ATP

28 апреля, 21:00

«Это было всего одно маленькое слово из четырех букв». Как великий Макинрой нарвался на матч-штраф

Американского теннисиста Макинроя выгнали с корта во время матча на Australian Open-1990
Читать «СЭ» в
Нынешние теннисные хулиганы — просто дети по сравнению с Джоном Макинроем, вершиной безумия которого стала дисквалификация на Australian Open-1990.

Теннис считают игрой джентльменов, в которой спортсмены придерживаются правил тактичности, порядочности и честности. Однако это уже скорее атавизм, давно ушедший в прошлое. В теннисе, как и в других видах спорта, есть «плохие парни», которые любят швырнуть ракетку, повздорить с судьями и сверкнуть далеко не спортивным поведением.

Некоторыми не самыми корректными поступками на корте отметился и россиянин Даниил Медведев. Например, в 2017 году россиянин проиграл на Уимблдоне бельгийцу Рубену Бемельмансу (4:6, 2:6, 6:3, 6:2, 3:6). На протяжении всей встречи Медведев ругался и предъявлял претензии судье Мариане Алвеш. Сразу после окончания матча огорченный спортсмен достал из своего кошелька пару монет и демонстративно бросил их в сторону Алвеш, намекая на ее предвзятость. Позже Медведев извинился перед судьей и оплатил три штрафа: за неспортивное поведение — 5800 фунтов и за споры с судьей — 3100 и 2300 фунтов.

Неудивительно, что главный трештокер в истории тенниса Джон Макинрой называет Медведева любимым современным теннисистом. «Даниил невероятен. Он мой любимый игрок из тех, за кем я сейчас наблюдаю. То, как он играет, — так оригинально, просто потрясающе. В целом я думаю, что Даниил проделал колоссальную работу над собой, превратившись из плохого парня на US Open-2019 в очень интригующего и интересного игрока», — поделился Макинрой.

С Макинроем нельзя не согласиться. За несколько лет Медведеву удалось обуздать свой пылкий характер, из-за чего он практически перестал влипать в скандальные истории. Возможно, наблюдая за прогрессом россиянина, Макинрой хотел бы добиться того же в своей карьере, но его эмоции всегда были сильнее разума.

Характер «капризного младенца»

Макинрой — один из главных скандалистов в истории тенниса. За буйное поведение ему регулярно приходилось оплачивать чеки со штрафами. Казалось, что американец просто не умеет контролировать эмоции, хотя это не так. Джон прекрасно осознавал, где проходит грань дозволенного. Однако в 1990 году на Открытом чемпионате Австралии он превзошел сам себя. В четвертом круге Макинрой встречался со шведом Микаэлем Пернфорсом. Семикратный чемпион турниров «Большого шлема» изо всех сил пытался восстановить форму, которая у него была до творческого отпуска 1986 года. Но спад был очевиден, а закат карьеры — очень близок.

Джон Макинрой на чемпионате Австралии в 1990 году. Фото Getty Images
Джон Макинрой на Australian Open-1990. Фото Getty Images
Фото Getty Images

Макинрой легко выиграл первый сет со счетом 6:1, проиграл второй со счетом 4:6, а затем затащил третий — 7:5. К четвертому сету у американца уже было одно предупреждение. В начале матча он схватил наказание за то, что угрожал судье на линии. Макинрой думал, что у него еще есть возможность продемонстрировать публике характер «капризного младенца» (прозвище, данное британской прессой. — Прим. «СЭ») При счете 2-3 по геймам, не согласившись с очередным решением рефери Джерри Армстронга, американец швырнул ракетку на корт, из-за чего на ней появилась трещина.

Главный судья не оценил этот поступок и снял с Макинроя один балл. «У него [Пернфорса] было преимущество, но я все еще чувствовал, что выиграю матч и даже этот сет. Я пропустил удар, который должен был сделать, и как бы швырнул ракетку на землю. Я не пытался ее сломать. Игроки делают это все время, но все услышали треск. Технически судья мог вынести предупреждение, но внезапно это был штрафной балл. Тогда я подошел и сказал: «Эй, здесь 120 градусов. Может быть, вы могли бы дать мне поблажку».

Я всегда понимал, когда нужно остановиться

Макинрой потребовал появления супервайзера. На корт вышел колоритный мужчина с усами и в солнцезащитных очках Кен Фаррар. Американец пытался оправдать свои действия, но безрезультатно. Фаррар никак не мог отменить справедливое решение Армстронга. Свое решение он чутко и спокойно разъяснил Макинрою. «Давайте играть», — сказал наблюдатель главному судье и направился через площадку к своему месту. В этот момент недовольный Макинрой решил хорошенько выругаться в спину Фаррара, посоветовав ему сделать что-то довольно непристойное с участием матери.

Джон Макинрой на чемпионате Австралии в 1990 году. Фото Getty Images
Джон Макинрой на Australian Open-1990. Фото Getty Images
Фото Getty Images

В тот момент американец еще не знал, что вступил в силу новый Кодекс поведения, в котором было четко сказано, что третье нарушение приведет к дисквалификации. Фаррар вновь подошел к Армстронгу и рекомендовал дисквалифицировать Макинроя за третью грубость. «Словесные оскорбления, непристойности вслух, мистер Макинрой. Гейм, сет и матч. Пернфорс», — объявил на весь стадион Джерри Армстронг.

Послематчевая пресс-конференция Макинроя представляла собой смесь отречения и принятия ответственности. «Это было всего одно маленькое слово из четырех букв», — сказал он, но затем также признал: «В этом смысле это была моя вина».

Спустя более десяти лет Макинрой написал в автобиографии: «Конечно, я должен взять на себя ответственность за весь инцидент. Однако я искренне верю, что если бы знал новое правило, то сдержал бы себя. Иногда я сходил с ума, но всегда понимал, когда нужно остановиться».

Макинрой провел еще два года на профессиональном уроне, прежде чем официально ушел на покой в 1992 году. Многие считают, что его карьера могла сложиться несколько иначе в эпоху Hawk-Eye (программно-аппаратный комплекс «Соколиный глаз», моделирующий траекторию мяча. — Прим. «СЭ»), который уменьшает количество споров на корте. Но тогда, скорее всего, его путь не получился бы таким ярким и запоминающимся.

Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости