Мария Шарапова: "Сейчас мы с Надалем думаем только о первом матче"

Пятница. Париж. Мария ШАРАПОВА, президент Французской федерации тенниса Жан ГАШАССЕН и Рафаэль НАДАЛЬ после жеребьевки Roland Garros-2015. Фото AFP
Пятница. Париж. Мария ШАРАПОВА, президент Французской федерации тенниса Жан ГАШАССЕН и Рафаэль НАДАЛЬ после жеребьевки Roland Garros-2015. Фото AFP

ROLAND GARROS

В пятницу в Париже состоялась жеребьевка Открытого чемпионата Франции, который стартует в воскресенье. При этом двукратная (2012, 2014) победительница турнира на пресс-конференции, где присутствовала и корреспондент "СЭ", поделилась своими ощущениями перед стартом.

Джокович вместо Надаля. Но кто вместо Шараповой?

Наталья КОПОСОВА из Парижа

– Как оцениваете итоги жеребьевки, по итогам которой выяснилось, что в первом круге вам предстоит встретиться с 49-й ракеткой мира эстонкой Кайей Канепи?

– У меня достаточно сильная первая соперница. Против Канепи я играла много раз и всегда испытывала определенные неудобства. Знаю, что на грунте она может показать классный теннис – недаром на Roland Garros она не раз показывала достаточно хорошие результаты. В общем, надо быть готовой к тому, что мне придется непросто.

– Согласны ли вы с тем, что нынешний Roland Garros в женском разряде может оказаться одним из самых непредсказуемых за последние годы? Как в такой ситуации оцениваете свои шансы?

– Фавориты есть всегда, на любом турнире. Но смотреть далеко вперед бессмысленно. Надо готовиться к первой сопернице.

– Можете ли сравнить свои нынешние ощущения с теми, которые испытывали год назад?

– На этот раз я начала тренироваться на грунте гораздо позже. Весной 2014-го я фактически была готова к Парижу уже в Мадриде, то есть за три недели до Roland Garros. Сейчас ситуация иная. На последних турнирах по большому счету мне пришлось не играть, а тренироваться.

– Причина задержки – травма ноги, из-за которой вы пропустили матч Кубка федерации?

– Да, у меня действительно были небольшие проблемы. Чтобы вернуть форму, пришлось проводить много времени не только на корте, но и на тренажерах. Ведь восстановить игровые ощущения вот так – сразу – невозможно: приходится очень много трудиться, тем более когда переходишь с жесткого покрытия на грунт. В Мадриде я впервые за довольно длительный период времени сыграла пять матчей подряд. И почувствовала, что дела налаживаются.

– То есть сейчас, по вашим ощущениям, вы находитесь в форме?

– Титул, выигранный в Риме, помог мне обрести хороший запас уверенности. К тому же за последнее время я провела достаточно много матчей. Это для меня самое главное.

– С тех пор как в 2004 году вы победили на Уимблдоне, в теннисе и вашей игре многое поменялось…

– Да, свой первый турнир "Большого шлема" я выиграла еще очень молодой. С тех пор в теннисе действительно многое изменилось – другими стали корты, появились всевозможные новые технологии, да и сама игра стала иной. Сама удивляюсь тому, что мне удалось дважды выиграть Roland Garros. Во многом это произошло потому, что слабые места, которые когда-то присутствовали в моей игре, постепенно превратились в козыри.

– Сейчас много говорят о 9-кратном чемпионе Roland Garros Рафаэле Надале, который здесь уже в четвертьфинале может встретиться с первой ракеткой мира Новаком Джоковичем. Следите ли вы за испанцем, которому, как и вам, предстоит защищать свой титул?

– То, что в последние недели перед Roland Garros все внимательно наблюдали за Рафой, по-своему довольно любопытно. Стоило ему проиграть один–два матча, как за его формой начали следить с особым пристрастием. Но послушайте, Надаль победил здесь 9 раз! Для меня более чем странно, что рядом с его фамилией столько вопросительных знаков. На мой взгляд, это проявление неуважения к такому экстраординарному чемпиону.

Лично я не вижу причин, по которым Надаль не смог бы в очередной раз провести в Париже очень красивый турнир. Мотивация у него по-прежнему на самом высоком уровне. К тому же Рафа вряд ли думает о том, что ждет его впереди. Мы с ним – профессионалы, а профессионалы перед началом турнира обязаны думать только о первом матче.

– Энди Маррэй, женившись несколько недель назад, выиграл после этого свои первые титулы на грунте, а Новак Джокович после рождения сына прошлой осенью и вовсе выглядит практически непобедимым. А вы ощущаете сейчас равновесие в своей жизни?

– Все мы – спортсмены и находимся здесь для того, чтобы как можно лучше выполнять нашу работу. Но в конечном итоге теннис занимает только очень малую часть нашей жизни. Особенно у женщин, которые хотят иметь детей и после их рождения, как правило, не могут продолжать карьеру. У мужчин все немного иначе, хотя, на мой взгляд, это просто великолепно – видеть на кортах столько счастливых мужей и отцов.

Правда, мне не очень нравится в данном случае слово "равновесие". Поскольку когда ты пытаешься искусственно уравновесить какие-то вещи, неизбежно что-то теряешь.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...