17:30 30 июля | ПЛАВАНИЕ

"Ефимова сама накатала себе соперниц"

Юлия ЕФИМОВА. Фото AFP Антон ЧУПКОВ. Фото AFP Ирина ВЯТЧАНИНА и ее сын Аркадий. Фото Михаил МАКАРОВ. Юлия ЕФИМОВА в финале 100-метровки. Фото AFP
Юлия ЕФИМОВА. Фото AFP

ЧЕМПИОНАТ МИРА ПО ВОДНЫМ ВИДАМ СПОРТА
ПЛАВАНИЕ

Бывший тренер Юлии Ефимовой Ирина Вятчанина – об уникальной технике своей воспитанницы, опасностях звездного статуса и о том, как лидеру женской сборной России по плаванию достичь абсолютной свободы.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Будапешта

Юлия Ефимова, выиграв в минувшую пятницу 200 метров брассом, до сотых долей секунды повторила юниорский рекорд мира Виктории Гюнеш – результат, до которого турчанку украинского происхождения довела Ирина Вятчанина. Тренер, когда-то сделавшая чемпионкой мира Ефимову. Вятчаниной я позвонила сразу после того, как Юля завоевала свой пятый высший титул на двухсотметровке, а в мужском брассе на этой дистанции победил Антон Чупков.

– Брасс – это один из наиболее быстро развивающихся способов плавания, поэтому он всегда так интересен, – начала свой комментарий тренер. – Посмотрите, какой прогресс сейчас идет на женской стометровке: это и результаты Ефимовой по ходу сезона, и мировой рекорд Лилли Кинг, это и наши российские мальчишки. Те пловцы, которые в этом стиле идут как бы на пике, начинают экспериментировать с техникой. Если удается "поймать" так называемую дельфинную технику с работой от корпуса, то результаты сразу идут вверх.

– При этом я бы сказала, что брасс молодеет.

– Это закономерный процесс. Молодым проще осваивать все новое. Менять уже устоявшуюся технику гораздо сложнее. По поводу Ефимовой мы с вами говорили много раз – я с самого начала ставила ей технику "от дельфина" и долгое время так плавала только она. А сейчас, получается, она сама накатала себе соперниц, разве не так? Мы отправили ее в Америку – и тут же получили на мировом уровне сразу нескольких американок, в том числе и юниорского возраста, способных плавать столь же быстро.

– Они же тренировались совсем у другого тренера.

– Ну и что? В США Ефимову постоянно наблюдали в тренировках, она много выступала там в соревнованиях, ездила в тренировочные лагеря. В России ее видели гораздо меньше. Лично я вижу прямую связь Юлиного отсутствия с тем, что происходит сейчас в российском женском брассе: не на кого смотреть, не за кем тянуться. За Юлей просто дыра. Огромная. В то время как у парней – высочайшая конкуренция. В том числе и потому, что они варятся в одной каше, видят друг друга, тренеры постоянно обмениваются мнениями, идеями. Именно это формирует опыт – как тренерский, так и спортивный. А в итоге дает результат.

Антон ЧУПКОВ. Фото AFP
Антон ЧУПКОВ. Фото AFP

ЕФИМОВОЙ НУЖНА ТОЛЬКО РАСКРЕПОЩЕННОСТЬ

– Те результаты, которые показала в Будапеште российская "золотая тройка", как иностранцы стали называть Евгения Рылова, Антона Чупкова и Ефимову, – хороший плацдарм для того, чтобы совершить качественный скачок вперед. Вопрос только в том, окажутся ли наши тренеры способны понять, как и куда им двигаться.

– Именно так. Вы сформулировали все абсолютно верно.

– Что на ваш взгляд нужно для того, чтобы тот же Чупков бил не рекорды Европы, а рекорды мира?

– Антону нужно только время. У него со времени Олимпийских игр произошел колоссальный прогресс, а сейчас еще и появилась уверенность. Ему ведь было очень непросто: в юном возрасте он стал третьим на Олимпиаде и, приехав в Будапешт, должен был отстаивать определенный статус. То, что Антон победил во всех трех заплывах, начиная с предварительного, означает, что психологически он очень устойчив. Он очень внимательно относится ко всему, что связано с тренировкой. Помню, когда я была с Гюнеш на юниорском первенстве мира в Сингапуре, Антон выступал там без своего тренера Александра Немтырева. Он постоянно крутился рядом с нами, слушал, что я говорила Вике. Я даже спросила тогда: мол, зачем все это слушать? Оно тебе надо? И Антон совершенно серьезно ответил: "Надо, Ирина Германовна. Пригодится".

У этого парня прекрасный тренер, великолепная гидродинамика, он спокойно и правильно работает, набирает мощь, и у него не будет "провала", который случается у многих пловцов в переходном возрасте. При столь качественной и стабильной работе спортсмен проскакивает этот период, не замечая его. Это очень важно. Мы обычно больше говорим о том, насколько непросто провести через пубертат девочек, но ведь и у мальчишек этот период протекает крайне сложно. У них меняется центр тяжести, увеличивается удельный вес костей, соответственно начинает изменяться техника. Если тренер работает планомерно и качественно, не упускает из вида ни единой ошибки, все эти процессы проходят незаметно. На этом, кстати, в свое время обожглась Виталина Симонова. Когда она была еще совсем девчушкой, я заметила, что в технике есть определенные недоработки. И подумала как раз о том, что если тренер не увидит и не подправит какие-то вещи, начнутся большие проблемы, как только девочка начнет взрослеть.

– Ефимову вы знаете лучше, чем любого другого пловца. За счет чего она может продолжать добиваться прогресса в результате?

– У Юли очень стабильная техника. Ей нужна только раскрепощенность. Она ведь приехала в Будапешт очень раскрепощенная и очень уверенная в себе. Ей на пользу тренироваться в обстановке, когда все вертится вокруг нее. Когда перед чемпионатом меня спрашивали, сколько медалей возьмет Юля, я даже не сомневалась, что две медали будут точно. А скорее всего все три. Насколько возможен дальнейший прогресс? Думаю, возможен. Юле всего 25 лет, все при ней, лишь бы никто не мешал.

– Что вы имеете в виду?

– Не хотелось бы, чтобы она слишком увлеклась всевозможной рекламной деятельностью и добыванием денег для своей команды, которую надо тянуть.

Ирина ВЯТЧАНИНА и ее сын Аркадий. Фото Михаил МАКАРОВ.
Ирина ВЯТЧАНИНА и ее сын Аркадий. Фото Михаил МАКАРОВ.

СТИЛЬ ЮЛИ МОЖНО СРАВНИТЬ С КОСТРОМ

– Не думаю, что добывание денег – это забота Ефимовой. В конце концов ее собственную подготовку оплачивает Министерство спорта.

– Я просто не так давно прочитала интервью о том, как и из чего складывается бюджет Юлиной команды, и у меня сложилось впечатление, что постоянное добывание денег – одна из наиболее серьезных проблем. Если это так, не совсем понятно, зачем при команде нужна своя школа. То есть – дополнительные и не слишком оправданные расходы. Кто в этой школе будет работать? Непонятно, зачем нужно искать для Юли еще одного тренера. С Ефимовой прекрасно работает ее отец, он досконально ее знает, к тому же, знает все методики, все особенности техники. Какому иностранному тренеру она будет так же нужна, как ему? Тому же Дэйву Сало понадобилось два года, чтобы понять, какое сокровище он получил в свои руки. Он ведь поначалу начал тренировать Юльку точно так же, как тренировал Ребекку Сони и Джессику Харди – ставил ей дерганый, силовой брасс, построенный на голом темпе. И только через два года она вернулась к тому стилю, которым с самого начала плавала у меня. Ведь 200 метров у нее – наработанная дистанция. Начинала она чистым спринтером. И мы вплоть до 2007 года до хрипоты с ней спорили на эту тему – я объясняла ей, что такое четырнадцать циклов, на которых делается результат, а она сопротивлялась: мол, на 14-ти циклах она проплывет "полтинник" за сорок секунд, а на 19-ти за 38-39. Мне стоило большого труда тогда объяснить, что плавать 50 м за 38 секунд – это вообще никому не нужно.

– Расшифруйте для обывателя: в чем разница: 14 циклов, или 19?

– 14 – это и есть уникальное Юлькино скольжение. Мощность гребка, обтекаемость. То, что дает ей возможность финишировать на таких скоростях, как она это делает. Ефимова начинает двухсотметровую дистанцию на лактате 6, постепенно разогреваясь к финишу. А у остальных этот показатель доходит до девяти, то есть быстрее закисляются мышцы. Можно сравнить это с костром. Если у остальных он к концу третьего отрезка едва тлеет, поскольку все уже прогорело раньше, то у Юльки полыхает вовсю, и она подбрасывает туда все новые и новые "дрова". Она не закрепощается, не устает – каждая мышца в процессе плавания дышит и восстанавливается.

– Вы как-то сказали, что у Ефимовой очень сильные ноги и прыгучесть. Почему тогда ее слабым местом столько времени остается старт?

– Не знаю, почему до сих пор ее не научили делать выход.

Юлия ЕФИМОВА в финале 100-метровки. Фото AFP
Юлия ЕФИМОВА в финале 100-метровки. Фото AFP

НА СТОМЕТРОВКЕ ЕФИМОВА ПРОСПАЛА СТАРТ

– Ваш коллега Игорь Марченко сказал, что правильный подводный выход слишком отличается от того, как брассист плывет на поверхности. И что загвоздку он видит именно в этом.

– Нет, дело тут в другом. Дело в том, что гребок – что в брассе, что в баттерфляе – идет через основной соединяющий сустав – плечо. Поэтому у пловцов столь мощные плечи. Поэтому так часто "летят" плечи у спинистов. На мой взгляд старт у Юли ухудшился в тот период, когда в брассе пловцам разрешили делать дополнительное движение дельфином. Раньше мы очень тщательно согласовывали движение рук с движением корпуса, следили за тем, чтобы в воду плечи и руки как бы были продолжением корпуса, не препятствовали свободному скольжению. А сейчас, похоже, лишнее движение ногами просто сбивает Юлю с темпа. Ей оно на самом деле не нужно: чтобы не проигрывать старт достаточно будет одного хлесткого движения корпусом – тем более с ее гибкостью и подвижностью. Вот и все.

– Вы упомянули про спинистов и частые травмы плечевых суставов. Получается, когда человек плывет на спине, сустав работает как-то по-другому?

– Конечно. Когда человек лежит на воде на груди, плечо работает более естественным образом. На спине же если ты чуть-чуть не довернул руку вокруг продольной оси до правильного положения, сразу возрастает нагрузка на сустав. Такая травма была в свое время у моего сына Аркадия. С гибкостью у него все было в порядке, а вот пронация – способность поворачивать руку во время гребка как бы наружу, немного прихрамывала. Возможно, потому, что Аркадий был высоким, и в связи с этим появилась привычка сутулиться.

– Что вы ждете от Ефимовой на дистанции 50 метров?

– Борьбы за медаль. Скорость у нее есть, высокие результаты в этом сезоне она на этой дистанции уже показывала – несмотря на свой старт. Понятно, что у всех в памяти наиболее ярко запечатлелась ее двухсотметровка, но не стоит забывать, что Юля прекрасно умеет плавать и темповой техникой, начиная работать в полную силу сразу со старта. Она по характеру, эмоциям и внутреннему состоянию спринтер, холерик. Главное с этими эмоциями справиться. Она ведь почему проиграла стометровку: проспала старт, заторопилась, не довела руки в первом гребке до конца и стала немножко рвать воду. 200 метров в этом плане – дистанция гораздо более спокойная. Дает гораздо больше возможности правильно лечь на воду.

– А что это за чувство – правильно лечь на воду?

– Чувство потрясающего комфорта. И абсолютной свободы. Для меня по крайней мере это всегда было так. Поэтому своим спортсменам я всегда говорю: дистанция начинается не с того момента, как ты прыгнул в воду, а когда ты только подходишь к тумбочке. Важно все: в каком ритме ты идешь, в каком ритме дышишь, как поймал команду стартера. Плавание – циклический вид спорта. Все, что делает спортсмен – это прежде всего ритм: раз – два, раз – два, раз – два. Ритм можно убыстрять, замедлять, главное – с него не сбиться. И все тогда будет в порядке.

5
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (5)

Bache Gabrielsen

Приятно почитать мнение профессионала.

15:18 31 июля

fireman32

Я правильно понял,что у США до Ефимовой не было женского брасса)))?Мания величия Вятчаниной просто поражает.

08:11 31 июля

докторр

И чо? "Великий" трееенир. Где Ваш сын, который мог стать большим пловцом? Все ушло в нервы, дрязги. Укро-турков тренируешь - нечего про наших рассуждать!

23:02 30 июля

engineer75

Интересно, спасибо!

22:07 30 июля

echo2011

Лишний повод поговорить о том,как важно давать слово настоящим специалистам и как надоедают те журналисты,которые могут только критиковать и кричать "давай-давай".

20:57 30 июля