"После Олимпиады я должна родить второго ребенка. А потом – еще раз вернуться"

17 июля 2019, 15:45

Статья опубликована в газете под заголовком: «Светлана Ромашина: "После Олимпиады я должна родить второго ребенка. А потом – еще раз вернуться"»

№ 7973, от 18.07.2019

Светлана Ромашина. Фото REUTERS
Светлана Ромашина – о своем 20-м золоте и перспективах на Токио-2020.

– Теперь вы самая титулованная синхронистка в истории. Каково это?

– Мысли сейчас не об этом. Я просто рада, что сольная программа сегодня подошла к концу. За нее на этом чемпионате мира особенно переживала. Вдвоем-то и выходить не так страшно, и мы уже успели опробоваться на Мировых сериях. А в соло я вышла на большую арену впервые после долгого перерыва. Опасалась за то, как судьи воспримут его. Хотя по полуфиналу поняла, что есть порох в пороховницах.

– Сложно поверить, что вам может быть страшно. Все уверены, что вы сделаете свою работу идеально.

– От того, что все так уверены – и страшно. Плюс из года в год наши программы становятся тяжелее. И предела, наверное, нет. Мы постоянно находим возможность увеличивать количество связок, которые выполняем ногами, удлинять время задержки дыхания. Боязнь в том, что не сможешь идеально показать программу от начала и до конца. Мы же приезжаем не для того, чтобы умереть в конце.

– С программами 10-летней давности Россия выиграла бы здесь все в синхронном плавании?

– Сложный вопрос. Но мы себе этого просто не позволили бы. Штука в том, что мы постоянно ставим себе цель – расти над собой.

– Самый сложный элемент сегодня?

– Барракуда. Он исполняется в технической программе, но у меня еще больше оборотов. И мы решили показать, как я могу делать этот элемент.

– Сколько в итоге винтов получилось в вашей барракуде?

– Если честно, даже не знаю. Не считала. Главное было – остановиться в нужную мне стенку. Потому что, когда делаешь много винтов на большой скорости, поймать правильный момент очень сложно.

– Нужна интуиция?

– Нет, хитрость. В бассейне есть наклейки FINA. С одной стороны она – чуть подальше. Я ориентировалась на ту, которая поближе.

Не могу сказать, что нас недолюбливают

– Видели, к вам подошла соперница, поздравляла, хвалила программу. Часто здесь слышали такое?

– Это была Жаклин Симон из Канады. А так подходили немного. Наверное, не все готовы хвалить соперника. Несмотря на то, что у нас разные баллы. Никто мне скажет: "Света, как здорово, плавай дальше".

– Не секрет, что китайских прыгунов в воду остальные недолюбливают. Очень уж много они побеждают. Ощущаете ли вы на себе косые взгляды со стороны соперниц после очередного золота?

– Да нет, просто мы всем немножко надоели. Надоели еще лет восемь назад, а сейчас еще больше. Порой сама начинаю думать: "А, может, теперь мы действительно не так хороши"? Нам ставят высокие оценки, а потом все вокруг ходят с поникшими лицами и мыслями о том: "Ну сколько можно"?

Вот когда у меня был перерыв, и я наблюдала со стороны, отчетливо видела пропасть между российскими спортсменками и всеми остальными. Особенно в техническом плане. А когда выступаешь сам, начинаешь переживать. Кажется, что наступают на пятки.

Но я не могу сказать, что нас прям всем недолюбливают и что-то говорят в спину. Такого нет. Все адекватно и по-спортивному.

– Китайцев в медальном зачете чемпионата мира догоним?

– Да мы и так, когда побеждаем – смотрим таблицу. Думаем, приблизились. А у них уже новые медали. Да что ж такое!

Возвращение

– Реально ли в теории выступить на чемпионате мира во всех видах программы?

– Если бы я была моложе годика на четыре, то да. Но сейчас уже просто даже цели такой ставить не буду. Просто загоню свое здоровье. Дай Бог, в дуэте в четверг у нас все будет хорошо. И вот этого мне будет вполне достаточно.

– Ради строчки в Википедии убивать себя не будете?

– Нет, точно нет.

– Что было самым сложным после возвращения из декрета?

– Вернуть растяжку. Прежде всего дубеет спина. А у нас очень много технических элементов, где нужен хороший прогиб. И если со шпагатами проблем не было, то над спиной я работаю до сих пор.

– А вы сами в чем-то изменились?

– Я стала степеннее. Раньше могла вспылить, бурно на что-то ответить. Сейчас гораздо проще все воспринимаю. И порой не позволяю себе спорить со Светой Колесниченко. Хотя Наташа Ищенко раньше говорила, что со мной вообще лучше не спорить, даже если полностью уверен в своей правоте.

– Есть какой-то шанс, что все-таки останетесь после Токио-2020?

– Татьяна Евгеньевна мне уже почти на полном серьезе сказала, что после Олимпиады по договоренности с мужем я должна вернуться в семью и родить второго ребенка. А потом – еще раз вернуться. Такой цикл у меня получится: ребенок – возвращение – ребенок – возвращение (смеется).

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
3
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир