15:01 20 марта 2011 | ПЛАВАНИЕ

Доплывет ли Торп до Лондона?

Иен ТОРП. Фото REUTERS
Иен ТОРП. Фото REUTERS

Обозреватель "СЭ" размышляет о перспективах сотрудничества знаменитого австралийского пловца Иена Торпа с великим российским тренером Геннадием Турецким.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

Повод в очередной раз вспомнить выдающегося австралийского пловца Иена Торпа, вернувшегося в спорт, чтобы выиграть Олимпийские игры в Лондоне, и выбравшего в связи с этим в наставники лучшего тренера мира по спринту Геннадия Турецкого, возник неожиданно: в субботу во время "Мировой серии" по прыжкам в воду я оказалась на трибуне рядом с четырехкратным олимпийским чемпионом Александром Поповым и, естественно, спросила его, как он относится к инициативе Торпа.

- Прежде всего, Иен сделал хороший выбор, обратившись к Турецкому, - сказал титулованный пловец. – Мне кажется, что все вполне реально. Вероятно, Турецкий предложит разбить подготовку на два этапа. С тем, чтобы сначала успешно пройти отбор в национальную команду, а затем уже спокойно готовиться к выступлению на Играх. Времени для решения этих задач должно хватить.

Желание Торпа вернуться в плавание вызвало энтузиазм у очень немногих людей - больше искренне не понимающих, что может привлекать пятикратного олимпийского чемпиона настолько, чтобы ради этого вновь обречь себя на тяжелую работу и отказ от многих радостей жизни. Мне представляется, что объяснение лежит на поверхности: Торп банально недоплавал. Из спорта он ушел в 22 года, что для пловца - вообще не возраст. Так что с физической точки зрения (учитывая богатейшие природные данные австралийца) никаких лимитов в тренировочных нагрузках для него по-прежнему не должно существовать.

У Торпа свежая психика – об этом говорит даже тот факт, что все шесть лет своего плавательного безделья он зачастую ежедневно приходил в бассейн, причем делал это с неизменным удовольствием. Об этом Иен сам сообщил мне, когда мы встретились на Играх в Пекине на каком-то из мероприятий. К рюкзаку австралийца даже тогда весьма красноречиво были привязаны мокрые плавки.

Не думаю, что Геннадий Турецкий взялся бы тренировать Торпа, если бы не почувствовал более чем серьезных намерений. С тех самых пор, как закончил свою карьеру наиболее известный ученик Турецкого - Александр Попов, тренер остался жить в Швейцарии, возглавил центр олимпийской подготовки этой страны и не скрывал, что серьезно вернуть его на бортик способна только сверхзадача.

В этом отношении очень показательным было интервью, которое тренер дал вскоре после Игр в Афинах. На вопрос, хотел бы он возглавить сборную России, тренер тогда сказал, что работать с командой ради того, чтобы завоевать 2 - 3 золотые олимпийские медали, ему неинтересно. Совсем другое дело, когда перед тренером ставится задача выиграть 7 - 8 высших наград. Ради этого имеет смысл менять благоустроенную Швейцарию на достаточно проблемную Россию, подбирать единомышленников, увлекать их работой, самому уйти в работу с головой... А делать это ради двух-трех побед – какой смысл? Один только Попов завоевывал больше.

Можно, конечно, расценить такую позицию Турецкого как пижонство. Но лишь в том случае, если воспринимать его как тренера лишь одного пловца. Пусть даже такого талантливого, как Попов.

На мой взгляд, основное величие тренера заключается вовсе не в этом. Еще до Попова Турецкий подготовил спортсмена, способного преодолевать стометровку быстрее, чем длина собственного тела в секунду. А ведь это до появления скоростных комбинезонов не удавалось никому.

Тем спортсменом был Геннадий Пригода. Он первым из российских пловцов проплыл стометровку вольным стилем быстрее 50 секунд при том, что его собственный рост составлял 179 см.

Во время своей работы в Австралии Турецкому удалось сделать чемпиона мира и олимпийского чемпиона из Майкла Клима, придумав для совершенно неплавательного по сложению спортсмена уникальную, лишь ему присущую технику.

Клим первым в мире проплыл стометровку баттерфляем быстрее 52 секунд, а на Играх в Сиднее стал тем самым человеком, кто в финале кролевой эстафеты 4х100 м побил мировой рекорд Александра Попова.

Еще Турецкий – это трехкратная олимпийская чемпионка Петрия Томас, шестикратный чемпион мира в комплексном плавании в 25-метровом бассейне Мэтью Данн (от рождения этот спортсмен страдал целым рядом серьезных проблем со здоровьем), а также полсотни мировых рекордов, установленых австралийскими мужскими эстафетами, персональную ответственность за выступление которых нес во время своей работы в Австралии именно российский тренер.

Другими словами, главное тренерское качество Турецкого заключается в умении вытащить, максимально раскрыть весь потенциал спортсмена. В этом отношении интересный результат мог бы получиться из сотрудничества выдающегося тренера со Станиславой Комаровой, но не сложилось: после пары-тройки приездов в Швейцарию спортсменка сказала, что не может постоянно находиться в отрыве от близких в достаточно аскетичных условиях.

Торп же готов на все. В Швейцарию он уже переехал, более того, готов оставаться там, сколько понадобится. Что касается Турецкого, его интерес понятен: история мирового плавания не знает прецедентов успешных возвращений после столь длительных перерывов.

Ориентиром для себя Турецкий и Торп считают результат на стометровке вольным стилем порядка 47,5 – 47,3. Интересно, что на близкий к этому уровень австралийцу придется выходить уже к национальному чемпионату, ибо соперничать ему придется с серебряным призером Игр в Пекине Имоном Салливаном, которому одно время даже принадлежал мировой рекорд на стометровке. А проигрывать Иен не привык. В этом отношении шесть проведенных вне большого спорта лет вряд ли изменили его привычки.

Материалы других СМИ