23:30 24 апреля 2014 | СНОУБОРД

Гладышева не планирует мешать новой федерации

Светлана ГЛАДЫШЕВА. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Светлана ГЛАДЫШЕВА. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Президент Федерации горнолыжного спорта и сноуборда России Светлана Гладышева и двукратная чемпионка мира по сноуборду Екатерина Тудегешева прокомментировали создание Федерации сноуборда России.

Дмитрий АФОНИН
из Москвы

– ФГССР работает в рамках своей компетенции, – отметила Гладышева. – По состоянию на сегодняшний день два вида спорта, которые мы на протяжении последних 19 лет развиваем, будут развиваться и дальше. У нас идет рабочий процесс. Если Федерация сноуборда России пройдет аккредитацию, то можно будет уже говорить о Денисе Тихомирове, как о настоящем ее президенте.

Я предлагаю всем подождать. Аккредитация на вид спорта сноуборд находится в ФГССР – федерации, которая мне очень дорога. Если общественность, регионы, Министерство спорта, Олимпийский комитет России и все люди, причастные к этому, посчитают нужным ее передать, дальше мы будем говорить о двух федерациях по двум разным видам спорта. Пока же ничего не произошло. Аккредитация ФГССР по сноуборду действует до декабря 2015 года.

Подобные попытки создать отдельную федерацию делались и в 2010 году и возможно раньше. Может быть, ребята посчитали, что 2014 год – тот момент, когда нужно принимать радикальные меры. Насколько я понимаю, организация Федерации сноуборда России произошла едва ли не в недрах сборной команды. Учредители – члены сборной и тренеры. Что будет, то будет. Мы не можем в рамках общественной организации никого неволить. Интриговать я не собираюсь. Моя задача развивать эти горные лыжи и сноуборд чем, я, кажется, неплохо занимаюсь.

– Будет ли ваша федерация предпринимать что-то, если Федерация сноуборда России получит аккредитацию?

– Посмотрим, что скажут регионы, общественность. Честно говоря, от шквала событий я в легком недоумении. И не только я, но и люди, которые понимают процесс организации федерации, передачи аккредитации. Я не привыкла чему-то противодействовать. Если это будет принято, как здравая идея, то почему нет, они смогут заниматься тем, чем захотят.

– Считаете ли вы правильным то, что действующие спортсмены вошли в число учредителей новой федерации?

– Я, как действующая спортсменка в прошлом, как думала о спорте, так и думаю. И если бы мне предложили задуматься о том, чтобы учредить федерацию, которая будет защищать мои интересы, я бы понимала, что это может мне помешать на сборах. Я не считаю это правильным. Общественными организациями должна заниматься общественность, регионы. Впрочем, действующие спортсмены – это тоже представители регионов. Может быть это и оправданно. Так что у меня нет на этот счет определенного мнения. Будучи спортсменкой, я старалась больше сосредоточиться на своих спортивных результатах.

– Будете ли вы переизбираться на новый срок во главе ФГССР?

– 16 мая у нас состоится конференция. Мы к ней готовимся. Президиум федерации, состоявшийся вчера, удовлетворительно оценил нашу работу. Мою работу пусть оценивают мои коллеги, регионы, тренеры, спортсмены. Самой себе я точно не ставлю оценки. Что касается переизбрания на следующее четырехлетие, то я думаю об этом. Постараюсь быть полезной федерации. Если регионы не будут возражать, то, наверное, мы будем и дальше работать.

– Существует мнение, что с разделением федерации основной поток спонсоров теперь пойдет на сноуборд, где есть тот же двукратный олимпийский чемпион Вик Уайлд.

– Моя задача, как президента, аккумулировать финансы. Я занималась этим, опираясь на сноуборд и на горные лыжи. Говорить о том, что у людей, которые финансировали федерацию, были какие-то приоритеты, я бы не стала. Федерация – это единый коллектив, который не смотрит на меня как на человека, который ближе к сноуборду или горным лыжам. Говорить о том, что в этом плане что-то изменится, я бы не стала.

– В чем причины того, что представители сноуборда захотели создать свою федерацию?

– Может быть они захотели почувствовать себя более самостоятельными в развитии вида. В этом случае им нужно заручиться какой-то поддержкой регионов. Наверняка они пытаются выйти с ними на контакт. Президенты федераций горных лыж и сноуборда из регионов тоже с недоумением восприняли информацию, которая была объявлена через СМИ. Денису Тихомирову нужно общаться с регионами и что-то объяснять. Я бы с удовольствием тоже послушала его обоснования. Я не собираюсь драматизировать ситуацию и призывать кого-то к ответу. Стараюсь в меру своих скромных сил развивать горные лыжи и сноуборд.

– Верно ли считать, что Тихомиров не звонил и не объяснял вам сложившуюся ситуацию?

– Нет. Он не звонил и не объяснял. Говорил, что мы попробуем. Как можно это запретить? О причинах создания федерации я читала в интервью. Уверена, что у них получится с таким напором и желанием.

– Как принимали в российское гражданство Вика Уайлда?

– Вик мне показался хорошим парнем. У них с Аленой Заварзиной были определенные отношения, симпатия. Алена много говорила о том, как бы Вику поработать вместе с нашей командой. Как-то раз она пришла ко мне и спросила в моем кабинете: "Что будем делать с Виком?" Честно говоря, особого энтузиазма у наших тренеров эта идея не вызывала, так как все время занимая 20-ые места, он не сильно мог заинтересовать нашу команду. Я ей ответила, что есть "ход конем" – просто взять Вика замуж. Через неделю Алена звонит и говорит, что они подали заявление. Это было спасительное решение, которое фактически было принято нами вместе, не хотелось бы говорить, что без Вика. В общем это был наш сговор с ней (смеется). Надо отдать Уайлду должное. За те несколько лет, что он находился в команде, он впитал в себя за несколько лет максимум того, чего ему не хватало в США.

Я говорила Алене, что Вик не сможет быть членом сборной, как ее муж. Ему нужно было доказывать своими результатами свое место в команде. То, что он демонстрировал до этого, было не очень удовлетворительным, чтобы называть его членом сборной. Но первые соревнования сезона в Красногорске Вик блестяще выиграл и показал всем, что есть все основания считать его членом сборной.

– Не считаете предательством такое отношение к вам со стороны желающих отделиться?

– Я бы не хотела говорить о каких-то эмоциях. Нужно подходить к вопросу по-деловому, а эмоции оставить в стороне.

– Какие изменения произойдут в тренерском штабе сборной России по горным лыжам?

– Сейчас это находится в процессе обсуждения. То, что Марьян Чернигой оставляет женскую команду – это свершившийся факт. Там будет новый старший тренер. В мужской команде изменений практически не будет. Урбан Планишек продолжит там работать в качестве старшего тренера. Он будет планировать все программы и подготовку. Мне кажется, что он заслужил доверие, потому что ребята проявляют себя очень неплохо. Думаю, к началу лета мы определимся окончательно с тренерским составом.

***

Двукратная чемпионка мира Екатерина Тудегешева по-прежнему занимает непримиримую позицию в отношении новосозданной Федерации сноуборда России.

– Кто из Федерации сноуборда Россия выходил с вами на связь после объявления о создании это организации?

– Нет. Никто не выходил со мной на связь. Я никого не видела и ни с кем не разговаривала. Я изначально была против всего этого, потому меня решили не вводить в курс. Проще было оставить в неведении и заниматься своими делами. Так они и поступили.

– Две золотые медали, выигранные Виком Уайлдом в Сочи, поспособствовали тому, чтобы появилась Федерация сноуборда России?

– Я думаю, что это так. Не будем забывать, что Уайлд – американец, который получил российское гражданство. Этим занималась Светлана Алексеевна (Гладышева – Прим. "СЭ"). А сейчас он – двукратный олимпийский чемпион.

– Будете ли вы переходить в новую федерацию?

– Это все очень сложно. Буквально пять дней прошло. Я нахожусь в легком шоке. Еще не успела спланировать свое дальнейшее будущее и понять, как дальше работать. Могу точно сказать, что во вновь созданной федерации меня не будет. Не вижу там своего будущего. Потому что, думаю, у меня там не будет возможности реализоваться как спортсменке. Я останусь в ФГССР.

– Не планируете ли вы сменить спортивное гражданство?

– Мне уже звонят и предлагают это. Но данный вопрос можно закрыть. Этого никогда не произойдет. Я очень люблю свою страну. Она дала мне возможность проявить себя как спортсменке. Я останусь выступать за Россию

– Почему у вас не получилось хорошо выступить на Играх в Сочи?

– Я находилась на пике формы, была готова эмоционально и физически. Но условия сыграли со мной злую штуку. Мне не удалось приспособиться к тому льду, который там образовался. Я очень сильно хотела, но, к сожалению, не получилось.

– В чем причины вашего конфликта с Денисом Тихомировым?

– Я сама много раз пыталась об этом спросить у него лично. Я прочитала все интервью Дениса Валерьевича. Слежу за его высказываниями. Он почему-то все время говорит: без комментариев. Он отказывается это комментировать. Моя позиция понятная, четкая, я о ней рассказываю и постоянно ее оглашаю. Я открыто заявляю обо всем, что происходит, что мы не общались. Почему? Я не представляю почему. У меня есть свои амбиции, с которыми главный тренер мириться не хочет, свое видение в спорте, которое я пытаюсь отстаивать. Не всем нравится, когда в команде есть умные активные спортсмены. Проще когда все молчат, так, наверное, легче работать. Он не хочет обсуждать этот вопрос. Когда я с ним разговаривала год назад, он сказал: "Да, я не отрицаю, что не выполнял каких-то обязательств для тебя". Почему? Честно говоря, не знаю.

– Каких обязательств он не выполнял?

– Я – спортсмен, он – тренер. Он не выполнял свою работу как тренер.

– То есть он делал вам намеренно хуже, как спортсменке?

– Не работать со спортсменом – это уже "намеренно хуже". Не создавать элементарных условий – это очень плохо. Когда проходит чемпионат мира – вся команда во главе с Денисом Валерьевичем живет в шикарных условиях, а я должна выходить из положения сама, организовывать себе питание. Я спросила: "Почему?" Он так захотел. Тут уже я могу сказать: без комментариев.

В спорте проживание и питание играют очень важную роль. У меня в Канаде не было элементарных условий для питания. Мы жили очень далеко от города, где даже до магазина пешком не дойдешь. Я жила в отеле, где не было вообще никакого питания. Я обратилась к доктору с просьбой как-то изменить ситуацию. Другие команды жили в домиках, кушали прекрасно и спали хорошо. А мне надо было знаете, где-то в "Макдональдсе" питаться. Поэтому возник конфликт. Ситуации до конца не была изменена. И как я могу на это спокойно реагировать?

У меня чемпионат мира, я нервничаю, настраиваюсь… Слава богу, я его выиграла.

– Разве это не работа федерации заниматься размещением?

– Я уточню – это как раз Денис Валерьевич проявил инициативу. Сказал: "ты же хочешь жить одна в номере? Пожалуйста, живи". Но получается без питания.

– Получается тренер, грубо говоря, заказывал гостиницу?

Светлана Гладышева: Тренер на месте оценивает ситуацию по размещению. Если условия неправильные, то он сразу же принимает действия. Существуют в FIS нормы размещения согласно каким-то ценам. Есть старший тренер, который берет на себя ответственность за результат и понимает, на что он идет. Он же не с завязанными городами приходит и говорит: все живем нормально, всех положил, все спят. Наша задача, чтобы люди приехали, разместились, тренировались, отработали. Есть безусловное доверие к старшему тренеру, который в том числе отвечает за быт, настроение – за все, что касается любого спортсмена, с которым он приехал.

– А до этого у вас были конфликты, которые могли создать эту ситуацию?

– Наверное, тренера не устраивали мои результаты. До чемпионата мира были пятое, шестое, девятое места на Кубках мира. Он видимо очень нервничал перед чемпионатом мира – ответственным стартом. Возможно, думал, что я не очень много времени уделяю тренировкам. А поговорить со мной на эту тему, наверное, было очень сложно.

– Почему вы хотели жить одна?

– Я не хотела жить отдельно от всех. Так зарезервировал нас тренер.

Чтобы вы понимали – у меня просто не было условий для питания. Я даже сама не ожидала, что в Канаде на чемпионате мира настолько ужасные условия для этого. Не было ни машины, ни денег, которые мне должны были выделяться на питание. Я частично за свой счет питалась. Не ожидала такого отношения к себе. Просила элементарно создать мне условия.

Меня не надо развлекать. Мое настроение не обсуждается. Я спортсмен и сама себя мотивирую и концентрируюсь для выступлений на соревнованиях. Задача – создать минимум условий. Тем более в Канаде, очень далеко за океаном. А из Москвы на ситуацию влиять очень сложно.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ