«Теперь буду выигрывать все, что можно». Даниил Медведев — о первом большом титуле

13 сентября 2021, 23:15

Статья опубликована в газете под заголовком: «Даниил Медведев: «Теперь буду выигрывать все, что можно»»

№ 8524, от 14.09.2021

Даниил Медведев. Фото USA Today Sports
Лучший теннисист России Даниил Медведев выиграл Открытый чемпионат США и поставил себе новые цели.

Представитель нашей страны впервые с 2014 года выиграл один из главных теннисных титулов в одиночном разряде. В финале Открытого чемпионата США Даниил Медведев обыграл первую ракетку мира Новака Джоковича в трех сетах — 6:4, 6:4, 6:4. Для 25-летнего россиянина это первый большой трофей в карьере — ранее он уступил в двух финалах турниров «Большого шлема». Но в Нью-Йорке Даниил действовал безупречно, помешав сопернику показать лучший результат в мужском теннисе за последние полвека — собрать все четыре титула на «мэйджорах» за один год.

Отпраздновал победу россиянин оригинально — лег на корт и высунул язык: если играть в FIFA и нажать на джойстике «L2+влево», то же самое произойдет и с игроком. Медведев по ходу турнира уступил лишь один сет — квалифаеру, занимающему 117-е место мирового рейтинга ATP, Ботику Ван де Зандсхульпу. На следующий день после финала уставший, но радостный Даниил согласился пообщаться и с российскими журналистами по Zoom-конференции. Медведев рассказал о своих планах на будущее, теплых отношениях с Джоковичем и о том, как будет праздновать следующий «Шлем».

— В день финала вы посмотрели «Формулу-1», потом футбольный матч «Лидс» — «Ливерпуль. Почему именно такой выбор?

— Мне очень нравится «Формула-1» как вид спорта, но у меня нет такого, что я сижу кричу во время гонки и хочу сломать телевизор. Я расслабляюсь, когда смотрю «Формулу». Когда Ферстаппен и Хэмилтон столкнулись в Монце, случилось что-то неимоверное. Это дает мне позитивные эмоции, я отвлекаюсь от тенниса. Я знаю, какой матч предстоит, но при этом я способен спокойно посмотреть другие виды спорта. «Ливерпуль» — «Лидс» был единственным матчем в АПЛ. Я играю в Fantasy против друзей, в этом сезоне у нас там борьба не на жизнь, а на смерть. При этом были тренировки по расписанию, разминка перед матчем, концентрация на нем. Вышел на матч — выиграл.

— После финала вы сказали, что русские умеют праздновать. Как собираетесь отмечать, чтобы не попасть в новости?

— Мы собираемся здесь компанией людей, которых я знаю в Нью-Йорке. Просто знакомые, которые приходили болеть за меня и поддерживать. Между прочим, их было слышно на финале. Думаю, праздновать все будут весело. Когда говорил про новости — это больше шутка, потому что разные случаются ситуации. Я умею контролировать себя.

— Ваше празднование из FIFA станет традиционной фишкой или есть еще какие-то оригинальные идеи?

— Идеи всегда есть. Празднование точно не станет фишкой, потому что я сильно ударился, когда упал: у меня болит нога. Больше повторять я это не буду.

Не видел слез Новака

— Вас сравнивают с Данилой Багровым, который приехал в Америку всех удивить и лучше всех знает, в чем сила. Так в чем же сила, Даниил?

— Теннис — такой вид спорта, когда мы играем во многих странах мира. У меня круто получается играть серию турниров в США и в Канаде, потому что подходят условия, корты, мячи. В этом плане я действительно люблю играть в Америке. Другого ответа на этот вопрос нет.

— Какие ощущения в ранге чемпиона «Большого шлема»? Удалось как-то уже осознать, переварить?

— Немного удалось, но пока не до конца. Это большая радость, большое облегчение, что удалось осуществить детскую мечту, тем более победив Новака. Эмоции нереальные. Сейчас есть пара дней отдохнуть, полностью насладиться, расслабиться. Такие эмоции я люблю оставлять для себя и близких людей. Какое-то время пройдет, дальше будет новая работа.

— По ходу матча не возникало ощущения, что Новак сейчас вернет свою игру?

— В матче было много тяжелых моментов. Когда ты играешь против Новака, ты знаешь, что не можешь давать слабину, что должен быть на сто процентов готов с первого до последнего очка, другого выбора нет. Естественно, в матче были моменты, которые могли перевернуть его ход. Рад, что в ключевые моменты матча смог перебороть его, себя.

— Видели ли вы, что во время третьего сета Новак расплакался?

— Я потом узнал, не мог этого увидеть, потому что на экране, который на корте, это не показывали. Ты не смотришь на соперника во время переходов, потому что это было бы странно пялиться на другого игрока.

— Самому расплакаться не хотелось?

— Нет, такого не было. Ты не знаешь, какие эмоции будут после победы тебя одолевать. У всех по-разному это случается. Плакать не хотелось.

— Из невыполненных целей остались Олимпийские игры, Кубок Дэвиса и первая ракетка мира. В каком порядке приоритетов вы могли бы их расположить?

— Если говорить про приоритеты, то Олимпийские игры были бы, возможно, на первом месте. Но просто их не будет в течение ближайших трех лет, а в теннис в это время играть надо. Из самых ранних целей — Кубок Дэвиса. У нас команда, не побоюсь сказать, лучшая в мире на данный момент. У нас четыре игрока входят в топ-30, больше ни у кого такого нет. Я все время говорил: если и стать первой ракеткой мира, то только после того, как выиграю «Шлем». Он есть, но Новак взял три «Шлема» в этом году, вышел в финал. Занять первую строчку математически у меня шансов нет. Или я должен сыграть все турниры в году и все их выиграть — это уже из мира фантастики. Надеюсь, что все эти цели я за свою карьеру галочками помечу. Буду стараться изо всех сил выигрывать все, что можно. Это самое главное.

Новак — великий чемпион

— Готовы к Олимпиаде в Париже-2024?

— Проблема в том, что там грунт, но у меня есть три года. Хотя на «Ролан Гаррос» я играл неплохо. Посмотрим, как это будет в Париже. Олимпиада — это нереальный опыт. Когда я туда приехал, понял, что такое выступать за страну, при том что мы были без флага. И у меня было желание изо всех сил рвать, метать, стараться прыгнуть выше своей головы. Не был готов физически, был тяжелый период после Уимблдона и после травмы. Плюс в Токио жара и влажность. Мне было тяжело, не был я готов там выигрывать турнир по различным причинам.

Рад, что нашим все равно удалось провести круто Олимпиаду, куча медалей, если говорить про теннис. И действительно, мне было очень тяжело, когда я проиграл. И на следующий день проиграл и Новак, для него это был поход за золотым «Большим шлемом». Его спросили на пресс-конференции, как он себя чувствует. Он ответил: «Поражения сделали меня сильнее, я знаю свои цели и постараюсь их выполнить». И это мне дало такую мотивацию, что если такой человек и игрок, как он, мог такое сказать, то я просто постараюсь сыграть на этом опыте и быть лучше в следующих турнирах. Нельзя плакать три года и ждать следующей Олимпиады. И вот получилось это сделать уже здесь, получилось в Торонто, и я очень рад этому.

— Если не секрет, что Новак сказал вам около сетки?

— Мы хорошо с ним общаемся. Он крутой чувак. Да, мы, может, не настолько знаем друг друга, чтобы ходить на ужин семьями, чтобы точно сказать, какой он в жизни. В какой-то мере это всегда поверхностно. Он великий чемпион, я ни разу не слышал, чтобы он после поражения говорил что-то нелестное о сопернике. То есть он всегда грациозен в поражениях, и сейчас было именно так. Для него серьезный удар, но, отыграв вчера матч, он поздравил меня у сетки, сказал, что я должен собой гордиться, все в этом духе. Великий чемпион и очень приятный человек в жизни.

Шумно, тихо — моя задача выиграть матч

— Теперь, когда вы успешно завершили последний «мэйджор» в этом году, как вы будете строить календарь на остаток сезона? Будут ли в нем Санкт-Петербург и Москва? Будет ли все зависеть от Индиан-Уэллса?

— Все будет зависеть от него, все-таки это «мастерс». Его пропускать нельзя, даже если у тебя травма, там есть какие-то общие правила, ты можешь его пропустить, но на кону 1000 очков, и поэтому это очень важный турнир. Много чего на кону. Поэтому я буду его играть, в календаре ближайшие стоят Уэллс, Париж и Турин. То есть это турниры, которые надо играть, но ты, конечно же, можешь их пропустить.

В Москве и Санкт-Петербурге хочется сыграть, в Москве я не добивался каких-то результатов. Естественно, это является одной из моих целей на карьеру. Вопрос в том, что это будет три месяца в Америке подряд, перед этим был Токио, и соответственно Москва идет сразу же после Индиан-Уэллса, Питер идет сразу же после Парижа. Очень хочу сыграть перед родной публикой, если разрешат там полные трибуны, но я ничего не могу обещать.

— В момент первого матчбола в финале US Open публика начала кричать и мешать вам, хотя у вас сложились довольно теплые с ней отношения. Обращали ли вы на это внимание, или перед вами были только корт, мяч, ракетка и Новак?

— Я старался на это не обращать внимания, но полностью сделать это невозможно. Ты подбрасываешь мяч — все орут, это очень сильно мешало. Я не считаю, что они хотели помешать мне, они хотели поддержать Новака. Уже можно сказать, что они просто не соображали. Хотели лишь, чтобы Новак победил. Я старался оставаться сконцентрированным. Шумно, тихо — моя задача выиграть матч, подать эйс, подать в линию.

— После матчей, когда вы возвращаетесь к семье, оставляете все эмоции на корте?

— В основном да. Все, что было на корте, остается на корте. Другой вопрос в том, что теннис — это огромная часть моей жизни. Я бы сказал, что теннис занимает в ней 90-95 процентов. Конечно, после поражений настроение хуже, чем после побед. Мне кажется, у меня есть сильное качество — я могу быстро понять, сделал ли я все, что мог. Я способен прийти в номер и наслаждаться жизнью, заниматься обычными вещами.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
11
Офсайд
Следующая статья