто какой-то ракетки мира в 27 лет, согласитесь. Уже тогда он, еще ничего серьезного не выиграв, по-настоящему поверил в себя.

Иногда такая вера бывает обманчивой. Но вряд ли двумя-тремя годами ранее Аслан сказал бы такое вслух. Да его и на смех бы подняли в том же 2017-м, когда он и из топ-500 выпал. Какая двадцатка?

А теперь сказал — и быстро приступил к выполнению. Выходит, оценивал себя трезво.

Как же интересно, что с ним будет дальше. Останется ли Открытый чемпионат Австралии-2021 единственной яркой вспышкой, или мы получим новую стабильную теннисную звезду?

«Австралия — это очень специфический турнир. — считает Вадим Гущин. — Любой теннисный специалист скажет вам — там часто побеждают или тем более выходят в полуфинал совершенно неожиданные люди. Взять Соню Кенин — да, талантливая, молодая, красивая девочка, но не супертоп. С одной стороны, это очень большой аванс, но ни в коем случае не гарантия.

Один из страшных моментов — если вся эта ответственность свалится на плечи, и все начнут дружно от него требовать новых больших побед. Это все надо доказывать. Вам расскажут, как играть против Джоковича, Надаля, Зверева, кого угодно. Есть рецепты, поверьте. А тут, что называется, на новенького. Его не знали, недооценивали. Аслан в великолепной форме.

Не вижу гарантий, что он выйдет на эту крейсерскую скорость и с ней пойдет дальше. Но того, что он сделал, уже достаточно! Одним полуфиналом турнира «Большого шлема» ты уже фактически оправдал свое место в теннисе. Это все равно что занять призовое место на чемпионате мира по футболу. Не бывает экс-чемпионов и даже экс-полуфиналистов. Он уже в истории тенниса. И не только потому, что он в полуфинале, — но потому, что он стал первым, кому в 27 лет удалось из квалификации дойти до этой стадии.

А будет ли это дальше — не знаю. Но очень хотел бы. После Австралии возможен спад. На пике формы трудно усидеть. Однако это все равно не забудется, останется — и будет от чего отталкиваться. На каком уровне он в результате стабилизируется — посмотрим. Стабильность — признак мастерства. Это трудно. По тому же Хачанову видно, как трудно удержаться наверху и соответствовать всем ожиданиям.

Карацев очень нужен нашему теннису. Для меня он, как и Андрей Кузнецов, — великий пример духа. Это не просто реализация таланта, это шаг вопреки. Двойное чудо, когда ты в таком возрасте меняешься и как игрок, и как человек. Об этом надо кино снимать.

Нужно и то, чтобы такие тренеры, как Яцюк, получили свою порцию известности. У нас очень мало хороших тренеров во всех видах спорта, включая теннис. И слава богу, что Асик живет в Белоруссии. Там обойдется без шума, все будет адекватно. Тихая партизанская белорусская атмосфера, надеюсь, защитит его от этого давления.

Пусть даже это будет у Аслана продолжаться не полуфиналами. Пусть просто у нас будет еще один топ-игрок — а таковыми в теннисе считаются те, кто в топ-50. Это значит, что на него придет зритель. Это значит, что у нас появился человек, который своей судьбой может сказать другим: «А ты не бросай!» Очень много людей с талантом бросили теннис, ничего не добившись до 22 лет. Мол, надо жить, развиваться, а тут не получается, притом что нужны затраты.

А Аслан — пример всем и надолго. Если ты борешься, шансы у тебя будут. А раз шансы будут — ради этого стоит жить теннисом, пахать и верить в себя. Раз у него получилось — почему не получится у тебя?"

Теннис: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
19
Офсайд
Предыдущая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир