15:45 2 октября 2015 | ПЛАВАНИЕ

Николай Скворцов: "Юношеский спорт губят большие премиальные"

Николай СКВОРЦОВ на церемонии награждения после финального заплыва на 200 м баттерфляем на чемпионате Европы на короткой воде-2009 в Стамбуле. Фото REUTERS Николай СКВОРЦОВ на чемпионате мира по водным видам спорта-2005 в Монреале. Фото Александр ВИЛЬФ Николай СКВОРЦОВ на чемпионате Европы на короткой воде-2013 в Монреале. Фото AFP Николай СКВОРЦОВ знает вкус больших побед. Фото AFP
Николай СКВОРЦОВ на церемонии награждения после финального заплыва на 200 м баттерфляем на чемпионате Европы на короткой воде-2009 в Стамбуле. Фото REUTERS

31-летний ветеран российской сборной – о дальнейшей карьере

На весеннем чемпионате России Николай Скворцов уверенно квалифицировался в финал 200 м баттерфляем, но на решающий заплыв не вышел из-за травмы. По этой же причине экс-рекордсмен пропустил весь сезон, включая домашний чемпионат мира в Казани. Корреспондент "СЭ" поговорил с ветераном национальной сборной об интересе к экономике, охоте к перемене мест и спортивных амбициях.

– Как самочувствие?

– Рука еще побаливает, но тренироваться можно. Правда, приходится делать специальные упражнения во время разминки. Со стороны они даже кажутся шаманскими. Ребята в бассейне когда увидели – ошалели.

– Сами разрабатывали?

– В общем-то да. Проблема была в том, что сустав выскакивал, и я не мог им щелкнуть, чтобы он встал назад. А когда мануальный терапевт вправлял мне его, я уловил суть процесса.

– Каково было сниматься из-за травмы с чемпионата России, что автоматически означало пропуск домашнего чемпионата мира?

– Было ощущение катастрофы. Я никогда раньше не снимался с турниров. Даже с чемпионата Европы-2003 на короткой воде, когда меня "полоскало" из-за пищевого отравления. Говорил тренеру, что у меня температура, и я не могу плыть, а он сказал выходить. Стал шестым. Но на этот раз у меня просто не работала рука, поэтому сделать хоть что-то было невозможно.

– С чемпионата России вы снялись уже по ходу соревнований. До последнего надеялись, что рука заработает?

– До старта у меня было лишь смещение сустава, а уже во время предварительных заплывов на отборе я порвал связки. Думаю, травму можно было предотвратить, если бы вовремя была оказана медицинская помощь.

– Кто виноват в том, что этого не произошло?

– Да сам…

– С какими чувствами наблюдали за чемпионатом мира?

– Спокойно наблюдал. Иллюзий не питаю и понимаю, что в любом случае вряд ли бы завоевал там медаль. Мне 31 год, и бороться за тройку на таких турнирах уже тяжеловато. Если я выйду на свой уровень в предстоящем сезоне – буду доволен. Это позволит мне отобраться на Олимпийские игры.

ЕДВА НЕ УЕХАЛ В АВСТРАЛИЮ

Николай СКВОРЦОВ на чемпионате мира по водным видам спорта-2005 в Монреале. Фото Александр ВИЛЬФ
Николай СКВОРЦОВ на чемпионате мира по водным видам спорта-2005 в Монреале. Фото Александр ВИЛЬФ

– Существует предел, до которого вы готовы плавать? Вице-чемпионка мира-2007 Яна Мартынова не скрывает, что на олимпийскую медаль уже не особо рассчитывает. Но при этом равных ей в стране на 400 м комплексом нет, она стабильно отбирается в команду, и заканчивать в этой связи не собирается.

– Кроме эстафетчиков и еще трех-четырех человек у всех российских пловцов такая позиция. Может, не все ее открыто озвучивают. Что касается меня, то я готов плавать, пока попадаю в сборную России.

– Можете сказать, что сейчас у вас ровно такое же отношение к спорту, как и лет шесть-семь назад?

– Да, свидетельством тому являются мои результаты. Я не стал плавать хуже. Просто общемировой уровень сильно вырос, и я на этом фоне смотрюсь не очень здорово. А для того, чтобы мне тоже прыгнуть на ступеньку вверх, нужно что-то кардинально менять: искать другое место для тренировок, нового тренера, практически бросить семью. При этом не будет никаких гарантий в положительном исходе.

– Вы готовы на это?

– Сейчас уже нет.

– А когда-то были?

– В 2009-м. Я едва не уехал в Австралию. Оформили с женой документы. Не получилось лишь по финансовой причине. Понял, что не потяну. Ведь если ехать туда, то сразу на год. Иначе не имеет смысла. Наверное, решение остаться было ошибкой – стоило рискнуть всем и поехать. С другой стороны, сейчас я хорошо живу в России. Всем доволен.

– Что под этим подразумеваете?

– У меня свой дом, жена, двое детей, любимая работа. Появился отличный бассейн. Единственное, чего не хватает – грамотного специалиста. Но Обнинск не тот город, в который мог бы приехать, скажем, Дэйв Сало.

– А вы в перспективе готовы стать таким специалистом?

– Наверное, да. Это один из вариантов продолжения карьеры после Рио. Вообще я собираюсь получать педагогическое образование. Первое у меня – экономическое.

– Не пригодилось?

– Наоборот. Я научился управлять своими финансами. Это полезный навык. Одно время даже играл на московской бирже, торговал акциями.

– Успешно?

– Остался в плюсе. При этом даже не платил за обучение, сам все изучал по книжкам. Причем играл в кризисное время – в 2007 - 2008 годы. Но занятие нервное. Я зарабатывал деньги, а удовольствия от жизни при этом не испытывал. Забросил это дело. Хотя в случае необходимости могу вернуться.

ВАН ДАММ, ПОЛИТИКА И ПРИЗОВЫЕ

Николай СКВОРЦОВ на чемпионате Европы на короткой воде-2013 в Монреале. Фото AFP
Николай СКВОРЦОВ на чемпионате Европы на короткой воде-2013 в Монреале. Фото AFP

– Сколько я вас помню, вы не приезжали на централизованную подготовку. Почему предпочитаете готовиться самостоятельно?

– Меньше давления. Вот работаю я на сборах по своей программе, а ко мне подходит главный тренер и спрашивает: может лучше так, а не сяк? В результате я всегда перерабатывал. Я знаю, какая нагрузка мне нужна, но если работаешь с кем-то, хочется сделать больше.

При этом до 2009 года меня на сборы особо не звали.

– Почему?

– У меня не было тренера. Раньше это было обязательное условие.

– То есть вы били мировой рекорд, а вас не брали на сбор? Обидно было?

– Я бы не сказал. Проблема лишь в том, что в Обнинске был один бассейн. Длиной 24,80 м. Причем он был очень мелкий, и его плохо чистили. Неприятно, когда плывешь, а рядом чьи-то волосы…

– Как-то вы сказали, что восхищаетесь Наполеоном. Почему?

– Я имел в виду таких людей, как он. Например, Александр Суворов или Жан-Клод Ван Дамм. Этих людей выделяет то, что все они имели достаточно заурядные физические данные, но за счет самодисциплины и упорства достигали таких вершин, которые даже суперталантам не снились. Наполеон дико комплексовал по поводу своего роста, Суворов был настолько хилым, что его не брали в армию, а Ван Дамм в школе был пузачом в очках и сверстники его постоянно избивали. И все они достигли феноменальных успехов.

– Может быть, глядя на них, вы проводили параллели с собой? Парень из Обнинска, который, не обладая сверхданными, в одиночку пробивается на вершину…

– Скорее всего, так и есть. Стремился быть, как они. Хотя такого уровня, конечно, не достиг.

– А у вас нет ощущения, что вы "недожали" себя в годы расцвета?

– Медаль с Олимпийских игр в Пекине была вполне реальной. Мне не хватило обычной человеческой поддержки.

– То есть?

– Была одна некрасивая история. На Олимпиаду за мной закрепили моего первого тренера Алексея Бачина, взяли его в команду. И представьте себе, я прихожу на разминку перед финалом главного старта четырехлетия, а в бассейне нет ни массажиста, ни доктора, ни тренера, которого специально взяли для того, чтобы он был рядом со мной. Меня это очень сильно деморализовало. Они пришли, когда я уже отплавал всю разминку и вышел из бассейна. Тренер подходит, спрашивает, надо ли мне что-то.

– А вы?

– Отвечаю, что ничего мне от него уже не надо.

– Сейчас общаетесь?

– Конечно. Этот эпизод у меня в памяти остался, его никуда не выкинешь. Но я – председатель Федерации плавания Калужской области, и мне нужно со всеми находить общий язык. Тем более, у Бачина сейчас есть очень талантливые спортсмены.

– Как спортивный чиновник Скворцов смотрит на перспективы российского плавания?

– Сейчас немало молодых хороших тренеров. Смотрю, как тренируются юные пловцы. Раньше даже в основной сборной не делали такой грамотной работы. Почему у меня порой возникали конфликты с главным тренером? Они хотели тренировать, как в СССР: делать максимальную работу, к стартам сбрасывать нагрузку – и плыть. Ошибка в том, что нужно делать упор на эффективность, а не на огромные объемы.

– Почему грамотная работа с юными пловцами не выливается в результаты на высоком уровне?

– Вообще в России скорости в плавании растут. Просто во всем мире это происходит еще быстрее. Сейчас все медали нашей стране делают люди, которые тренируются за границей. Все они проделали большую работу в юношах и уехали с этой базой на более эффективные тренировки за рубеж.

Что касается нашей молодежи, то большинство губят очень солидные поощрения за юношеские медали. Многие тренеры работают на отжимание результатов в детском возрасте.

– О каком уровне призовых идет речь?

– Платят регионы. У нас в Калужской области в какой-то момент уравняли стипендии за призовые места на юношеском первенстве и взрослом чемпионате Европы. Понятно, что тренерам гораздо затратнее вести юного спортсмена до настоящих высот. Куда проще форсировать подготовку, "срубить" свое, а затем спокойно провести новый набор и повторить то же самое.

– В 2010 году вас избрали депутатом Обнинского городского собрания. Политикой до сих пор занимаетесь?

– Нет.

– Не понравилось?

– Специфично. Это не мое. Хотя кому-то могло понравиться. Мне гораздо больше нравится действовать, управлять. А разглагольствовать и вечно заседать – это не для меня. Может быть, у меня сложилось неверное ощущение, но из того, что видел я, законодательная власть – это сборище профессиональных бездельников. Задача там – как можно больше говорить. А вот на дела времени практически не остается.

1
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

tima the best

Гадкое ощущение от интервью. По всем прошелся Коля и всех обкакал. Своего нынешнего тренера, например. И в Пекине ему Бачин не дал выиграть. ...

13:20 8 октября 2015