Евгения Родина:
"Ракетки дочке мы с мужем уже купили"

Сегодня. Лондон. Евгения РОДИНА. Фото AFP
Сегодня. Лондон. Евгения РОДИНА. Фото AFP

WIMBLEDON-2015

Евгений ФЕДЯКОВ из Лондона

Евгения Родина, которая на третьем корте одолела британку Лауру Робсон – 6:4, 6:4, взяла себе за правило не проигрывать в самом начале Уимблдона. Так было и в 2008 году, когда москвичка, впервые попав в основную сетку, сразу же дошла до 1/16 финала, и в 2011-м, когда она прошла один круг. Но на протяжении нескольких лет Родина здесь не появлялась. И сейчас вы поймете, почему – если, конечно, еще не в курсе.

– Тяжело было играть с англичанкой на Уимблдоне?

– Конечно. Все-таки зрители были не за меня. Но я знала, что Робсон только возвращается после травмы и для нее за долгое время это всего лишь второй турнир.

– Играть при таком стечении болельщиков любите?

– Да я на трибуны особенно внимания вообще-то не обращаю. Хотя сегодня во второй партии публика завелась, и я это почувствовала.

– А трава вам нравится?

– Да. Не случайно я всегда здесь хорошо выступала.

– Вы выиграли первый матч после четырех поражений подряд на различных турнирах. Что не складывалось?

– Даже не знаю. На Roland Garros мне не повезло, потом где-то подустала, а где-то не сложилось.

– В Париже ведь вы встречались с самой Симоной Халеп и проиграли ей в равной борьбе – 5:7, 4:6. Показалось, что шанс был.

– Действительно. Но в первой партии при счете 5:5 я чуть-чуть смазала удар слета, и после этого где-то уверенность потеряла.

– Как в целом оцениваете сезон для себя?

– Да ничего вроде все идет. Нормально. (Улыбается.)

– А задачу какую ставите?

– Войти в Топ-50. У меня, правда, в конце сезона много очков сгорает, так как прошлой осенью я выиграла четыре турнира ITF. Во всяком случае, постараюсь сделать так, чтобы по-прежнему попадать в основные сетки больших турниров.

– В 2012 году вы стали одной из немногих в профессиональном туре мам. Сложно было вернуться после рождения дочери?

– Конечно. Чисто физически. Ведь родила я Аню в ноябре, а в августе 2013-го уже провела свой первый турнир. Причем больше года я кормила дочку грудью, и мы возили ее с собой.

– А какие-то малейшие сомнения по поводу возвращения у вас были?

– Да особо нет. Я знала, что вернусь. Все-таки еще совсем не старая. (Улыбается.)

– Через сколько времени вы начали в полную силу тренироваться?

– Поначалу я сильно не напрягалась. Может, раза три в неделю тренировалась усердно. Втягивалась потихоньку. Сначала, конечно, было тяжело.

– Тренирует вас по-прежнему муж – Денис Штейнгарт?

– Да. По турнирам мы вместе ездим, а ухаживать за дочкой родители помогают. Когда моя мама сидеть с внучкой не может, то берем ее с собой.

– Как часто это происходит?

– Не так уж часто. В Австралии она с нами не была, здесь – тоже нет. Я скучаю, конечно, звоню по вечерам домой.

– Какой вы привезете дочери сувенир с Уимблдона?

– Куклу, наверное. Когда спрашиваешь, что тебе привезти, она говорит: "Лялю". У нас столько уже этих ляль… Но тут пока ничего еще не покупали.

– Муж у вас тренер исключительно теннисный?

– Да. Мы ведь с ним с детства на турнирах вместе. Только по финансовым причинам он достаточно рано закончил выступать. По фитнесу у меня тренера никогда не было. После родов сами бегали. Зато у меня есть доктор и массажист.

– В такой теннисной семье судьба дочери, видимо, предрешена.

– (Смеется.) Да, думаю, что теннис. С мячиками она возиться любит, шустрая, энергичная. Да и ракетки мы ей уже купили. А если теннис не понравится, найдем какой-то другой вид спорта.

Материалы других СМИ
Загрузка...